АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Репрессии Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

"Хуже всего выглядели люди 70-80 лет, которые были почти без сознания"

33-летний минчанин Илья Войстратенко 33 дня болел коронавирусной инфекцией - больше недели дома, 25 дней в больницах. Несколько дней назад его выписали - с отрицательным тестом на коронавирус, но все еще с двусторонним воспалением легких.

"Хуже всего выглядели люди 70-80 лет, которые были почти без сознания"
Илья вел дневник и детально документировал все, что с ним происходило во время болезни с 5 апреля по 8 мая — дома, в 2 и 3 больницах Минска, в Республиканском госпитале медицинской реабилитации в Аксаковщине. Со "Свободой" он поделился своим опытом борьбы с коронавирусом. Илья призывает COVID-диссидентов относиться к этой угрозе серьезно и благодарит врачей за героическую работу на "коронавирусном конвейере".

"До болезни я тоже был легкомысленным"


Илья Войстратенко до сих пор не знает, где он мог заразиться коронавирусом. Себя он называет неусидчивым, много путешествовал, и его работа инженера была связана с частыми командировками. В феврале Илья был в Эквадоре, но первые симптомы болезни появились через месяц после возвращения, к тому же никто из его спутников не заболел.

- Точно не знаю, сколько времени должно пройти от того момента, как я подцепил коронавирус, до момента, когда начали проявляться первые симптомы. Я активный человек. Ходил на работу, в церковь, пользовался общественным транспортом. Вначале я не относился к угрозе очень серьезно. Когда вернулся из Эквадора, пригласил к себе друзей и коллег, чтобы рассказать о путешествии. Мои друзья в Италии, как узнали, написали сразу, что я с ума сошел: "У нас здесь тысячи смертей, а ты людей собираешь. Это серьезно, не шутите".

А у нас только все начиналось. Я итальянским друзьям говорил, что мы здесь ежедневно в опасности — в общественном транспорте, на работе — у многих нет возможности остаться дома и работать дистанционно. Не соберемся сегодня поговорить про Эквадор, так завтра с коллегами на работе будем обсуждать проекты. Мы относились довольно спокойно, хотя нас предупреждали.

Теперь, выйдя из больницы после продолжительной болезни, Илья удивляется, когда видит людей без масок, даже в поликлинике.

- В понедельник я был в своей поликлинике, где мне продлили больничный еще на неделю, и увидел много людей без масок, которые приходят к врачу, сидят в коридоре среди многих других заболевших людей. Это та категория людей, которые не осознают всю серьезность ситуации, пока сами не столкнутся с проблемой или пока не заболеют их родные. Со мной в больнице лежал такой дядя, который сначала не верил в угрозу, но как только сам оказался на больничной койке, то начал звонить всем своим родным и говорить, чтобы ходили в маске повсюду, даже на улице не снимай маску. Хотя я считаю, что это уже слишком. Зачем на улице быть в маске? Лучше дышать свежим воздухом. У меня была легкомысленность к болезни, хотя я и стремился ездить на велосипеде, всегда имел с собой нтисептик.

«Выписывают с пневмонией после двух отрицательных тестов на коронавирус»


После 33 дней борьбы с коронавирусом у Ильи все еще диагностируется двусторонняя пневмония.

- Больницы готовы выписывать пациента с таким диагнозом. Они ждут момента, когда будет два отрицательных теста подряд на коронавирус. Когда они убеждаются, что возбудителя этой пневмонии уже нет и идет процесс восстановления, тогда и выписывают. Сейчас все зависит от меня, от моей ответственности - нужно делать дыхательные упражнения, пить больше горячего и стараться не подхватить новые вирусы или бактерии (пневмония бывает еще и бактериальная). Если я бываю в магазине, то всегда в маске, так как существует какая-то вероятность подхватить вирус, что для меня совсем нежелательно.

"Температура держалась около 10 дней"


Илья боролся с болезнью больше месяца. Спрашиваю, какой период был наиболее тяжелый.

- В первые дни температура повышается, на следующий день отпускает. В воскресенье у меня был первый день - температура была больше 38. В понедельник легче стало. Пришла врач и удивилась, что я нормально себя чувствую, а во вторник вторая волна высокой температуры ночью, в среду снова себя хорошо чувствую. После четверга пошла тяжелая фаза, я начал кашлять, начались хрипы. Просыпался утром с температурой 38,0, ждал повышения до 38,5 и пил парацетамол, потом вновь температура росла - до 39,6. В понедельник меня госпитализировали, и еще два дня в больнице держалась температура - всего 10 дней держалось. При гриппе самая тяжелая фаза с температурой длится около 3-4 дней, а здесь была экстремальная 10-дневная фаза.

"Терапевты в приемном отделении работают как на конвейере"


За 33 дня болезни Илья побывал в разных больницах, его лечили разные врачи. Он изнутри увидел, как работает система в кризисное время и какая нагрузка сейчас на медиках.

- Врачи делятся на две группы. Одни анализируют показатели температуры и просто борются с проявлениями болезни. А есть врачи, которые досконально разбираются. Чувствуется, что они читают зарубежных коллег, постоянно держат руку на пульсе новой информации о коронавирусе. И классно, что среди них есть люди, которые могут тебе все объяснить, которые находятся в контакте с пациентом. Это очень круто.

