Суд удовлетворил требования избитого ОМОНом врача Дмитрия Середы

Утром 11 сентября в суде Заводского района г. Минска было оглашено решение по иску избитого сотрудниками ОМОН Дмитрия Середы и его семьи к государству - Министерству финансов, ГУВД Мингорисполкома, МВД и РУВД Заводского района.

Суд удовлетворил требования избитого ОМОНом врача Дмитрия Середы
Судья Людмила Гедранович удовлетворила исковые требования частично - компенсировать материальный ущерб за сломанные входные двери, выбитые стекла в балконных дверях, затраты на лечение у психотерапевтов, услуги адвоката, госпошлины, передает spring96.org

Общая сумма компенсации для Дмитрия Середы, его жены и несовершеннолетней дочери составила 2 886 белорусских рублей.

Выплатить компенсацию по исковым требованиям должна только казна Республики Беларусь, именно в этом и заключается частичность удовлетворения по иску.

Юрист Правозащитного центра "Весна" Павел Сапелко, который с самого начала помогал пострадавшему от незаконных действий милиции Дмитрию Середе, считает, что это однозначная победа.

"Суд рассмотрел доводы сторон, и, несмотря на объяснения представителей ответчиков, можно сказать, установил нарушение прав Дмитрия Середы и его семьи на неприкосновенность жилища и личную неприкосновенность.

Такое решение суда закладывает фундамент для дальнейших наших действий - привлечения к уголовной ответственности тех сотрудников милиции и ОМОНа, которые применили неправомерную силу и спецсредства при задержании Дмитрия, и требование компенсации за моральный ущерб, нанесенный его семье. Двигаемся дальше", - сказал правозащитник.


Основное судебное заседание по иску Дмитрия Середы и его родных к Министерству финансов, УВД Заводского района, МВД и ГУВД Мингорисполкома о материальной компенсации из-за неправомерных действий сотрудников милиции и ОМОН во время жесткого задержания 4 августа 2016 года прошло 10 сентября.

За процессом следили правозащитники "Весны"

В процессе участвовали Дмитрий Середа и его мать, представитель МВД Александр Криун, представитель Минфина Юрий Шишковец.

Представитель Дмитрия Середы ходатайствовал о допросе в суде свидетелей: Михаила Курачкова, который занимался ремонтом дверей, сотрудника ОМОН С. Ковальчука, который изменил свои показания о моменте задержания и применения физической силы во время допроса при проведении проверки.

Адвокат добавляет, что необходимо изучить материалы проверки, в которых С. Ковальчук признал применением физической силы - загиб руки за спину и прижатие правым коленом к полу - в то время, как Середа не оказывал сопротивления. 

При чем по закону применение физической силы может осуществляться только в случаях, когда без ее применения обойтись невозможно. Само же привлечения ОМОНа для задержания заявителя было проведено с нарушением законодательства, так как для проникновения в жилье возможно с двух разрешений - должностного лица и командира подразделения.

В этот момент в разговор вмешивается представитель МВД, который спрашивает, каким образом стала известна такая информация и как Дмитрию Середе и его представителю удалось с этими материалами ознакомиться, так как есть определенный гриф секретности для таких материалов, и просит представителя истца не ссылаться на такие документы.

Представитель отвечает, что ознакомление с материалами было сделано по ходатайству в суде и все законно.

Александр Криун настаивает на предварительных данных: при задержании милиция предполагала, что Дмитрий Середа подозреваемый в совершении уголовного преступления, поэтому вторжение в его квартиру было законным.

Суд спрашивает, чем это подтверждается? На что представитель МВД отвечает, что сотрудники Заводского ОВД предварительно звонили в дверь Середы, представились и попросили открыть дверь, а заявитель отказался, поэтому милиционеры предположили, что таким образом Дмитрий отказывается от вызова в ОВД.

Защитник спрашивает: если некоторые из сотрудников ОВД после проведения проверки были привлечены к дисциплинарной ответственности, не значит ли это, что они действительно провели задержание с нарушением закона? Законно ли были применены спецсредства к задержаному?

