АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Коронавирус Олимпиада Единый кандидат оппозиции Выборы-2020 Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

"Относятся как к биологической атаке". Как Израиль дает миру мастер-класс борьбы с COVID-19

Израиль дает миру мастер-класс по преодолению эпидемии коронавируса, и это требует от Иерусалима гуттаперчевой политики по отношению к своим вечным врагам и временным друзьям

"Относятся как к биологической атаке". Как Израиль дает миру мастер-класс борьбы с COVID-19
Все счастливые страны похожи друг на друга, каждая несчастливая страна несчастлива по-своему, пишет журнал НВ.

Так было до середины марта 2020 года. Коронавирус изменил это устойчивое правило. Теперь все страны одинаково несчастны. В чем премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и убедил своего австрийского коллегу Себастьяна Курца. 

«Проснись, — сказал Нетаньяху Курцу. — Если ты не начнешь закрывать границы, то завтра у тебя будут тысячи трупов».

Этот разговор двухнедельной давности Курц вспомнил и пересказал в свежем выпуске немецкого таблоида Bild. «То есть он не стесняется признать, что его разбудил Нетаньяху», — говорит НВ Ариэль Бульштейн, советник премьер-министра Израиля.

Израиль был первой страной, закрывшей свои границы для интуристов. Это случилось 10 марта, а уже на следующий день ВОЗ объявила о начале пандемии коронавируса. Теперь израильтяне силятся стать первыми в мире, кто даст землянам вакцину от страшного вируса.

Шимон Бриман, руководитель отдела Восточной Европы Хайфского университета (Израиль), рассказывает, что уже в начале нынешнего марта обнадеживающие результаты по созданию вакцины от коронавируса человека были получены израильскими учеными из научного центра MIGAL в Галилее. 

Работа над созданием вакцины от коронавируса кур велась несколько лет. Белок, разработанный в центре MIGAL, имеет схожую структуру с поражающим белком коронавируса человека.

«Для успешного завершения работ по созданию вакцины и выхода на этап промышленного производства им требуется три месяца», — заключает Бриман, ссылаясь на оценки израильских биологов.

Впрочем, для коронавируса даже этого времени предостаточно, чтобы сделать свое черное дело. В самом Израиле число подхвативших эту «чуму» растет в арифметической прогрессии. Шум от пандемии долетел даже до всегда враждебного и готового к атаке Ливана на северной границе страны и сектора Газа на ее юге.

Страна, которая находится в тотальном окружении недружественных соседей, впервые в своей истории услышала тишину. Города опустели. Границы притихли. 

«ХАМАС, например, перестал запускать на территорию Израиля баллоны с горящей жидкостью для поджогов израильских агрообъектов. В регионе установилось временное «коронавирусное перемирие» — черный юмор от Бримана.


Трудные времена

Руководитель службы хирургии позвоночника больницы Барзилай (Ашкелон) Рустам Джабаров — первый пострадавший от коронавируса в Израиле. Или, если быть точным, 31-й. Он на самом раннем этапе принял удар на себя. 6 марта доктор Джабаров вернулся из Бельгии с конференции хирургов-ортопедов. В субботу, 7 марта, почувствовал недомогание.

«Это был выходной день, — рассказывает Джабаров НВ. — Потом мне сделали анализ и оказалось, что это „корона“. Моему отделению повезло, что я не пришел на работу».

Но COVID-19 все равно нашел способ захватить страну. Сегодня в Израиле зафиксировано уже около 1,7 тысячи заболевших, а всего неделю назад их число едва подбиралось к отметке 300.

Все это время Джабаров сидит взаперти в клинике Барзилай в Ашкелоне, откуда и ведет свою просветительскую деятельность с помощью соцсетей. Он также участвует в работе своего отделения, включаясь в ежедневные планерки и разнообразные консультации. Времени болеть нет. Врачи в Израиле и раньше были на вес золота. Теперь они гораздо ценнее.