Я думал, и теперь так думаю, что у нас большая проблема с информированием. Мы в неведении, что происходит, насколько серьезная проблема. И очень приятно было в больницах встретить людей, которые спокойно, детально, по пунктам объясняют, что происходит, что нужно делать, чтобы быстрее выздороветь. Я был в разных больницах. Я видел, что из-за большого количества пациентов терапевты в приемном отделении работают как на конвейере. Очень много людей через них проходит.

Я очень благодарен тем людям, которые остаются работать. Я писал о том, что многие медсестры, санитарки ушли, чтобы не быть в опасности. Те, кто остался, кто принимает на себя эту волну и работает на этом конвейере, делают колоссальную волю и выдержку.

«Это был новый мир, новое измерение, другая болезнь, с которой раньше не сталкивались»


Илья Вайстратенко объясняет, почему решил писать дневник.

- Я так обычно делаю, когда путешествую или когда оказываюсь в новой для себя ситуации. Таким образом я фиксирую интересные вещи. Наверное, у меня выработалась своя система наблюдений. Я оказался в больнице, и это был новый опыт, так как последний раз я лежал в больнице школьником в 11 классе, прошло более 17 лет. Это был новый мир, новое измерение, другая болезнь, с которой раньше не сталкивались. И мне было интересно, как работают врачи, как все организовано.

Дневник построен на сообщениях, которые я отправлял своим близким — маме, девушке, соседке по общежитию, которая за мной первую неделю ухаживала, рискуя своим здоровьем. Сначала это был дневник для них, а потом я решил забросить для своих друзей и еще шире через соцсеть «ВКонтакте». Даже не ожидал, что это будет настолько востребовано, мне начали и незнакомые люди писать. Говорят, что это интересный опыт пациента.

Илья признается: с удивлением осознал, что «заключение» в четырех стенах переносит нормально.

- Я был очень активен, путешествовал, а оказавшись в четырех стенах, понял, что это нормальный для меня режим работы. В больнице у меня была дистанционная работа, как и у всех моих коллег. Я писал дневник, я сделал публикацию о городе Шклов. Мне всегда было чем заняться, мне писали мои знакомые, спрашивали о разных нюансах, ведь у некоторых тоже какие-то симптомы болезни начинались. Я не замечал, как после завтрака наступал обед, потом ужин, а потом и время сна. Приятно было, что за это время многие родные много звонили, хотя раньше мы часто и не общались. Благодаря кризису наладились с ними отношения.

"Масштабы очень серьезные"


Илья надеется, что полностью поправится раньше, чем через полгода. Он призывает скептиков и так называемых коронавирусных диссидентов отнестись серьезно к угрозе COVID-19.

- COVID-диссиденты не верят в серьезность проблемы до тех пор, как эта проблема не "накроет" их и самых близких им людей. Убеждать их бессмысленно, но если найдутся те, кто поверит на слово, то я сказал бы им, что сейчас больницы переполнены, все возможные отделения, которые существуют в больницах, заполнены больными с одинаковыми симптомами — пневмония, двустороннее воспаление легких с положительным тестом на коронавирус.

Масштабы очень серьезные. Меня это сильно поразило как человека, который видел ситуацию изнутри. Нагрузка на медицинский персонал колоссальная. Нужно предпринимать все меры безопасности, чтобы не подхватить вирус, тогда не будет такой невероятной нагрузки на больницы и врачей.


Фрагменты из коронавирусного дневника Ильи Войстратенко

Как-то не думал, что меня зацепит эта зараза, потому что говорилось о том, что наибольший риск имеют пожилые люди, люди с букетом хронических болезней и заядлые курильщики. Мне 33, я не курю и могу назвать себя наполовину ЗОЖ-ником... [ЗОЖ-здоровый образ жизни]

Все врачи скорой помощи, которые ко мне приезжали, были только в одноразовых масках. Больше никакой предосторожности.

Когда я зашел в приемное отделение "тройки" , передо мной было около 10 человек. Сделав рентген и сдав кровь, начал ждать, когда мою фамилия назовет терапевт. Все это время в приемное отделение постоянно привозили людей. Я ждал очереди в тамбуре ближе к улице, там людей было мало и можно было выдержать дистанцию 1,5 метра. Общая картина шокировала меня и пугала. Хуже всего выглядели люди 70-80 лет, которые были почти без сознания.

Я был очень удивлен, что результат теста был готов уже на следующий день. Получается так: те, кто делает тест в больнице, оказываются в приоритете, их результаты поступают очень быстро. А вот контакты 1-го уровня могут ждать своих результатов до недели.
Моим соседям по палате никто не говорил, какие результаты теста у них. И мне самому было очень неудобно находиться с ними в одном помещении. После каждого приема пищи я старался протирать стол антисептиком, а в палате постоянно был в маске. Поздно вечером нам всем сообщили, что у всех трех был подтвержден коронавирус и что мы переселяемся в пульмонологическое отделение.

За все время пребывания в хирургии на нашем этаже (полностью отведенном под коронавирусных пациентов) некоторые пациенты умирали. Их возраст был 65+. В один день с этажа вывезли 3 укрытых тела. Было очень странно читать официальную статистику о 4 смерти от коронавируса в стране за сутки, когда только с одного этажа одного отделения одной больницы за день вывезли троих.

Врачи говорят, что восстановление после пневмонии может занимать до полугода. Все, что нужно, - это набраться терпения и беречь себя.

Я очень благодарен всем медработникам, которые сейчас работают в усиленном режиме, которые каждый день рискуют собой и своими близкими, работая с коронавирусными пациентами... Большое спасибо за работу, за помощь и за риск! Надеюсь, до небыстрых встреч! :)

Перевод: Ex-press.by

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...