Представитель МВД отвечает, что в том случае учитывались предыдущие действия Дмитрия Середы по уклонению от вызовов в отделение милиции, что обосновывает применение спецсредств.

Еще один представитель от органов внутренних дел рассказывает суду, что заявитель подозревался в демонстрации половых органов, а как правило по такой категории преступлений подозреваемые имеют ненормальное психическое состояние, поэтому и были привлечены силы ОМОНа.

"Постучав в дверь и представившись, попросив добровольно открыть, следователь Нущик услышал от Середы обратную реакцию вплоть до нецензурной брани.

Через стекло на балконе он мог видеть сотрудников ОМОН и полностью понимал требования сотрудников, поэтому мог ответить на их требования. Но вместо этого он убежал в другую комнату. Из этого следует, что проникновение в жилище было полностью законным", - утверждает сотрудник РУВД.

Судья запрашивает, в чем была необходимость применять физическую силу и спецсредства, на что получает ответ - "это была последовательность действий, которые происходили". К тому же по словам представителя ответчика реакция истца не позволяла действовать иначе, так как он "забаррикадировался" в квартире.

До сих пор личность настоящего преступника не установлена, а дело было приостановлено.


Адвокат еще раз запрашивает, ошибочно ли был задержан Дмитрий Середа? На что представитель МВД отвечает, что "нет, не ошибочно".

Суд переходит к допросу свидетелей. Первым опрашивают члена судебно-медицинской комиссии Виталия Курчинского, который лично не осматривал заявителя. 

Он утверждает, что в заключении экспертизы от 2016 года у Дмитрия Середы были обнаружены кровоподтеки и царапины, однако черепно-мозговой травмы не было зафиксировано. Адвокат уточняет, на основании чего в их заключении ЧМТ истца не была подтверждена?

Следующим свидетельствует Юрий Попович, который работает врачом в поликлинике по месту жительства заявителя. Он рассказывает, что другим терапевтом поликлиники у Дмитрия Середы все же была зафиксирована черепно-мозговая травма легкой степени, сам Юрий Попович с этим диагнозом согласен.

Далее допрашивают по очереди врачей-психиатров, к которым за помощью обращались Дмитрий Среда, его жена и дочь. Каждый утверждает, что ранее в психиатрический диспансер семья не обращалась, на учете не состояла. 

Один из свидетелей указывает, что посттравматическое стрессовое расстройства возникает из-за исключительно сильного травматического события, которое угрожает здоровью и жизни человека. Это значит, что это не просто стресс, а очень сильный стресс, который выходит за пределы повседневной опыта.

Представитель минфина пытается уточнить причинно-следственную связь: действительно ли обращение за психиатрической помощью было напрямую связано со штурмом квартиры Дмитрия Середы? 

Врач-психиатр отвечает, что когда собирается анамнез заболевания, то указывается и причинно-следственная связь травмирующих обстоятельств и состояния пациента. Представитель минфина упирает на то, что анамнез собран со слов заявителя, и что могли иметь место и другие травмирующие случаи.

Свидетель Александр Шушкевич указывает, что семья Дмитрия Середы обращалась к нему с дочерью Полиной с жалобами на нарушение у нее сна, энурез, тревогу, страхи, снижение аппетита. Для девочки были рекомендованы психотерапевтическая помощь и ограниченные медикаменты, так как на тот момент Полине не было и трех лет. 

По словам врача, оцениваются не только слова родителей, но и поведение самого ребенка. Он отмечает, что девочка была очень тревожной, а перенесенные стрессы в детском возрасте оказывают серьезные последствия на дальнейшую жизнь.

Следующим свидетельствует Александр Нущик, который работает старшим оперуполномоченным в ОВД Заводского района г. Минска. Именно он руководил процессом задержания 4 августа. Он рассказывает историю с самого начала, как потерпевшая указала на адрес Дмитрия Середы, так как подозревала его в совершение преступления.

Судья спрашивает свидетеля, каким образом они узнали, что подозреваемый может проявлять агрессию? Александр Нущик утверждает, что от соседей поступала информация, что из их квартиры постоянно были слышны споры и крики.

