Девочка утонула из-за угарного газа: Гродненский областной суд ужесточил приговор

В Гродненском областном суде рассмотрели апелляционную жалобу на приговор суда Ленинского района по делу о смерти 12-летней девочки, которая отравилась угарным газом, принимая ванну, и утонула.

Девочка утонула из-за угарного газа: Гродненский областной суд ужесточил приговор
Обвиняемый и сторона защиты считают приговор слишком суровым и намерены добиваться его отмены, прокурор же попросил ужесточить наказание. Заседание судебной коллегии Гродненского областного суда прошло 5 ноября, рассказывает Sputnik.

Трагедия случилась в одном из домов по улице Стефана Батория в центре Гродно 19 февраля 2018 года. По несчастливой случайности в этой квартире газовый водонагреватель находился в ванной комнате, его лет 20 назад установил прежний владелец квартиры. Тогда так делать разрешали, сейчас – нет, но установленное ранее оборудование демонтировать никого не заставляют.

Вечером 12-летняя Стефания решила принять ванну, а через некоторое время мать обнаружила ее без сознания в воде. Прибывшие на место врачи сначала решили, что девочке стало плохо. Но на полу в ванной комнате без сознания лежал и любимый кот Стефании. Утром следующего дня она умерла. Чуть позже экспертиза подтвердила, что опасная для жизни девочки концентрация окиси углерода скопилась в комнате из-за плохо работающей вытяжки. В шахте дымохода образовался завал.

Контролер – единственный обвиняемый


Расследование уголовного дела длилось больше года, судебные разбирательства – с начала июля до начала сентября. Единственный обвиняемый в деле – 29-летний контролер печного хозяйства Гродненского областного комбината противопожарных работ Вадим Мисько. Он обвинялся в причинении смерти по неосторожности 12-летней Стефании Карпинчик (ч. 1 ст. 144 УК Беларуси).

Примерно за месяц до трагедии Мисько проводил ежеквартальную проверку в квартире семьи погибшей девочки. Проверка показала, что тяга в трубе была неустойчивой, отсутствовал специальный карман, через который можно осмотреть дымоход. Мисько утверждал, что предупредил жильцов о неисправности, жильцы сейчас этого факта не помнят. По мнению прокурора, обвиняемый не определил реальную угрозу жизни жильцов квартиры №24, должен был, но не предупредил об опасных последствиях, не предпринял меры, чтобы ликвидировать завал в шахте.

Суд Ленинского района Гродно 9 сентября признал его виновным и приговорил к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении. Согласно закону об амнистии, данный срок был уменьшен на один год. Обвиняемого взяли под стражу в зале суда.


С приговором не согласны


С приговором были не согласны ни сторона обвинения, ни сторона защиты. Прокурор потребовал ужесточить приговор, отменив в нем пункт о частичной амнистии. Сторона защиты ст вала на невиновности Мисько, просила приговор суда отменить, а дело – прекратить. Дело рассматривала судебная коллегия Гродненского областного суда. На заседание пришли мать и отец погибшей девочки, мать обвиняемого и родная сестра его жены. Во время заседания женщины много плакали.

Сам Мисько, который сейчас отбывает наказание, отказался приехать в суд. Во время заседания выяснилось, что его жена несколько дней назад родила второго ребенка, на семье висит большой кредит, женщине предстоит одной содержать малолетних детей и выплачивать долговые обязательства. Адвокат ходатайствовал, чтобы данный факт учли как смягчающее обстоятельство. Ведь обвиняемому Мисько дали практически максимальное наказание, которое указано в ч. 1 ст. 144 УК Беларуси. Санкции статьи предусматривают и исправительные работы, и ограничение свободы. Более того, его взяли под стражу в зале суда, хотя в колонию-поседение обвиняемые могут прибывать и самостоятельно.

Не менее эмоциональным оказалось и признание матери погибшей школьницы. Стефания была долгожданным ребенком и, скорее всего, единственным. Сейчас матери тяжело не только пережить боль утраты дочери, которую ничем невозможно восполнить. Ей тяжело общаться и даже видеть подруг Стефании – женщина представляет, какой красивой и взрослой была бы ее девочка, не случись эта трагедия.

Адвокат: проблемы в квартире были и раньше


Позиция стороны защиты заключается в том, что ни во время следствия, ни в районном суде не удалось установить причинно-следственную связь между проверкой тяги в вентиляции, которую проводил Мисько, и гибелью девочки.

По словам адвоката, проблемы в квартире родителей погибшей девочки были и до прихода Мисько. Во время проверки обвиняемый должен был проверить тягу, установил, что она неустойчивая – то есть, то ее нет.

"Этот факт не говорит о том, что вентиляционный канал забит, поэтому Мисько внес квартиру в список проблемных. Эту информацию направили в УЖРЭП, чтобы его работники обратили внимание на проблему, приняли меры", – отметил адвокат.

