АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

«Здесь начинаешь ценить Беларусь». Честный рассказ белоруса о жизни и работе в США

Это выглядит словно настоящая «американская мечта», однако, как и бывает в жизни, на деле все не так радужно и чуть более сложно, чем показывают в фильмах.

«Здесь начинаешь ценить Беларусь». Честный рассказ белоруса о жизни и работе в США
Игорь Новик родился в небольшом белорусском городе, но сейчас живет в Лос-Анджелесе и работает в Tinder.  42.TUT.BY побеседовал с Игорем о том, как устроиться на работу в топовую американскую компанию и чем плоха и хороша Калифорния.

«Даже у нас слышны выстрелы и постоянно летают вертолеты»

Сейчас Игорю 30 лет. Он живет с женой и пятилетней дочкой в приличном районе Лос-Анджелеса и работает в Tinder в качестве Senior iOS Engineer. Если верить сайту Glassdor, то зарплата в такой должности без бонусов — 160−170 тысяч долларов в год (но, конечно, из этого придется вычесть большой налог, а также бытовые расходы — все же Калифорния дорогой штат, и средняя стоимость аренды в Лос-Анджелесе около двух-трех тысяч долларов в месяц).

Сейчас в Лос-Анджелесе, как и в других городах США, бушуют протесты и массовые беспорядки, и в городе ввели комендантский час — с 20.00 по 5.30 по местному времени. Игорь беседует с нами по видеосвязи из дома — уже вечер, выходить запрещено. Но, по его словам, он все равно с марта работает на «удаленке».

— Нас это не особо касается — мы живем в довольно спокойном районе. Обычно протестуют там, где много людей, большое скопление магазинов и можно привлечь внимание, — говорит он. — Но мои коллеги, которые живут прямо в эпицентре событий, характеризуют происходящее как «ужас». Даже у нас слышны выстрелы, взрывы, постоянно летают вертолеты. Да, страшновато — не так давно в Twitter ходил твит «сегодня мы пойдем в „белые“ районы и возьмем то, что наше». Потом оказалось, что это фейк, но все равно сидишь и ждешь, что к тебе кто-то придет.

Игорь переехал в США три года назад. Он родился в Минской области — в городе Клецке. Потом жил в соседнем агрогородке Щепичи, учился там в школе и был «хакером местного разлива» — чинил компьютеры, верстал простые сайты. Ему нравились компьютеры и все, что с ними связано, поэтому парень долго не думал, кем хочет стать, и поступил в БНТУ.

Он начал работать с конца четвертого курса — вначале попал в Artezio, но через три месяца его оттуда «попросили», так как посчитали, что студент не слишком хорошо справляется со своими обязанностями. Затем стал работать в HiQo Solutions — об этом месте Игорь упоминает как об «одном из самых крутых опытов», где он смог многому научиться и наконец стал программировать коммерческие проекты.

Но в какой-то момент поток проектов иссяк и разработчику стало скучно. Так что он перешел в Sport.com — это «дочка» Viaden, создававшая приложения для Health & Fitness (на тот момент СЕО компании был Юрий Гурский).

Затем были курсы менеджмента и собственный бизнес по мобильной разработке, где Игорь занимался аутсорсинговыми проектами. Но в один момент он вспомнил, что подавал заявку на грин-карту на себя и супругу, зашел на сайт и обнаружил, что его жена выиграла в этой лотерее. И вскоре они приняли решение о переезде в Штаты.

«90% наших разработчиков не пройдут собеседование в Долине, потому что просто не готовы к такому формату»

Как только Игорь закончил работать над последним проектом (это, кстати, была часть приложения Flo), супруги собрали вещи и вместе с маленькой дочкой отправились на Западное побережье США.

На тот момент у Игоря не было приглашения на работу или жилья (первое время семья жила у друзей). Но еще в Беларуси он стал общаться с рекрутерами и понял, что стоит ехать именно в Лос-Анджелес — в Сан-Франциско выходцу из Восточной Европы сложнее найти работу.

— В «Сан-Фране» более жесткие собеседования, — поясняет он. — 90% наших разработчиков не пройдут собеседование в Долине, потому что просто не готовы к такому формату.

Не буду говорить за все компании в Беларуси, тем более что я три года там не живу, но в белорусских аутсорсинговых компаниях тебя проверяют только на hard skills (умения, необходимые для конкретной работы. — Прим.TUT.BY) — спрашивают, что ты умеешь и знаешь.

