Ушла "по соглашению сторон". Оскорбившая мову айтишница больше не работает в EPAM

Тестировщица Ольга Малкина оказалась в центре скандала в декабре 2019-го, когда назвала белорусский язык «уродским» в Facebook.

Ушла "по соглашению сторон". Оскорбившая мову айтишница больше не работает в EPAM
dev.by стало известно, что Ольга больше не работает в EPAM. Судя по профилю в LinkedIn, декабрь стал её последним месяцем в компании. 

За историей следила «Наша нiва», а затем и остальные СМИ: в конце прошлого года Ольга Малкина, отвечая кому-то в соцсети, использовала несколько оскорбительных слов о мове.


Другой пользователь Facebook написал заявление в милицию. Девушка не поверила, что её можно привлечь к административной ответственности: «Скрины — не доказательства. Я в фотошопе такой за четыре минуты сделаю с любым текстом». 

Тем не менее, зампредседателя Мингорисполкома Артём Цуран в ответе на электронное обращение неравнодушных граждан отметил, что административный процесс уже начат. Об этом 21 января сообщило «Еврорадио». Основание — статья 9.22 «Нарушение законодательства о языках». По ней девушке грозит штраф от 4 до 10 базовых величин (от 108 до 270 рублей).

В комментариях к тексту nn.by 54 пользователя надеялись, что ИТ-компания тоже отреагирует. 

Судя по профилю Малкиной в LinkedIn, она проработала в EPAM весь прошлый год — с января по декабрь. Записей о новом месте работы нет.

Ольга Малкина занимается тестированием с 2007 года, дольше всего проработала в BelHard — 7+ лет.

С dev.by Ольга общаться отказалась.

Что говорит EPAM

В EPAM подтвердили, что девушка больше не работает в компании:

— Трудовые отношения были прекращены по соглашению сторон. Мы уважаем право каждого человека на неприкосновенность частной информации и, согласно политике компании, не комментируем детали.

Вот что компания рассказала в ответ на вопросы dev.by про то, какие последствия может повлечь поведение сотрудников на публичных площадках:

— В EPAM уникальная корпоративная культура, ценности и этические нормы которой разделяют и с пониманием принимают сотрудники по всему миру. Все эти ценности прописаны в нашем Code of Conduct и в том числе распространяются на высказывания в социальных сетях согласно Social Media Policy компании.

Мы открыты и, безусловно, поддерживаем и уважаем право каждого на личное мнение и свободу высказываний. При этом, если поведение сотрудника идёт вразрез с корпоративной культурой и может быть оскорбительным для других, либо нарушать нормы законодательства, мы оставляем за собой право реагировать на ситуацию

Директор hr-агентства KIAT Игорь Кочетов в беседе с dev.by отметил, что зарубежные компании часто интересуются поведением сотрудников в интернете.

— Вообще классика рекрутинга — изучить профили в соцсетях кандидата, задать правильные вопросы на собеседовании. В продвинутых компаниях сейчас обращают внимание на софт скилы, совпадение ценностей, появляются понятия «корпоративный генотип», «общая ДНК» и т. д. Но это скорее в том случае, когда кандидатов на позицию много.

Позволяешь себе радикальные экстремистские заявления, даже банальный сексизм или ксенофобию — будь готов, что в западной компании найдут повод расстаться с тобой. 

Но могу сказать, что и там, и тут люди найдут себе работу — особенно если они профи. Некоторые компании, особенно крупные публичные, изучают, какой «шлейф» тянется за человеком. Но есть ведь и такие, которые глубоко копать не будут — своё дело знает, английским владеет, ну и берём. Сейчас же такой спрос на специалистов.


Скандал из-за высказывания на открытой площадке с участием Ольги Малкиной — уже второй в белорусском ИТ. До этого в марте 2018 года разработчик Juno Андрей Кириленко агрессивно высказался о праздновании 100-летия БНР, пожелав собравшимся у Оперного театра «взорваться». 

Глава минской команды Алексей Минкевич тогда дал комментарий «Нашай нiве». Он отметил, что в Juno «не навязывают своим сотрудникам определённых взглядов на те или иные вещи и не следят за тем, что они пишут в соцсетях — в вопросах, не касающихся рабочих моментов, они вольны высказываться, как захотят. Это та свобода, за которую в том числе ценят работу в компании».

Американский офис такси-стартапа высказался жёстче: в Twitter-профиле компании появилось сообщение о том, что в Juno «не приемлют угрозы и акты насилия», а с неподобающим поведением сотрудника «разберутся внутри компании». Андрей Кириленко ушёл из Juno летом 2018 года.

Поделиться




Загрузка...
Загрузка...




Особое мнение