«Выполняют план и обеспечивают видимость»

С открытым письмом к главе государства через «БелГазету» решил обратиться Зыль Евгений Олегович, известный также как музыкант и рэп-исполнитель под творческим псевдонимом Джонни Гатти, а в прошлом - Young Dogg. Себя он считает незаконно осужденным в апреле 2019г. и утверждает, что приговорен к 21 (двадцати одному) году лишения свободы по сфабрикованному уголовному делу сотрудниками правоохранительных органов Бреста.

«Выполняют план и обеспечивают видимость»
Публикуем обращение осужденного с сохранением авторского стиля и небольшими сокращениями.

«Уважаемый Александр Григорьевич.

Пишу Вам открытое письмо, так как другие методы повлиять на произвол всей «показательно-плановой» системы правоохранительных, прокурорских и судебных органов в нашей стране невозможны. Жалобы, обращения, ходатайства и заявления не выходят из СИЗО и «исправительных» колоний, а если что-либо имеет возможность «пройти цензуру», то все вышеперечисленные атрофированные органы делают только отписки, ссылаясь друг на друга, в том числе и Ваша администрация.

В 2015г. Вы издали антинаркотический декрет, после чего Госнаркоконтроль РБ принялся выполнять поставленный им «план раскрываемости» преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Так как контролировать и изобличать настоящих организаторов интернет-магазинов по продаже наркотиков Госнаркоконтроль не умеет (это практически невозможно), а «план раскрываемости» преступлений для них жизненно необходим (чтобы не потерять свои рабочие места), оперативные сотрудники принялись создавать свои собственные интернет-магазины по продаже наркотиков. Тем самым вся показательная система остается при своей работе, точнее, создается ее видимость.

Почему я все это пишу? Потому что я лично столкнулся с произволом всех вышеперечисленных структур и, возможно, благодаря Вам меня все-таки смогут оправдать. В массах бытует такое мнение, Александр Григорьевич, о том, что Вы о многих происходящих в стране вещах даже не подозреваете, так как окружающие Вас чиновники создают лишь видимость своей работы и большую часть фактической информации от Вас скрывают целенаправленно.

Вы говорите много правильных вещей с телеэкрана, но дальше этих слов ничего не происходит, либо происходит, но в точности до наоборот. Поэтому я все-таки еще верю, что Вы понятия не имеете о фактически происходящем в нашей стране произволе. Надеюсь, что после этого письма у меня не случится сердечная недостаточность, а наоборот, Вы, Александр Григорьевич, разберетесь и накажете виновных в фабрикации моего уголовного дела.

 

«МЕНЯ ИЗБИВАЮТ И УГРОЖАЮТ»

Теперь я расскажу Вам о последовательности событий, не поддающихся здравому смыслу и логике.

06.02.2015г., выйдя из лифта, на своей лестничной площадке я застал оперативного сотрудника Госнаркоконтроля Ленинского района г. Минска - Хомицевича А.В. Он был один, без удостоверения сотрудника. Что он делал, абсолютно один, возле моей съемной квартиры, и какую преследовал цель, до сих пор остается загадкой.

Хомицевич А.В., не предъявив никаких документов, напал на меня, и мне пришлось от него отбиваться, так как на тот момент я подумал, что на меня напал какой-то «наркоман-отморозок» и пытается меня ограбить. Когда я от него отбился и успел забежать в квартиру, Хомицевич последовал за мной, начал удерживать собой входную дверь, кому-то звонить. Моя жена снимала все его незаконные действия на видео. Я в это время вызвал милицию.

Примерно через 15 минут приехали остальные подельники Хомицевича из Госнаркоконтроля Ленинского района. Они привезли Хомицевичу удостоверение, без каких-либо санкций и постановлений вломились в квартиру и начали проводить незаконный обыск. Ничего противозаконного в квартире обнаружено не было. Всю электронную технику они изъяли на экспертизу. Меня привезли в Ленинское РУВД г. Минска и через несколько часов отпустили. При этом мне ничего не предъявив и не взяв с меня никакой подписки о невыезде.

06.03.2015г. в Гродно был задержан мой знакомый, с крупной партией различных наркотиков (850 гр.), с крупной суммой наличных денег, с логинами и паролями от мессенджеров, принадлежавших интернет-магазину по продаже наркотиков, с пластиковыми банковскими карточками, привязанными к электронным кошелькам интернет-магазина и т.д.

Через несколько дней после задержания моего знакомого ко мне в окна вламываются бойцы «Алмаза» вместе с сотрудниками Госнаркоконтроля Партизанского района г. Минска. Меня избивают, угрожают, спрашивают, что из наркотиков мне подкинуть. Как и после первого обыска, в моей квартире ничего противозаконного обнаружено не было, даже какой-либо техники и мобильных телефонов, так как вся техника уже месяц находилась на экспертизе. Обыск также проводился без каких-либо санкций и постановлений. После этого меня привезли в Партизанское РУВД г. Минска, продержали там несколько часов и отпустили, ничего мне не предъявив, не взяв с меня подписки о невыезде.

 

«ВСЕ ЭТО БЛЕФ, И НАЧАЛИСЬ НЕПРИЯТНОСТИ»

На тот момент я думал, что вся эта ситуация - одно большое недоразумение. 27 марта 2015г. моя жена родила дочь. В конце мая мне вернули всю технику, которая находилась на экспертизе. Ничего противозаконного в ней обнаружено не было. Никаких процессуальных действий в отношении меня не производилось.

Опасаясь, что это абсурдное недоразумение может перерасти в нечто иное, я и жена приняли решение переехать обратно в Москву. В середине июня я официально купил билеты на поезд, и мы покинули Беларусь.