Людмила Гедранович спрашивает, какие были объективные причины для задержания. Нущик отвечает, что только в связи с тем, что на заявителя указала потерпевшая. Он утверждает, что так жестоко задерживали Дмитрия только потому, что было подозрение, что он уничтожит доказательства.

- Был ли у вас на тот момент телефон Середы? Звонили ли вы ему?

- Только домашний. Позвонили, трубку снял он.

- А как вы определили, что это он поднял?

- Мужской голос был.

- А вы представились? Что сказали?

- Я положил трубку?

- Почему?

- ...

- Что было дальше?

- Начали звонить в дверь.


Судья спрашивает, кто принимал решение и согласовывал привлечение сотрудников ОМОН в данной ситуации, и почему решение датировано 5 августа, в то время как к Середе ворвались в квартиру утром 4 августа. 

При этом в решении указано только то, что подозреваемый физически развит и занимается спортом, но ничего не написано о том, что у него есть оружие. Так почему же было принято решение о силовом задержании?

Нущик не знает, что ответить на это. Вообще он очень часто отвечает, что "не помнит" или "затрудняется ответить".

Защитник предлагает посмотреть рапорт Нущика, где написано, что он опрашивал соседей и обнаружил, якобы Дмитрий Середа может проявлять агрессию. Адвокат спрашивает, почему ее подзащитного не вызывали на допрос, когда в милицию обратилась потерпевшая. 

Нущик говорит, что были предположения, что он может начать скрываться. Тогда адвокат спрашивает, зачем было ломать двери и почему не задержали Дмитрия в другом месте, например, по дороге в магазин? Нущик молчит, потом говорит, что не помнит.

- Одним из мотивов задержания было мнение, что у такого типа преступников есть психические нарушения. Вы проверяли, стоит ли на учете Середа в психоневрологическом диспансере?

- Не могу ответить.

- Проверяли, есть ли у него зарегистрированное оружие? Наличие собак?

- ...

- Значит, не выясняли. Проверяли ли сведения о несовершеннолетних детях?

- Не могу вспомнить.

Судья делает замечание, что свидетель очень невнятно отвечает на вопросы, даже ей сложно его воспринимать, а секретарь не может записывать показания.

Нущик говорит, что на момент проникновения в квартиру он не знал, что там есть дети.

После обеденного перерыва в суде выступает Михаил Курочков, который занимался заменой двери в квартире Дмитрия Середы. Он рассказывает, что когда приехал к заявителю, дверь была деформирована, сломан нижний замок, дверь не закрывалась и не подлежала ремонту, поэтому ее необходимо было заменять на новую. Свидетель подчеркивает, было очевидно, что деформация произошла при взламывании, сама дверь была металлическая и срок ее службы - от 15 до 25 лет.

Представители ответчиков из РУВД, МВД, ГУВД Мингорисполкома и Министерства финансов

Сторона истца ходатайствует о вызове на заседание сотрудника ОМОН С. Ковальчука, но ответчики выступают против. Представители от органов внутренних дел в свою очередь ходатайствуют о вызове оперативного работника Гирко, работавшего по делу об эксгибиционизме от 31 июля. 

Судья отмечает, что этот свидетель никак не причастен к рассматриваемому сейчас делу, и отказывает в удовлетворении ходатайства. 

Однако объявляет перерыв для ознакомления с новыми материалами, которые поступили в суд только вчера, - заключением независимого эксперта, где отмечается, что от применения загиба руки у человека могут появляться царапины на голове, теле и много других повреждений.

Еще один свидетель со стороны Дмитрия Середы ремонтировал балконную дверь. Адвокат ходатайствует, чтобы к материалам дела были приобщены также фото сломанных входящих и балкон дверей, а также квитанция ​​об оплате услуг адвоката. Суд приобщает фотографии и квитанцию.

Представители ответчика ходатайствуют о дополнительном допросе Александра Нущика, так как якобы он плохо себя чувствовал во время дачи показаний в суде и сразу после заседания поехал в поликлинику. Однако суд отклонил это ходатайство.

Суд перешел к изучению письменных материалов дела.