Как только коронавирус закрепился в Израиле, правительство вынуждено было открыть 200 вакансий врачей, свыше 600 медсестер, 300 — уборщиков и свыше шести тысяч для студентов. И это не покрывает большие потребности маленького государства.

В спешном порядке по всей стране происходит расконсервация закрытых на ремонт отделений и корпусов. «Одно из терапевтических отделений освободили от всех пациентов и сделали из него изолятор, — говорит Джабаров про клинику, где он работает. — В эти два отделения теперь нужно поставить врачей, медсестер. Что потребует больше персонала от больницы».

Израиль в срочном порядке призывает медсестер, которые успели пройти курс по работе с аппаратом искусственного дыхания, быть готовыми к новым вызовам. Сам курс рассчитан на полтора года. Так что сейчас в резерве у Минздрава только те, кто позаботились о повышении квалификации заранее. Быстро обучить новый призыв уже не получится.

Еще хуже обстоят дела с аппаратами искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Как поясняет Роман Гольдман, руководитель департамента Первого медицинского центра Тель-Авива, ИВЛ могут функционировать в рамках реанимационной платформы, а на весь Израиль всего примерно 300 коек реанимации.

Правительство ставит перед Минздравом задачу к 8 апреля переоборудовать под реанимации и интенсивную терапию еще 700 больничных коек. То есть утроить существующий арсенал. Этого вполне достаточно для мирного времени, но крайне мало для военного. А то, что сейчас происходит в Израиле, иначе как войной уже и не называют.

«Израиль относится к COVID-19 как к биологической атаке, — поясняет Гольдман. — Очень тяжело продержаться. Все закрыто. Никого на улицах нет. Я называю это Судный день».

Для Израиля он начался раньше, чем для многих европейских стран, которые теперь так драматически прощаются со своими гражданами, пораженными коронавирусом. Ведь Израиль стал бить тревогу еще тогда, когда весь мир бил баклуши. Кнессет первым в мире, то есть еще в феврале, распорядился закрыть страну для въезда граждан из Китая, а следом за ними и из Южной Кореи.

«Китайский посол в Израиле был жутко недоволен, — рассказывает Бульштейн. — Он сравнил отношение к китайским гражданам с отношением к евреям во время Холокоста. Но потом извинился».

Израиль также был первым, кто ограничил въезд итальянцам. «Это требует политического мужества, — продолжает Бульштейн. — Это не так просто было объяснить. Против Нетаньяху выступали его оппоненты. Говорили, что его меры драконовские».

Теперь то время выглядят наивным вегетарианством. Драконовскими меры становятся только сейчас, когда в страну в спешном порядке возвращаются граждане Израиля. 

Застрявших туристов транспортируют из Латинской и Северной Америки, из Средней Азии и с Дальнего Востока. Они везут с собой море впечатлений и реки коронавируса. Ясно, что с этим потоком Израиль ждут трудные времена, а они, как выразился Нетаньяху, требуют таких же трудных решений.


Меры приняты

23 марта израильский премьер распорядился ввести новые ограничения по передвижению населения внутри страны. Речь идет о запрете покидать дома, за исключением выхода на работу, за продуктами или лекарствами. 

Полиции передаются полномочия по усиленному надзору за соблюдением карантина. Тем временем меры безопасности ужесточаются: с 25 марта было значительно ограничено количество общественного транспорта и появился новый запрет — теперь нельзя удаляться от дома более чем на 100 м.

Огромную роль в войне с коронавирусом сыграет армия, добавляет Гольдман. На службу призваны резервисты, которые вместе со спецчастями и Службой тыла отрабатывают сценарии помощи гражданскому населению, в случаях если пандемия выйдет из нынешних берегов. 

Разрабатываются проекты ускоренного строительства полевых госпиталей. Ряд отелей Тель-Авива и Иерусалима уже переоборудованы в стационарные госпитали, и эта практика будет расширяться.

