Как депутат-лесник «не дает им спокойно сидеть»

Репортаж tut.by о депутате Билибухе из Берёзовского района.

Как депутат-лесник «не дает им спокойно сидеть»
Жители агрогородка Кабаки американский политический триллер «Карточный домик» не смотрят. Скучно. Что там шесть сезонов следить за склоками республиканцев с демократами?! Вон, лучше про местного сельского депутата Валерия Билибуху сняли бы сериал.

Первый сезон — о том, как лесник оказался в центре волнений из-за мер по ликвидации африканской чумы свиней и ушел в оппозицию.

Второй — как новообращенный оппозиционер боролся за депутатское кресло в сельсовете.

Третий — как переизбирался на второй срок и баллотировался на район. Здесь тебе и саспенс, и экшн, и драма с элементами хорора.

Так что давай, Дэвид Финчер, приезжай в Кабаки, познакомим с Билибухой!

50-летний Валерий Билибуха, стоя у стены застекленной веранды, прикурил сигарету. Одет депутат по смарт-кэжуалу: черные штаны со стрелками, кофта поверх рубашки, пуховик по-гусарски свисает с плеч, на ногах — резиновые шлепки. Депутат затягивается поглубже и, как маркесовский полковник Аурелиано Буэндиа, вспоминает тот далекий вечер (или это был не вечер?), когда начался его путь в «большую политику» маленького агрогородка.

«В 2014 году власть еще не знала, кто я такой»

На дворе стоял 2013 год. В Кабаки приехала комиссия, которая сказала сельчанам в качестве профилактики АЧС уничтожить на своих подворьях свиней, так как их агрогородок попал в пятикилометровую буферную зону крупной фермы. Люди возмутились.

Тем временем в Пружанском районе в спецкомендатуре № 7 в деревне Куплин Пружанского района готовился к выходу на волю сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Павел Северинец, который получил три года ограничения свободы за участие в событиях 19 декабря 2010 года.

Связующим звеном между этими событиями стал Валерий Билибуха.

— В разгар АЧС пошли по личным подворьям уничтожать свиней. Мне противно стало, что колхозника обирают. Какая у колхозников зарплата?! Мизерная. Основной доход — подсобное хозяйство, — вспоминает депутат, — Я стал против этого всего. Проводил встречи. Люди за мной потянулись. Я начал собирать бумаги, писать в инстанции, чтобы свиней не уничтожали. В то время как раз в деревне Куплин Пружанского района отбывал наказание за Плошчу Павел Северинец (три года за участие в событиях 19 декабря 2010 года. — Прим. TUT.BY). Он следил по интернету за ситуацией у нас. Я с ним тогда познакомился.


Сельчане устраивали стихийные митинги, обращались в СМИ, собирали подписи под обращением о сокращении буферной зоны. Валерий, который после знакомства с Северинцем стал членом оргкомитета по созданию БХД, решил, что настал его час заявить о своих политических амбициях:

— Когда начались выборы в местные советы, люди, видя, что я иду напролом, предложили выдвинуться. Я собрал товарищей, однодумцев, создал инициативную группу, подал документы, меня зарегистрировали. В 2014 году власть еще не знала, кто я такой и чем я дышу. Конкурентов у меня не было. В соседних округах выдвигались участковый, директор хозяйства, председатель сельсовета. Среди всех я набрал больше всего голосов.

На местных выборах в 2014 году Валерий выдвигался по безальтернативному округу. Конкурентов у него не было. По итогу за него проголосовало 105 избирателей, что позволило леснику стать депутатом Первомайского сельсовета Березовского района.

Получив мандат, Валерий продолжил писать обращения в защиту свиней односельчан. В ноябре 2014 года буферную зону все-таки сократили до 500 метров. Кабаки оказались с той ее стороны, где держать свиней разрешили.

Дороги, сельмаг, вода

…Валерий потушил бычок и зашел в дом. Хата в Кабаках, можно сказать, фамильное имение Билибух. Строил ее еще отец Валерия. Интерьер по-холостяцки сдержанный. Дети депутата уже взрослые: сын живет в Березе, дочь — в Бресте, бывшая жена — в соседнем Жичине.

Рабочий кабинет Валерия совмещен с залом. Просторная комната заставлена мебелью, на одной ее стене висит ковер, на другой — бело-красно-белый флаг.

Депутат откинулся на диване и начал перечислять, с какими проблемами к нему обращались односельчане на первом сроке. Нет, не «либертэ, эгалитэ, фратэрнитэ» [свобода, равенство, братство — пер. с фр. Liberté, Égalité, Fraternité]. Все проще: дороги, сельмаг, вода.