Адвокат просит суд зачитать протоколы допроса сотрудника ОМОН С. Ковальчука. Так, во время допроса 12 августа 2016 года С. Ковальчук рассказывает, что Дмитрий Середа сам лег на пол и завел руки за спину, а он только надел наручники. 

Также, в протоколе говорится, что перед штурмом квартиры поступила информация, что в помещении есть женщина и ребенок, поэтому необходимо "работать быстро". Откуда у подозреваемого появились телесные повреждения - затруднялся ответить.

А уже в протоколе от 14 августа этот же самый омоновец указывает, что к заявителю физическая сила не применялась, так как он не оказывал сопротивления, поэтому не было необходимости в этом, руки никто ему не загибал.

"- Как вы можете объяснить наличие физических повреждений?

- В целях недопущения оказания сопротивления производилось воздействие путем надавливания коленом в области плеча, полагаю, что некоторые кровоподтеки могли появиться из-за этого. Но насчет происхождения других телесных повреждений мне ничего не известно", - отмечается в протоколе допроса С. Ковальчука.

В прениях сторон защитник еще раз обращает внимание на то, что никто не имеет права незаконно вторгаться в жилище (ст. 29 Конституции), а в ст. 25 Закона «Об органах внутренних дел" есть конкретный перечень случаев, когда такое вторжение может иметь место. И это не подходит под ситуацию Дмитрия Середы. То же самое касается и применения физической силы.

"Задержание - это не равно силовой захват и не ровно применение физической силы. Это значит, что само задержание не оправдывает применение физической силы", - подчеркивает адвокат и настаивает на незаконности задержания Дмитрия Середы.

Все действия сотрудников Заводского РУВД и ОМОНа не могут быть обоснованы их профессиональной риском. Поэтому адвокат просит суд иск удовлетворить и компенсировать материальный ущерб Дмитрию Середе и его семье.

Сам Дмитрий Середа говорит, что ущерб был нанесен не только ему, но его жене и дочери, и до сих пор он не услышал, в чем они были виноваты. Обеим были нанесены психологические травмы, с которыми они до сих пор справляются.

Мать Дмитрия Середы, которая является собственницей квартиры, говорит, что милиция должна публично принести извинения за свои действия.

Представители ответчиков из РУВД, МВД, ГУВД Мингорисполкома и Министерства финансов уверены, что все действия при задержании заявителя были законными и правомерными. 

Один из них говорит о том, что провокационные действия истца привели к тому, что произошло, а его поведение спровоцировало ответственные действия милиции, вплоть до причинения вреда его семьи.

Представитель минфина по-прежнему уверен, что черепно-мозговая травма могла быть получена Дмитрием Середой при других обстоятельствах, также, как и психологические травмы у его жены и дочери.

В последнем слове защитник подчеркнула:

"Надо уметь признавать свои ошибки, но со стороны ответчиков, к сожалению, этого не последовало".


Напомним, утром 4 августа 2016 года в квартиру Дмитрия Середы, выбив входную дверь и стекло балконной двери в кухне, ворвались неизвестные в масках, положили его лицом в пол, заломили руки за спину, надели наручники и, продолжая избивать в спецавтотранспорте, доставили в РУВД Заводского района Минска. 

Задержанный был допрошен в качестве подозреваемого в хулиганстве по ч. 1 ст. 339 Уголовного кодекса и отпущен только на следующий день, поскольку у следователя «отпали основания для дальнейшего содержания его под стражей».

В течение трех лет Дмитрий Середа получил семь отказов в возбуждении уголовного дела против ОМОНовцев, которые явно при его задержании превысили полномочия. 

И только 23 июля 2019 г. суд Партизанского района постановил удовлетворить жалобу Дмитрия Середы, отменить постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а материалы отправить на дополнительную проверку. 

19 августа ему снова отказали в возбуждении дела, однако всего через два дня, 21 августа, это решение было отменено и началась новая проверка по делу Середы. 

Предположительно, это связано с нашумевшим совещанием у Александра Лукашенко 20 августа, во время которой он жестко критиковал методы деятельности представителей правоохранительных органов, вспомнив (хоть и не называя имен), в том числе, и дело Середы.

 

Поделиться