«Очень хорошее решение для пациентов, — подхватывает Бульштейн. — Последнее, чего бы они хотели, — оказаться в больнице. Это выигрышно для самих больниц. Это не забивает койки. И это выигрышно для израильской гостиничной отрасли, которая сейчас пребывает в нокдауне. Таких гостиниц несколько по стране. Этого может не хватить».

Дефицит всего и везде — это самое слабое звено в сопротивлении вирусу. 19 марта в обращении к народу Нетаньяху отметил, что теперь весь мир испытывает огромную нехватку защитных костюмов, масок и аппаратов ИВЛ. Ждать помощи неоткуда. Вся планета ведет конкурентную борьбу за спасительное оборудование.

«Израиль использует все возможности и прилагает огромные усилия, чтобы пополнить нехватку, — рапортует стране Нетаньяху. — Мы задействуем МИД, Минобороны, Моссад, мои личные отношения с мировыми лидерами».

Бульштейн делает акцент именно на этой части доклада своего шефа — «личные контакты». И для наглядности приводит пример: Индия приняла решение запретить экспорт лекарственных средств и медицинского оборудования. 

«Справедливое решение, — говорит Бульштейн. — Нетаньяху позвонил премьер-министру Индии Нарендре Моди. В результате Израиль стал единственной страной, для которого было сделано исключение в этом индийском запрете».

Успешную спецоперацию провернули и в израильской спецслужбе Моссад. Они сумели договориться с одной из исламских стран Персидского залива, чтобы выкупить там сначала 200 тыс. тестов, а сейчас на подходе еще 4,5 млн. Какая именно арабская страна пошла на сделку с Израилем — об этом здесь молчат.

«Операция идет тайно, так как это исламская страна», — поясняет Бриман. Впрочем, какое это имеет значение: Израиль хочет выжить, и здесь никому не до брезгливости в отношениях.

Вынужденный контакт с потусторонним враждебным миром — это улица с двухсторонним движением. Бриман рассказывает, что Израиль взялся за спасение своих «жарких» соседей — Палестинской Автономии и жителей сектора Газа. Эта зона находится под контролем террористов ХАМАСа, а в головы ее руководителей вшит только один файл: «полное уничтожение государства Израиль».

Но угроза коронавируса заставила даже террористов снять палец с крючка автомата. Еврейское государство теперь снабжает необходимыми тестами как Палестину, так и сектор Газа. После тесты возвращаются обратно для проверки, так как только у Израиля есть лаборатории с соответствующим оборудованием.

«Израиль делает это не из чистого гуманизма, а из-за понимания того, что вирус у соседей может ударить по нашим гражданам, даже если мы и предпримем внутри Израиля все меры по карантину», — откровенничает Бриман.

Он отмечает, что три недели эпидемии стали самыми спокойными для израильских поселений вокруг сектора Газа. Прекратился даже ежедневный обстрел со стороны ХАМАСа. Все надеются, что это надолго. Но никто не верит, что это навсегда.

Коронавирус спутал все политические карты Среднего Востока. Кроме угрозы с юга, где и находится сектор Газа, остыла угроза с севера, где Ливан, Сирия, и за ними Иран ведут многолетнюю борьбу во имя истребление Израиля.

Но теперь в Иране разворачивается жуткая эпидемия коронавируса. Страна, где проживает 81 млн человек, что сопоставимо с населением Германии, занимает шестое место в мире по числу зараженных — 24,8 тыс. Это, очевидно, не финальная цифра, но и она несет угрозу как врагам, так и союзникам Тегерана.

Доктор Джабаров находит в себе силы сыронизировать, что сейчас уже ливанцы и сирийцы кричат иранцам: «Уходите отсюда». «То, чего много лет добивается Израиль, теперь этого же жаждут и в Ливане», — смеется израильский ортопед.

Бриман смягчает иронию земляка, замечая, что у израильтян нет разногласий с иранским народом. Проблема только с режимом аятолл, которые призывают стереть Израиль с карты мира. «Вероятно, эпидемия „короны“ и экономический кризис поубавят возможности этого режима», — надеется он.

