АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Эпидемия Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Статистика коронавируса: что не так с беларусским плато и почему так не бывает

Айтишник Иван Роденков объясняет, что графики заболеваемости "ковидом" во всех странах одинаковые и только в Беларуси он почему-то не такой, как у всех. И спрашивает - неужели мы не заслужили просто открытого и честного к нам отношения чиновников, которые якобы взяли на себя ответственность за наше здоровье, например?

Статистика коронавируса: что не так с беларусским плато и почему так не бывает
1 из 2
Динамика новых случаев заражения COVID-19 в Беларуси. Источник: worldometers.info
В хоккее у нас не очень получается, зато на других фронтах мы легко обходим Швецию и Швейцарию. К сожалению, фронт этот проходит в лабораториях по тестированию населения на COVID-19. Вчера дружественная нам Швеция осталась позади, а сегодня и Швейцария последовала за ней, чтобы уж наверняка.

Надо признать, что они не очень-то и старались: Швеция за 19 мая насчитала чуть больше 200 новых случаев, а в Швейцарии и вовсе меньше 50 — там основной пик первой волны будто бы позади остался. У нас же снова 900+.

#1#

И вот тут, как обычно, начинаются белорусские странности с цифрами. Что касается коронавируса, многие вещи приходится принимать на веру. Ну просто потому, что не у каждого в кармане диплом вирусолога, а даже если у кого-то он и есть, не все специализируются именно на этом семействе вирусов. 

А найти исследование в пользу любой точки зрения можно в два клика мышью. Маски полезны — маски бесполезны, бессимптомные заразны — бессимптомные безобидны, через предметы передается — не передается…

Есть, конечно, более вероятные и менее вероятные версии происхождения, развития и передачи этого самого вируса, на основании которых правительства стран и территорий как умеют выстраивают систему борьбы и противодействия. Какой путь выбрали в Беларуси — известно. 

Мы нынче такая Швеция в центре Европы, которая всех учит, как надо, но никто пока не решается принять нашу сторону. Так вот Швецию мы уже как бы обошли, дальше-то что?

У меня тоже диплома вирусолога нет: несмотря на все публикации в «Фейсбуке», руки не доходят собрать из этого дипломную работу и где-нибудь заверить. У меня есть прокликанный давным-давно курс по эпидемиологии, и то с точки зрения математической статистики, да собственно курсы матстатистики, которые проходил и в университете, и потом самостоятельно, тем более что приличный кусок работы был тесно с этой статистикой связан.


Так вот, исходя из сугубо учебного опыта я могу сказать, что процессы бывают разными, могут всячески причудливо развиваться и завершаться, но схожие процессы всегда имеют схожие же закономерности своего развития. И для эпидемий этот самый процесс характеризуется быстрым ростом, достижением пика и затем быстрым же падением. 

Высота пика может быть очень разной, ширина графика обычно укладывается в 10−15 недель, выглядит как траектория мячика, который отскочил от земли, взлетел вверх, а потом упал обратно (не рассматриваем сейчас вторые, третьи и далее волны, равно как и природу именно такого графика).

Я могу поверить, что у нас хорошие врачи, что мы сохранили единственные в мире инфекционные больницы и в них достаточно средств защиты. У нас традиционно мало туристов в конце зимы, а население не слишком плотно расселено по территории. 

То есть у нас достаточно факторов, чтобы эпидемия не носила катастрофических масштабов. Но я не могу поверить, что мы как-то обманули законы природы и наш «мячик», отскочив от земли, завис в воздухе и движется горизонтально уже третью неделю. 

После того, как 25 апреля мы зафиксировали более 800 случаев, мы держим этот коридор не сбавляя, как будто для графика заболеваемости и смертности у нас используются два цветных маркера и линейка. 

Если бы я сдал такой график на любой лабораторной в универе, меня бы отправили переделывать или еще дважды перепроверить и поискать ошибку в эксперименте, потому что ТАК НЕ БЫВАЕТ.

Кстати, у нас же есть еще и выздоравливающие, число которых меняется, но в среднем примерно 500 человек в день. А даже простая прикидка насчет того, что болезнь длится две, ну ладно — три недели в сложном случае, говорит нам о том, что зарегистрированные три недели назад заболевшие прямо сейчас должны получать свои закрытые больничные. 

Но что-то идет не так, мы получаем ежедневно прирост на 400−500 новых активных случаев, причем не очень понятно: это выявленные среди контактов первого уровня случаи или они просто приходят с улицы, спросить некого.

Поэтому я, конечно, пока являюсь оптимистом: несмотря на ужасы из новостей, все еще остается немало поводов сохранять бодрость духа в нашей ситуации. И я не знаю, является ли график заболеваемости техническим дефектом из-за недостатка возможностей тестирования или следствием выполнения приказа — и то и другое одинаково плохо. 

Знаю только, что, когда в стране случилась чрезвычайная ситуация (ее, конечно, никто не объявлял, но она такой является), меня просто бросили и оставили на столе записку с одинаковыми цифрами на каждый день. 


Не то, чтобы я чего-то там ожидал, мы вроде как взрослые, должны за себя отвечать сами, но неужели мы не заслужили просто открытого и честного к нам отношения чиновников, которые якобы взяли на себя ответственность за наше здоровье, например?

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...





Change privacy settings