— Были проблемы с дорогами, писал обращения, собирал подписи. С трудом, но вопросы продвигались. В соседнем Жичине тоже были проблемы с дорогами. Чтобы разобраться с одной улицей. пришлось писать до тогдашнего председателя облисполкома Сумара. Там дорогу надо было подсыпать и гравием засыпать. Местные власти мне говорили, что у них нет средств, а дорога была «вшатаная». Но когда до Сумара написал бумагу, то в течение двух недель где-то нашлись и средства, и подсыпка. В Кабаках была проблема с улицей Садовой. Там стоят «президентские» домики, живет молодежь в основном. Раньше там весной-осенью там только танками можно было проехать. Машины валились. Как я стал депутатом, нашли деньги и на нее.


Когда вопрос с дорогой в Жичине решился, к депутату вновь пожаловали избиратели. На сей раз сельчане сетовали, что в их деревне закрыли сельмаг.

— У меня 65 человек проживает в Жичине. Там и взрослые, и дети, и пожилые. Магазин закрыли — пустили автолавку. А ведь зима, холодно в очереди стоять на улице. Люди начали возмущаться. Я опять собрал подписи, послал в райисполком, назначили собрание. Говорили, что закрыли потому, что некому работать. В течение месяца нашелся продавец. Магазин работает по сегодняшний день.

Еще одна боль Кабаков — это вода. Станцию очистки в агрогородке ждут давно. По планам она должна была появиться здесь к 2015-му. В 2016 году депутат написал коллективное обращение с требованием к местным властям выполнить обещание. В противном случае сельчане грозили дружно проигнорировать парламентские выборы. В итоге в доме культуры провели собрание, на котором районные чиновники объяснили, что к 2015 году станцию очистки не удалось установить из-за нехватки денег — и пообещали решить этот вопрос в будущем.

— В этом году уже начали строить и скоро запустят станцию, — довольно говорит депутат.

«Когда началась предвыборная кампания, началось…»

В 2018 году Валерий выдвинул свою кандидатуру на выборах в сельский и районные советы депутатов. На этот раз было сложнее. Во-первых, в округе Валерия появился еще один кандидат — местный ветеринар. Во-вторых, из его округа исключили три улицы и включили одну новую, оставив тем самым кандидата без значительной части избирателей, которым он помогал. Из округа Билибухи убрали в том числе и улицу Садовую, за подсыпку которой он собирал подписи.

— Да, меня зарегистрировали кандидатом, но когда началась предвыборная кампания — начало-о-ось. Повырезали мне улицы, которые были у меня на выборах в 2014 году. Видно, увидели, что молодежь за мной идет и решили убрать эти улицы. Скинули их другому кандидату.


На этом сложности не закончились. По словам Валерия, его пожилые избиратели не знали, что для голосования «на дому» нужно предварительно подавать заявку:

— Они уперлись, что голосование на дому должно быть по заявке. Но откуда старые люди, к которым раньше всегда приходили с урной, знали, что вот именно сейчас нужно оставлять заявки по звонку? Я как узнал, глянул на часы, было уже полшестого. Смекалка сработала, я с друзьями взял бусик, машины, собрал людей, которые не голосовали и привез на участок.

В итоге Валерия Билибуху все-таки переизбрали в Первомайский сельсовет, но в районный совет депутатов он не прошел — уступил начальнику железнодорожной станции. Результаты кандидата не расстроили. По словам Валерия, и по сельсовету хватает работы.

«Ходят помыться друг к другу: родители к детям, дети — к родителям»

Избиратели идут к депутату в любой непонятной ситуации. Одни жалуются на штрафы за фликеры, другие — на отключенный газ, третьи — на запущенное кладбище, четвертые — на освещение, пятые — на запрет купания в меловом карьере. Где мог — помог: то советом, то обращением в соответствующие структуры, то крест завез и поставил.

Машина депутата под стать хозяину — надежный простой темно-синий Volkswagen- универсал. Сели с депутатом — и поехали по округу. Минули улицу Садовую, на подсыпку которой Валерий собирал подписи:

— Пока не стал депутатом, там было весной не проехать — садились на пузо.


Проехали школу и садик. В Кабаках они, к счастью, еще работают. По словам депутата, молодежь в агрогородке еще есть, но выпускники уезжают. Кто в Брест, кто в Березу, кто в Минск.

Из Кабаков заехали в Жичин. Здесь тоже Валерий только и успевает показывать рукой на улицы, которые удалось подсыпать. На окраине проехали кирпичное здание. Это бывшая сельская баня. В свое время депутат там работал на полставки истопником.

— Баня раньше была на балансе местного хозяйства. А потом ее закрыли. Сказали, что убыточная, что маленькая была посещаемость. Конечно, будет маленькая, если за один раз попариться брали то ли четыре, то ли пять рублей! У некоторых тут ванны есть, так ходят помыться друг к другу: родители к детям, дети — к родителям.


По словам Валерия, депутатство его основной работе не мешает. Претензий у руководства к нему из-за политической деятельности и позиции не было. На следующих местных выборах тоже будет выдвигаться, хоть и признает, что власти у сельских депутатов немного:

— Но надо же кому-то не давать им спокойно сидеть. Чтобы не «одобрямс» и бумажки для отчетности, — а чтобы хоть минимально что-то делалось.



Поделиться




Загрузка...