Включили мозги

Чужое горе вряд ли способно стать утешением для самого Израиля. Эпидемия не отступает, а наступает на эту маленькую страну. В Минздраве Израиля готовятся к массовым вспышкам заражения коронавирусом. 

Вот почему Сигаль Садецки, главу отдела служб общественного здравоохранения Минздрава Израиля, беспокоят соотечественники, которые так и не поняли, как близко страна подошла к краю пропасти.

«Сегодня утром я ехала из Тель-Авива в Иерусалим, — рассказывает она новостному ресурсу Ynet. — Машин на шоссе полным-полно, как в обычный день. Это значит, что еще не все усвоили, насколько серьезна угроза».

В Израиле, как практически во всем мире, людям тех профессий, что считаются жизненно важными, разрешено свободно перемещаться по городу. Остальным приказано сидеть дома. Кому все же не сидится — то ли по роду деятельности, то ли по иным личным причинам — в помощь пришли израильские технологии.

Построенная на данных ШАБАКа (Службы общей безопасности) программа отслеживает маршруты и перемещения каждого человека. Создана карта случаев заболеваний, которая отмечает объекты поражения: от госучреждений до кафе и магазинов, посетители которых могут иметь риск заражения.

Минзрав реализовал мобильное приложение, которое показывает присутствие возможного носителя инфекции поблизости от владельца мобильного телефона с этим приложением. Программа информирует о приближении к потенциально опасному месту, не дожидаясь запроса.

Еще одно важное решение для регистрации перемещений лежит в области геолокационной истории каждого пользователя мобильной связи. Для этого используются локационные данные сотовых вышек и данные подключения к Wi-Fi-сетям. 

Нетаньяху разрешил Агентству внутренней безопасности подключиться к глобальной базе данных и отслеживать перемещения тех, кто заразился коронавирусом. С использованием этих же технологий определяются все, кто контактировал с заболевшими, с тем чтобы всех их отправить на карантин.

«Я скачал себе и жене эту программу, — хвастается Бриман. — Мне как добропорядочному гражданину скрывать нечего, зато программа может обезопасить меня от контакта с потенциально опасными соседями по дому, парку или магазину».

Коронавирус — двигатель прогресса. Он же и тормоз экономики. Израиль мало чем отличается от других стран с точки зрения карантинных мер. Магазины, рестораны, отели закрыты. Растет безработица.

Число официальных безработных, зарегистрированных на бирже труда, выросло вчетверо — с 4,5% до 16,5%. А это значит, что 570 тыс. израильтян в один момент пересели с твердой зарплаты на нетвердое пособие. Перед израильской Службой национального страхования предстала сложная задача: обеспечить выплаты этим вынужденным безработным.

Меир Шпиглер, директор службы, указывает не только на финансовые трудности, принесенные в страну эпидемией, но и на психологические. «Люди, которые еще недавно были уверены в завтрашнем дне, внезапно остались ни с чем. Они переживают серьезную психологическую травму».

Такое положение дел дает мощное оружие в руки оппозиции, которую представляет Авигдор Либерман, глава партии Наш дом Израиль. Его прогноз — в ближайшее время Израиль ожидает нулевой рост экономики и рост бюджетного дефицита, который уже подошел к отметке 50 млрд шекелей ($13,9 млрд). Туризм, отели, авиакомпании, малый бизнес, включая 13 тыс. ресторанов, — все в прошлом.


Либерман, как и положено политику с левой «резьбой», требует для экономически пострадавших граждан увеличения пособия и отмены налогов — муниципального, подоходного и НДС. Он предлагает урезать зарплаты высших должностных лиц, упразднить ряд министерств и сократить число министров. Объединить усилия всех политических флангов и не дать Нетаньяху узурпировать власть. По сути оппозиция, призывая оппонентов к миру, объявляет им войну.