Здесь специфика другая. Ты можешь быть хорошим специалистом, но если ты неприятный человек и твои soft skills (непрофессиональные навыки, важные для карьеры. — Прим.TUT.BY) не вписываются в «культурный код» компании, то тебя не возьмут на работу.

Например, есть компании, которые постоянно пробуют что-то новое, а есть медленные, которые должны сначала убедиться, что в этой идее есть потенциал, а потом пытаются «вскочить в последний вагон». Я по натуре агрессивный, люблю пробовать новое, рисковать. И если «медленная» компания это заметит, то может сказать: «Он не будет себя комфортно у нас чувствовать».

Как это можно понять? Тебе задают ряд вопросов. Например, есть ловушки вроде «как вы поступите, если ваш начальник попросит сделать кнопку интерфейса красной, но вы знаете, что из-за этого упадет конверсия и компания будет терять деньги?». Если ты скажешь, что откажешься, то тебя не возьмут на работу. Потому что здесь действует правило «не согласись, но сделай».

И еще на первую работу сложно попасть из-за манеры общения. У нас это — очень прямой разговор. Здесь же тебе никогда не дадут плохой фидбэк. Но нужно сказать, что это, скорее, специфика Калифорнии — в Нью-Йорке люди более прямые. Например, мой менеджер прожил в Нью-Йорке 16 или 17 лет. По его словам, он в начале своей карьеры тоже любил говорить людям, что ему не нравится их плохая работа. На что ему сказали: «А как насчет того, чтобы не говорить, что ты не любишь плохую работу, а говорить — как ты любишь хорошую работу». По сути, это одинаковые вещи, просто сформулированы и воспринимаются по-разному.

«Белорусы гораздо более работоспособны, чем большинство населения Земли»

Но тогда, разумеется, Игорь этого не знал. Первое, что он сделал после переезда, — это вместе с женой получил номера социального страхования (social security number), без которых в США нельзя ни снять жилье, ни найти приличную работу. А затем отправился на собеседование в Snapchat.

Сейчас Игорь считает это большой ошибкой — по его словам, на первых порах, когда не уверен в своих силах, нужно идти в те компании, куда точно не хочешь попасть, а потом уже пробоваться в топовые фирмы.

— Первое собеседование прошло не гладко — как и пара последующих. А потом я получил два оффера (приглашения на работу. — Прим. TUT.BY) — и взял тот, который ближе к дому, — говорит Игорь. — Потому что вторая компания располагалась в даунтауне, в центре города, а это довольно злачное место.

Центр города в Штатах — это не центр в Минске. Там нечего делать. Например, в даунтауне Лос-Анджелеса есть улица под названием Skid Row — это самое опасное место в городе, там живет очень много бездомных. Причем большинство этих людей — с психическими заболеваниями, наркотической зависимостью, ветераны с ПТСР и те, кто заболел и не может устроиться на работу. Здесь потерять жилье — очень легко.

— Складывается впечатление, будто Лос-Анджелес — ужасное место. Но ведь здесь есть и хорошее?

—  Первое, что приходит в голову, — это, вероятно, погода. И крутая природа. Три года мы не путешествовали никуда, кроме Беларуси, — это было путешествие нашей мечты. Но мы не жалуемся, потому что в Калифорнии хватает мест, куда можно поехать, отдохнуть и посмотреть природу.

В полутора часах езды на машине от Лос-Анджелеса расположен горнолыжный курорт — мы туда ездили в выходные, чтобы покататься на лыжах. И, конечно, есть океан — до карантина мы каждые выходные выбирались туда на прогулку.

Фото: из личного архива Игоря Новика

— Но в целом Лос-Анджелес — не прекрасное место для жизни. Да, некоторые белорусы думают, что если ты попал в США, то поймал Бога за бороду. Но это не так. Все требует огромных усилий. Переезд — очень сложно, и жить здесь — тоже.

Но здесь есть возможности — я в США только ради них. Я не жалею о своем переезде — ни в коем случае, такого опыта я бы нигде больше не получил, и сейчас смотрю на многие вещи по-другому.

В первую очередь начинаешь ценить Беларусь. Ты понимаешь, что это очень крутая страна с очень умными людьми. Белорусы гораздо более работоспособны, чем большинство населения Земли, и могут делать офигенные вещи — если постараются. Но их основная проблема — что они скованные, не верят в себя и происходящее вокруг и все отрицают.

