Как папа-айтишник хотел учить программированию в минской школе, а ему не разрешили

Сергей Градович 12 лет работает в ИТ: программист — лид — PM. Недавно он обратился в школу, где учится его 11-летний сын (не называем номер по просьбе собеседника), и предложил бесплатно проводить клуб программирования Code Club.

Как папа-айтишник хотел учить программированию в минской школе, а ему не разрешили
У Сергея есть опыт преподавания в частной ИТ-академии для взрослых, но в коммерческом образовании он разочаровался. Что из этого вышло — в материале dev.by. 

Сергей, что такое Code Club?
Впервые я узнал о Code Club от Алёны Мельченко, исследователя и менеджера образовательных проектов, на одной из конференций. История такая: у Raspberry Pi (создаёт компьютеры размером со спичечный коробок) есть благотворительная организация Raspberry Pi Foundation, она продвигает тренд мини-компьютеров в образовании. Code Club для детей 9-13 лет — её инициатива. Волонтёры со всего мира помогают детям знакомиться с миром программирования, а площадка предоставляет для этого учебные материалы. Первичные инструкции есть на сайте, а когда найдёшь площадку для занятий и зарегистрируешь свой Code Club — получишь ещё больше информации.

Как вы искали площадку для занятий?
Авторы программ советуют выбирать для занятий публичные места — школы, гимназии, а не компьютерные клубы в подвалах. Я сразу подумал про школу, в которой учится сын, она находится недалеко от дома, мне было бы удобно туда 
приходить раз-два в неделю.


Директор школы была в отпуске, удалось встретиться не с первого раза, но, когда мы наконец увиделись и поговорили, моё предложение вызвало у неё недоумение: «Зачем? Почему бесплатно?».
Чем вызвано недоверие директора?
Возможно, она привыкла, что к ней приходят с конкретными коммерческими предложениями, где всё просто и понятно, а тут я хочу вести бесплатно — странно это.

Когда директор узнала, что для моих занятий нужен компьютерный класс, стала говорить, что так не получится, никто мне его не доверит, нужно присутствие учителя информатики, а для него это дополнительная нагрузка, он не согласится. В общем, паранойя с этими компьютерами.

А без компьютерного класса нельзя обойтись?
Я предложил вариант, чтобы дети приходили со своими планшетами. Но здесь есть нюанс: те, у кого они есть, скорее всего что-то уже знают или пробовали. Им, возможно, эти занятия не нужны. Но даже в таком формате она не готова была предоставить аудиторию. 

Чем школа в итоге «официально» объяснила отказ?
Тем, что у меня нет программы, утверждённой Министерством образования. Директор посоветовала сходить сперва в отдел по образованию администрации Первомайского района. Какая программа? Какой отдел? Это ведь просто клуб, у меня есть инструкции, они переведены на русский язык, дети могут по ним программировать, я буду им  помогать. Но ответ был таким: «Утвердите программу, а потом возвращайтесь». 

А у Code Club есть готовая программа, чтобы скачать, распечатать, принести в Минобр — и утвердить?
Поскольку это клуб, а не учреждение образования, обязательной программы нет (чтобы не разводить бюрократию). Можно провести один урок, рассказав, например, про интерфейсы, а можно два или десять. На уроке детям раздают распечатки с детализированными пошаговыми инструкциями: открой вкладку, возьми объект, напиши код. Там нет ответов на все вопросы, но инструкция настолько исчерпывающая, что позволяет ребёнку самому разобраться. Похоже на Lego: есть блоки и шаги, выполнив которые, получаешь красивый готовый проект — игру,  интерактивную открытку. 


В любом случае, чтобы что-то утвердить — нужно сначала перевести. На сегодня в Code Club нет ни одного готового проекта на русском языке. Нужны волонтёры, которые будут переводить программы на понятный нашим детям язык. А где взять волонтёров? Объём большой, одному человеку не справиться. 