Бриман считает, что эпидемия коронавируса лишь подлила масла в огонь противостояния главных политических блоков внутри Израиля. «Если Нетаньяху сумеет побороть эпидемию, это сделает его самым успешным лидером страны, — говорит эксперт. — И именно этого не хочет допустить оппозиция, состоящая из левоцентристских и арабских партий».

А о чем говорит глас народа? «Мы очень хотим победить коронавирус, — озвучивает его Гольдман. — Но при этом чтобы у нас не была разбита экономика. Мы хотим избежать духовного дефолта».

Не выходи из комнаты — «карантинный» опыт других стран мира

Коронавирус, сеющий смерть и ужас по всему миру, вызвал ряд беспрецедентных контрмер в странах Европы. Главная из них — карантин строгого режима

Тренеру футбольного клуба Рома (Рим) Паулу Фонсеке снова не повезло. Второй раз подряд он работает с командой, у которой украли город. С 2016 по 2019 португалец тренировал бежавший из горящего Донецка ФК Шахтер. Сейчас же в первый раз в своей жизни Фонсека живет в городе, у которого украли все: футбол, жизнь, потоки туристов, грохот улиц и площадей.

«Улицы вечного города совершенно пусты, магазины, рестораны и музеи закрыты, — рассказывает Фонсека НВ. — Редкие прохожие, увидев друг друга, переходят на другую сторону улицы, чтобы не встречаться. Таким Рим, безусловно, не видел никто. Колизей и Ватикан в полнейшей тишине».

Все это сделал призрак, который снова бродит по Европе. И это снова призрак коммунизма, прибывшего из Китая в виде коронавируса, который за два месяца из локальной эпидемии перерос в планетарную пандемию. Ее масштабы чудовищны, последствия непредсказуемы. Юг Европы — самая большая жертва вируса «китайского коммунизма».

«Это трагический момент для Италии, — продолжает свой грустный рассказ тренер ФК Рома. — Жизнерадостная и гостеприимная страна замерла». К 25 марта по числу жертв коронавируса итальянцы впереди планеты всей — 69.176, из них 6.820 умерли.

Карантинные меры


На втором месте по масштабам трагедии — США, где заразилось 52,9 тыс. Правда, здесь живет свыше 330 млн человек, то есть столько же, сколько в Италии, Испании, Франции, Великобритании, Германии вместе взятых. Так что объединенная Европа пострадала куда значительнее, чем Соединенные Штаты, что вряд ли может служить американцам утешением.

Пригляднее всех ситуация в Европейском союзе по соотношению число подхвативших вирус к числу умерших выглядит в Германии. Посол ФРГ в Украине Анка Фельдгузен находит тому пояснения в особенностях земельного устройства Германии.

«Это значит, что сначала каждая федеральная земля решает, какие меры она хочет предпринять, — рассказывает дипломат. — Но в условиях такого всеобъемлющего кризиса, конечно, осуществляется координация между федеральными землями и федеральным правительством».

Что объединяет все пострадавшие страны, так это карантинные меры. Практически везде его правила довольно строги, их суть можно проиллюстрировать строкой поэта Иосифа Бродского: «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку».

Фактически необитаемыми сейчас выглядят Нью-Йорк, Вена, Берлин, Мадрид, Рим, мир. «Правила максимально строги, но полностью оправданны, потому что их цена сегодня — жизнь, — говорит Фонсека. — Я остаюсь дома с моей семьей, провожу все время с маленьким сыном».

Немецкий посол Фельдгузен тоже предпочла спрятаться от вируса у себя дома в Киеве. Но при этом она настоятельно рекомендует не выключаться из социума. Даже взаперти можно оставаться человеком в мире, который, кажется, рушится на наших на глазах.


«В Германии уже есть прекрасные инициативы, где соседи самостоятельно организовались, чтобы помогать друг другу, — говорит фрау Фельдгузен. — Некоторые немецкие спортивные клубы даже организуют спортивные онлайн-занятия для детей, которым приходится оставаться дома. Это свидетельствует о том, что у нас очень хорошо работает гражданское общество».

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...