«Tinder — это типичная компания Кремниевой долины в миниатюре»

Игорь не скрывает, что на первых порах после переезда ему было страшно.

— Но понимаешь, у меня предпринимательское мышление — я всегда был и буду предпринимателем. Даже если стану работать уборщиком, то все равно буду придумывать, как продавать метлы. И в некотором плане мне это помогает решать многие проблемы в жизни, потому что нет неразрешимых вопросов. Исход может быть плохим или хорошим, и моя задача — сделать так, чтобы перевес был в хорошую сторону.

И ему действительно удалось перевесить чашу весов: вскоре Игорь устроился на работу в компанию Appetize, которая занимается решениями для электронной коммерции в сфере развлечений — среди клиентов были Disney, SeaWorld, арена Madison Square Garden и другие известные фирмы.

— Когда я попал в Appetize, то первые полгода не понимал, что происходит. У меня не было понимания местной культуры, и я не знал язык на уровне носителя, так что пару недель у меня болела голова от потока информации, — вспоминает Игорь. — Но я ушел оттуда не потому — проблема была в плохой организации процесса разработки. В Беларуси я бы смог сделать свой проект с третью команды, что у меня была в Лос-Анджелесе.

Плюс тогда начал падать спрос на iOS-разработку: большие клиенты выбирали Android, который в два раза дешевле. В какой-то момент я тоже попробовал перейти на Android, но параллельно искал работу, потому что знал, что не хочу там оставаться.

Я подавал резюме в топовые компании вроде Facebook, Snapchat, Pinterest. Провалов было очень много, хоть я и читал книги по алгоритмам и учился проходить собеседования. Потому что проходить собеседования в Штатах — это отдельный скилл. Минимум месяц ты должен приходить домой и учиться после работы. А еще лучше — вообще уволиться и посвятить целый месяц тренировкам к интервью.

Я много «фейлил», а потом попал на интервью в Tinder.

Tinder — это популярное приложение для знакомств под Android и iOS.

—  Не скажу, что оно было простое или легкое. Нет, меня спрашивали по специфическим скиллам разработки под iOS, проверяли soft skills — как я подхожу к разработке продукта. И я прошел. Хотя на тот момент я еще беседовал со Snapchat, но решил все же взять оффер от Tinder.

Сейчас Игорь работает Senior iOS Engineer, или старшим iOS-разработчиком — эта должность достается людям со значительным опытом (от 5 лет) и глубокими знаниями в коммерческой разработке софта.

— Мне здесь очень нравится, — говорит он. — Tinder — это типичная компания Кремниевой долины в миниатюре.

— Что это значит? Здесь работают, как в сериале «Кремниевая долина», пескетарианцы и трудоголики?

—  Если ты думаешь, что здесь перерабатывают, то ошибаешься, — смеется Игорь. — 90% работников в офисе уже в пять часов вечера уходят домой. В Калифорнии работа — это просто работа. А вот в Нью-Йорке может быть по-другому — там более агрессивная культура.

Типичная компания Кремниевой долины — это значит, что там собраны гики, которые получают очень хорошую зарплату; есть полное обеспечение в офисе вроде ежедневного обеда и ужина, снэки на любой выбор — все, чтобы ты только не покидал здание и работал не отрываясь.

— Что тебе дала эта работа? Может, вы смогли переехать в лучший район?

— Мы изначально жили в хорошем районе — со времени, как я нашел первую работу. И наша школа, хоть она и публичная, девять из десяти. Мы живем недалеко от апартаментов сотрудников и студентов Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, и потому в эту школу ходят дети из хороших семей.

Да, здесь, в Штатах, если тебя волнует образование ребенка, то ты в первую очередь смотришь на школы вокруг жилья, а потом уже — на цены. Возле хорошей школы цены на жилье всегда будут прилично дороже.

На вопрос, хочется ли ему вернуться домой, в Беларусь, Игорь отвечает честно:

— Порой возникают такие мысли, потому что здесь совсем другая культура. Не уверен, хочу ли я, чтобы мой ребенок впитал ее в себя. Но опять же — многое зависит от твоего воспитания.

По поводу возвращения — сложный вопрос. Меня не покидает мысль о том, что я что-то упускаю, пока живу в США. Все то же, что я делаю здесь, я могу делать и в Беларуси, но при этом проводить больше времени с семьей — такие банальные человеческие вещи.



Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...