Вы сами переводили?
Я самостоятельно перевёл несколько уроков. Такие как ChatBot (робот-автоответчик), BrainGame (тренажер таблицы умножения). Участвовал в переводах проектов BoatRace (создание игры с управлением лодкой мышью), PaintBox (создание своего графического редактора). Переводил небольшие статьи-«рецепты», которые переиспользуются во многих проектах для помощи ученикам с интерфейсом Scratch.

Однако они не могут быть объединены в одну программу, пока не будут закончены все части, и пока координаторы Code Club не одобрят такой перевод. Нельзя нажать одну кнопку и получить готовую программу, с которой можно идти в школу.

Сколько времени занимает перевод?
На перевод одного урока у меня уходило до четырёх часов. Ты не просто переводишь текст — но ещё и готовишь фотографии, воссоздаёшь проект с локализованным интерфейсом всех переменных, блоков. 

Учителя могут переводить сами?
Учителя английского языка не могут переводить такие инструкции без подготовки. Им нужно изучить Scratch, понять его базовую конструкцию, как создаётся код. Если в Scratch ещё хоть что-то понятно, то, когда мы переходим к веб-разработке, там появляются ещё более сложные конструкции, и нужно владеть технической лексикой. Поэтому помочь с переводами могут только сами айтишники, которые владеют языком и знают, как устроены программы.   

В других минских школах нет Code Club’ов?
В некоторых уже есть. Я так и не смог связаться с минскими клубами, никто не ответил. В «Настаўніцкай газеце» писали про радошковичскую школу. Единственное отличие — занятия ведёт не родитель, а педагог.


Но, когда я показывал вырезку из газеты директору нашей школы, её это не вдохновило.

Она ответила: «Значит, у них можно так, а у нас нельзя». 
Вы не думали предложить это частной школе?
Я общался с частной школой, они в этом плане действительно более открытые, чем государственные. Но частные школы — это всё-таки про бизнес, деньги, выгоды. Бесплатно они ничего делать не готовы. Школа, с которой я это обсуждал, увидела больше сложностей в организации таких занятий, чем выгод для себя. К тому же, зачем им дополнительное образование в виде клубов? У них в принципе сильный педагогический состав, все эти программы у них есть. 

С администрацией частной школы мы обсуждали возможность сформировать группу наполовину из детей этой школы и наполовину — из других. Но, как мне сказали, их ученикам это было бы неинтересно, а просто пригласить детей со стороны школа готова была только в том случае, если я соглашусь на менторство. Учащиеся этой школы делают проекты, похожие на курсовые работы, и для этого им нужны менторы, которые бы помогали, отвечали на вопросы. Для меня это звучало так: я волонтёрю с занятиями, а ещё и с менторством. Хотелось бы хотя бы с одной инициативой разобраться. 

В итоге я понял, что со школами, наверное, ничего не получится.

А альтернатив школам нет?
Сходил ещё в центр детского творчества в Первомайском районе, но у них не оказалось компьютерного класса. По крайней мере, там были заинтересованы в Code Club. Хотя и там всё завязано на деньгах, какую-то небольшую сумму за занятия они всегда берут, чтобы существовать. А когда ты говоришь, что у тебя полностью социальный проект, не до конца понимают. 

Что теперь?
Пока я поставил попытку найти площадку на паузу. Периодически возвращаюсь к переводам. Но пока у меня нет напарника, который мог бы подхватывать и проверять то, что я уже сделал, заниматься этим большого смысла нет. Как я уже говорил, пока ты не переведёшь всю программу, она не появится на сайте. Плюс пока ты переводишь, например, какой-то интерфейс, может выйти обновление, измениться дизайн, расположение кнопок, и придётся всё делать заново. С точки зрения мотивации заниматься этим в одиночку сложно. 