Он добавил, что в квартире отсутствовал прочистной карман, через который можно было быстро посмотреть, в каком состоянии находится дымовой проход, нет ли там завалов. Технической возможности сделать это в одиночку не было, а вот у эксплуатирующей организации – была.

Еще одно опасное нарушение – дымоотводящая труба, идущая от газовой колонки, не была плотно присоединена к вентиляционному каналу. Это значит, что через этот зазор в комнату мог поступать угарный газ. Данная труба менялась по требованию газовщиков, работу делал отец девочки. Почему газовщики разрешили использовать колонку при таком нарушении, остается непонятным.

Кроме того, по технике безопасности, если газовая колонка установлена в ванной комнате, в дверях нужно было сделать вытяжку или отверстие, чтобы в наглухо закрытую комнату всегда был приток свежего воздуха.

"Основная проблема – не установлено, когда имел место завал", – добавил адвокат.


Аргумент в пользу этого – повторная проверка тяги в проблемном вентканале работниками УЖРЭП, которые приходили спустя две недели после проверки Мисько. Они установили, что с тягой все в порядке, а хозяйке квартиры сказали оборудовать прочистной карман.

Адвокат уверен, что причиной трагедии стала не проверка Мисько, а комплекс недочетов, в том числе и то, что газовое оборудование в квартире было установлено и использовалось с нарушениями. Здесь есть и вина родителей, которые что-то недоделали, и газовой организации, которая такую работу приняла или закрыла глаза, и работников УЖРЭП, которые не обратили внимания на состояние вентиляции в доме. Обязанности по прочистке дымовых и вентиляционных шахт лежат именно на работниках УЖРЭП.

"Почему представление не вынесено в адрес УЖРЭП, который также участвовал в проверке накануне гибели девочки?" – задал вопрос адвокат.

Мать: все виноваты понемногу


Мать погибшей Стефании Алла Карпинчик на вопрос судьи о том, есть ли вина Мисько, ответила: "Он один из виновных, сотрудники ЖЭС тоже виноваты. Муж не зачеканил трубу, тоже его вина есть". Женщина признала, что два года лишения свободы для обвиняемого – справедливое наказание.

Алла Карпинчик рассказала, что о неустойчивой тяге в вентканале она узнала только после смерти Стефании. Тогда же она впервые увидела и специальный прибор, которым проверяли тягу. До этого проверяющие из комбината противопожарных работ использовали для этих целей спичку или зажигалку. К удивлению женщины, за такие проверки жильцы регулярно платили, хотя провести "обряд со спичкой" могли и сами.

"Мисько не говорил о неустойчивой тяге, если бы сказал, я бы узнала, что это такое, не отправила бы ребенка в ванную. Работники УЖРЭП тоже ничего не сказали об опасности. Не видела, чтобы они проверяли вентакал", – вспоминает Алла.
В бумаге, которую дал на подпись Мисько после проверки, женщина не видела выявленных нарушений и предупреждений об опасности. Ей показалось, что вся проверка проходила довольно формально: работник что-то посмотрел, провел в квартире не более 10 минут, она черкнула подпись.

Живут в квартире 15 лет, а о неисправностях узнали сейчас


"В течение 15 лет прочистной карман никому не был нужен – ни комбинату, ни ЖЭС, ни газовщикам", – в сердцах сказал отец девочки.

Мать добавила: все 15 лет, что они владеют квартирой, к ним регулярно приходили проверки. Но никто не говорил о том, что использовать колонку в ванной комнате опасно, что нужно делать вентиляцию в дверях, что важно плотно присоединять дымоотводящую трубу к вентиляции, а в случае неисправности вовсе не пользоваться колонкой.

Во время заседания также выяснилось, что после смерти девочки изменился алгоритм проведения проверок работниками комбината противопожарных работ. Раньше при выявлении неисправностей вентканалов они давали заявку в УЖРЭП. Затем работники УЖРЭП прибывали в проблемную квартиру и пытались самостоятельно решить проблему, например расчистить завал. Если у них не получалось, нанимали комбинат противопожарных работ и платили им за услугу. Все это время жильцы продолжали пользоваться газовым оборудованием.

Теперь считается, что такой алгоритм опасен. Ведь работники УЖРЭП могут прийти и через неделю, и через две, как в квартиру семьи Карпинчик. Сейчас, если проверка комбината выявляет любую неисправность, вызывают службу 104, которая немедленно отключает газ, после этого неисправность устраняют.


Наказание ужесточили


Судебная коллегия Гродненского областного суда решила оставить апелляционную жалобу обвиняемого без удовлетворения, а приговор – без изменения. Также было решено исключить из приговора пункт об амнистии.

Таким образом, обвиняемому ужесточили наказание, увеличив его до двух лет лишения свободы в колонии-поселении. Приговор не вступил в законную силу. Сторона защиты не согласна с таким решением и намерена его обжаловать в установленном законом порядке.

Поделиться




Загрузка...