Но в августе 2015г. в отношении меня заочно заводится уголовное дело по ч. 3 ст. 328 УК РБ - со слов моего знакомого, задержанного в г. Гродно, и меня подают в межгосударственный уголовный розыск. К сожалению, я об этом не знал.

Все это время я вел обычный образ жизни артиста, ни от кого не скрывался, вел активную жизнь в социальных сетях, где указывал свое местоположение и даты предстоящих выступлений. Летом 2016г. я открыл свою студию звукозаписи в г. Саратове, и мы с семьей переехали в этот город, где я записывал свой новый альбом.

Уже в мае 2017г. ко мне в студию зашел сотрудник управления наркоконтроля по г. Саратову. Он пояснил, что я нахожусь в федеральном розыске и чтобы «решить вопрос», я должен был заплатить ему два миллиона российских рублей переводом на кошелек системы «биткоин». Я дал свое согласие для того, чтобы выиграть время, так как понимал, что все это блеф и у меня начались неприятности.

Мы переехали обратно в Москву. В середине декабря 2017г. я вернулся в г. Саратов, чтобы перевезти студию звукозаписи в Москву, но 19 декабря был задержан сотрудниками областного уголовного розыска по Саратовской области. Меня поместили в СИЗО-1 г. Саратова, где я находился девять месяцев в ожидании моей экстрадиции.

 

«НИ ОДНОГО ДОКАЗАТЕЛЬСТВА»

В начале октября 2018г. меня доставили в СИЗО-7 г. Бреста. Как я и предполагал, меня поместили в камеру с «тайным агентом», которого я распознал в первые десять минут, так как он уж слишком активно интересовался подробностями моего уголовного дела, о которых я даже понятия не имел.

Вскоре мы с адвокатом начали изучать сфабрикованное уголовное дело, которое состояло из 62 томов. Из всего этого множества томов связанных непосредственно с моим именем было только 3 или 4, остальные тома - это все нераскрытые уголовные дела по незаконному обороту наркотиков в отношении неустановленных лиц по г. Бресту.

По правде говоря, я был уверен, что весь этот абсурд закончится моим объяснением и все разойдутся по домам. Но это оказалось невозможным, так как у нас в стране должны выполняться планы. Поэтому система произвола пошла против меня до конца, так как им необходимо было как-то оправдать свою некомпетентность, мой межгосударственный розыск и экстрадицию, незаконное содержание в СИЗО, кучу использованной зря бумаги. И списать на кого-то все нераскрытые уголовные дела, тем более что не могут же они признаться в том, что все эти магазины принадлежали оперативным сотрудникам г. Бреста.

Все мое обвинение построено на предположении досудебных органов, заведомо ложных показаниях заинтересованных лиц и фальсификации доказательств, что является противозаконным. Досудебные органы не установили, вступал ли я в какой-либо и с кем-либо преступный сговор. В суде не было представлено ни одного доказательства. Суд и органы предварительного следствия предположили, что в неустановленное время при неустановленных обстоятельствах незаконно с целью сбыта на территории Республики Беларусь я якобы приобрел у неустановленного лица неустановленное количество наркотических веществ.

Ни одного доказательства по данным предложениям ни в суде, ни в материалах уголовного дела не имеется. Суд и органы предварительного расследования предположили, что в неустановленное время и при неустановленных обстоятельствах я якобы приобретал, хранил, расфасовывал и перевозил неустановленное количество наркотических веществ. В материалах уголовного дела нет ни одного доказательства по этим предположениям. Суд и органы предварительного расследования не установили и не доказали фактов использования мною каких-либо мессенджеров для мгновенного обмена сообщениями, связанных с каким-либо инкриминируемым мне интернет-магазином по продаже наркотиков.

 

«ПРОШУ ВЗЯТЬ ПОД ЛИЧНЫЙ КОНТРОЛЬ»

На момент написания этого открытого письма я уже 20 месяцев нахожусь в статусе обвиняемого и содержусь в СИЗО-7 г. Бреста, так как приговор суда Московского района г. Бреста от 24.04.2019г. еще не вступил в законную силу. Я и мой адвокат подали апелляционные жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Брестского областного суда. После первого заседания судебной коллегии 12.07.2019г. прокурор и коллегия отказали в ходатайстве о повторных экспертизах, которые меня сразу же могли оправдать и указать на мою непричастность ни по одному обвинению. Судебная коллегия поддержала ходатайство прокурора о проведении повторной культуроведческой экспертизы. Заседание коллегии по уголовным делам Брестского областного суда отложено на неизвестный срок. Я не верю, что судебная коллегия и прокуратура смогут вынести законный, оправдательный приговор, так как Следственный комитет, прокуратура и судебные органы работают в одной нарушающей закон цепочке, прикрывая некомпетентность друг друга и свои незаконные решения, чтобы выполнять план раскрываемости преступлений и обеспечивать себя постоянной видимостью работы. Уважаемый Александр Григорьевич, прошу Вас взять мое сфабрикованное уголовное дело под Ваш личный контроль, чтобы довести его до законного оправдательного завершения.

С уважением, Зыль Евгений Олегович».

От редакции. Как нам стало известно от отца осужденного, на прошлой неделе «обращение, поступившее в Администрацию президента, для рассмотрения в соответствии с компетенцией направлено в Генеральную прокуратуру». Также, по словам Олега Зыля, «30 августа состоялся очередной суд. По результатам экспертизы сняли ч. 1 ст. 343. В результате сыну дали 19 лет. Приговор вступил в силу. Сын и адвокат написали жалобу председателю областного суда в Бресте. Продолжаем судебные разбирательства по регламенту».

Поделиться