Почему вы вообще решили стать волонтёром Code Club? Вы ведь преподавали в частной ИТ-академии.
Со временем я разочаровался в коммерческом образовании. Когда впервые туда пришёл, то увидел чистые аудитории, улыбающихся методистов, которые приглашали меня строить светлое будущее. У меня было время, почему не попробовать? Эта академия практикует STEM-подход. Это значит, что тебя обучают разным предметам, ты пробуешь много всего, а потом выбираешь, что тебе интересно: программирование, работа с сетями, тестирование и пр. 

Я преподавал язык программирования С. Не скажу, что это суперинтересный язык для старта, но с него начинали программу. Для многих студентов это было как прыжок со скалы — выживет или не выживет. Потом уже начиналось веб-программирование, разработка графических интерфейсов — это уже более понятно и осязаемо. 

Аудитория была разношёрстная: от слесаря до студента-заочника. Я думал, что туда приходят мотивированные люди, и мне нужно будет только передавать им знания и отвечать на технические вопросы. Да, были те, кто действительно хотел прокачать навыки и повысить зарплату, но были и те, кто просто отсиживался, списывал — как в университете. Работать с группой, где у одного человека всё получается, и его нужно немного подтянуть по алгоритмам, а другой даже компьютер включить не может, и ему нужно рассказывать, как на ярлычок дважды кликнуть, не хотелось.

Я не проводил с ними мотивационных бесед, думал, что этим другой отдел занимается. Когда в группе у 4-х человек из 16-ти горят глаза — это очень мало. Плюс были постоянные переходы: кто-то понял, что программирование это не его, — уходил в тестировщики, дизайнеры. Для платного образования, наверное, нормально, когда из курса выходит два толковых человека. Возможно, для них такая конверсия приемлема. Мне же хотелось, чтобы пришло 16, столько же и вышло готовыми к работе. В университетах, мне кажется, конверсия выше. 

После этого полтора года я вообще не преподавал, довёл группу до экзаменов, передал новому преподавателю и оставил это дело. Но выступление Алёны меня зацепило, снова появилось желание делиться знаниями. Меня добавили в telegram-чат, где уже было несколько белорусских учителей.

Вы разочарованы тем, как отреагировала школа? 
Я понимаю школы: они переживают за свои компьютеры, есть ведь люди, которые головой за них отвечают. А тут какой-то чужой человек приходит и говорит, что хочет один час в неделю проводить бесплатно занятия. Доверие должно быть максимальное, даже не знаю, как выйти на этот уровень. Наверное, директор должен быть твоим родственником или знакомым. 

Raspberry Pi, к сожалению, не спонсирует эту инициативу, не присылает компьютеры. Всё, что они дают — это материалы. Компания считает, что найти площадку — это вторично. В Великобритании, где это движение зародилось, возможно, так и есть. Хочется верить, что там это работает, раз они говорят: «Идите в свои школы, регистрируйте клубы, и всё будет круто». У нас социальное образование пока что не развито. Тем не менее, даже при текущем положении дел в Беларуси Code Club может работать, например, когда педагог информатики с горящими глазами хочет детям показать не только то, что предусмотрено программой, но и что-то больше. На уровне администрации школы у учителя больший уровень доверия, нежели у родителя. 


С другой стороны, все школы обязывают детей по субботам чем-то заниматься: участвовать в олимпиадах, спартакиадах — придумывают эти мероприятия из ничего. А когда им предлагают готовый вариант, чем занять детей в субботу, отказываются.
Вы открыты к предложениям школ, если они сами откликнутся?
Я отталкивался от места, где живу и работаю, чтобы не тратить много времени на дорогу. Тем не менее, я открыт для предложений, можно писать мне на почту: sergey@codeclub.by.

dev.by обратился за комментарием в школу. Директора на месте не оказалось — в отпуске до декабря. Заместитель ответила, что не может комментировать ситуации, о которых ничего не знает, и предложила dev.by записаться на приём к директору. 

фото: Вика Герасимова


Поделиться




Загрузка...
Загрузка...