АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

«Я думаю только о том, как помочь близкому человеку». Интервью с невестой одного из фигурантов «дела Тихановского»

Belsat.eu взял интервью у Надежды Солодкой – невесты Вергилия Ушака, одного из фигурантов «дела Тихановского».

«Я думаю только о том, как помочь близкому человеку». Интервью с невестой одного из фигурантов «дела Тихановского»
Вергилию Ушаку 26 лет. Он программист по образованию, в последнее время работал в Свято-Елисаветинском монастыре оператором ЭВМ. Увлекается фотографией, делает фотосессии. Вергилий был одним из операторов Тихановского на пикете 29 мая и после инцидента с падением милиционера был задержан. Сначала находился сначала в изоляторе временного содержания, потом переведен в СИЗО-1 на улице Володарского.

Вергилий Ушак. Фото — VK.com

Как сообщила пресс-служба Следственного комитета, Сергею Тихановскому и еще 7 людям (в том числе Вергилию Ушаку) выдвинули обвинение по ч. 1 ст. 342 Уголовного кодекса – «организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, или активное участие в них». Максимальное наказание по этой статье – 3 года лишения свободы.

Надежда, признает ли свою вину Вергилий?

– У меня нет точной информации о том, как он относится к этому обвинению. Но я знаю, что он ничего противозаконного не совершал и он не может быть согласным с этими обвинениями.

– Как Вергилий попал на пикет в Гродно 29 мая?

– Он откликнулся на объявление о поиске оператора для съемки на пикете именно в Гродно. Та пятница у него была свободным днем, поэтому он поехал в Гродно, чтобы поснимать.

– То есть это был его первый пикет?

Это вообще была первая из жизни гражданская активность.

– Но почему он решил откликнуться на то объявление? Из идейных соображений или ему должны были заплатить деньги за эту работу?

– Никаких денег ему точно не предлагали. Ну, вот просто ему почему-то захотелось… не знаю почему. Он мне подробности не объяснял.

Вергилий Ушак перед пикетом в Гродно. Фото — VK

– Как вы узнали о задержании Вергилия?

Я смотрела прямой эфир (насколько я поняла, снимал он не один) и я видела на видео, как его задерживают. Я сразу начала ему звонить, но трубку, естественно, никто не брал. В субботу в 5 утра ко мне пришло СМС-сообщение, что он доступен, но мои телефонные звонки тогда просто сбрасывали.

– Кто и как вам сообщил, что Вергилий официально задержан?

– Об этом мне сообщил дежурный адвокат утром в понедельник, 1 июня. До этого момента я не знала, где он находится. Я звонила в милицию, но мне эту информацию не давали. Надо же понимать, что я не являюсь близким родственником и они не обязаны эту информацию мне сообщать.

– В интернет попало несколько видео с той сутолоки в Гродно, включая общий план давали в эфире БТ. Узнали ли вы на этих кадрах Вергилия?

– Да, конечно. Своего человека сразу узнаешь, тем более, что на нем была характерная коричневая куртка. Я сразу поняла, что он невиновен, так как там четко видно на видео, что он находится от той сутолоки на расстоянии 1,5-2 метра.

– Вергилий раньше интересовался политикой?

– Он не был активистом, никогда не принимал участие в политических или общественных акциях. Но как любой гражданин, он следил за происходящим в стране, читал новости. Иногда мы могли что-то обсудить, выразить свои мысли.

– Ему нравилось то, что делает Тихановский?

– Мы могли даже вместе посмотреть какое-то видео Тихановского. Но нельзя сказать, что он постоянно смотрел блог Тихановского и был его фанатом. Я думаю, что просто за просмотр видео у нас еще никого не сажают.

– В одном из ваших постов в соцсетях вы рассказали, что Вергилий с 29 мая держит голодовку. Что об этом известно?

– Он объявил голодовку сразу после задержания, еще когда сидел в ИВС. Сейчас мы всеми возможными способами стараемся его убедить в том, чтобы он не вредил своему здоровью. Но таким образом он старается выразить протест против несправедливого привлечения к уголовной ответственности. Я не знаю точно, держит ли он голодовку до сих пор.

– Допускают ли к нему адвоката?

– Да, с этим проблем не было.

– В каком состоянии Вергилий был, когда к нему приходил адвокат?

– Адвокат мне говорил, что с ним все в порядке. Единственный нюанс: сразу после перевода в СИЗО он попал в медицинскую часть, то есть были какие-то проблемы со здоровьем. Но теперь, насколько я знаю, он не в медицинской части, поэтому, наверное, все хорошо.

– Проходил ли у него обыск?

– Да, у нас дома был обыск. Ничего противозаконного или запрещенного у Вергилия не нашли. Вероятно, 90% того, что взяли — это мои вещи. Например, взяли мою скидочную карточку.

– От него требуют показаний против Сергея Тихановского?

– Я такой информации не имею.

– В одном из постов в соцсетях вы призвали подписываться за потенциальных кандидатов в президенты. Почему вам кажется это важным и за кого лично вы оставили подписи?

– Считаю, что мы все выполняем гражданский долг – избрать главу своей страны. Таким образом, я просто обращалась к людям и призвала задуматься над тем, что выборы касаются всех нас. Лично я поставила подписи за несколько кандидатов — просто ради того, чтобы я и другие люди имели право выбора.

– После задержания Вергилия вы выходили на пикеты в Минске 31 мая и 7 июня?

– Нет. После задержания Вергилия я беспокоюсь о своей безопасности. Мне нужно беречь себя, чтобы помогать ему.

– Вы считаете, что вас также могут привлечь к уголовной ответственности?

– Меня никак к этому делу не привлечь, так как меня не было ни на каких мероприятиях. Но я просто боюсь.

– Отец одного из задержанных по «делу Тихановского» обратился к Александру Лукашенко с открытым письмом. Если бы у вас была возможность обратиться к главе государства, что бы вы ему сказали?

– Я попросила бы главу страны максимально объективного, честного и открытого расследования. Чтобы отпустили всех, кто был несправедливо задержан. Я бы попросила отпустить Вергилия. Это возможно банальные слова, но он хороший человек, творческая личность, достойный представитель нашего общества. Зачем держать невиновного человека под стражей, если он может быть полезным для нашей страны?

– То, что произошло в Гродно, как-то повлияло на ваши взгляды?

– Если мы ведем речь о политических взглядах, взглядах на государство и общество… то у меня просто нет времени об этом думать. Я думаю только о том, как мне помочь близкому человеку. А про все остальное я буду думать тогда, когда с него снимут обвинения.






Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...