Концлагерь в центре Европы: "Волчьи норы" как одно из самых страшных мест в Беларуси

В среду 24 июля, примерно в 18:05, в одном из помещений исправительной колонии № 22, или "Волчьих норах", в Ивацевичах умер 38-летний осужденный.

Концлагерь в центре Европы: "Волчьи норы" как одно из самых страшных мест в Беларуси

"Умер житель Бреста. В 2015 году он был осужден по части 3 статьи 328 Уголовного кодекса к наказанию в виде 9 лет и 6 месяцев лишения свободы. До смерти мужчина страдал сердечно-сосудистым заболеванием и астмой".

По словам представителя СК, видимых признаков насильственной смерти в ходе осмотра трупа обнаружено не было. По данному факту Ивацевичским районным отделом СК проводится проверка. С целью установления причины смерти мужчины назначена судебная экспертиза.

Однако и без проверки с высокой долей вероятности можно предположить,  что оба заболевания мужчина "заработал" в колонии и умер, поскольку не получал нормального (а может и вовсе никакого) лечения. И вряд ли нам об этом сообщат по результатам официальной проверки, поскольку получается, что осужденный на определенный срок из-за условий содержания оказался прговоренным к смерти.



Например, 8 марта, в группе «Белорусская тюрьма» появилась информации о том, что в ИК-22, повесился заключенный Максим Рудько, который отбывал наказание в 1-м отряде 3-й-секции, пишет spring96.org


Недавно журналисты правозащитного сайта mspring.online провели собственное расследование и пришли к выводу, что бунт в Ивацевичской колонии был более масштабным, чем предполагалось в ноябре. Несколько десятков заключенных были вывезены из колонии и этапированы в другие места.

Напомним, всё началось в ночь с 3 на 4 ноября прошлого года, когда заключённые исправительной колонии №22 «Волчьи норы» в Ивацевичах устроили протестную акцию из-за невыносимых условий содержания, созданных администрацией, и резкого увеличения количества дисциплинарных взысканий. 

Одним из виновников той ситуации, как и сейчас свидетельствуют родители осуждённых, считают нового заместителя начальника колонии по режимно-оперативной работе (РОР) Валентина Столяра.

Администрация предсказуемо ответила репрессиями. Ранее из разных источников поступила информация, что не менее 30 человек были вывезены из колонии и этапированы через Барановичскую пересылку в Могилёв (тюрьма №4 и колония №15) и Жодино (тюрьма №8). Однако теперь стали известны новые подробности. Количество наказанных за инцидент, скорее всего, превышает 60 человек.

Посчитали этапы

Документально установлено, что один из этапов состоялся 5 декабря прошлого года и состоял из 12 осуждённых, среди которых был Роман Богданов. Его кейс интересен тем, что парень провёл в одиночной камере четыре месяца. 

Такая же участь ожидала Филиппа Хромова, который из Ивацевич прошёл транзитом через новополоцкую колонию и осел в жодинской тюрьме №8 на ближайшие три года. Известно, что беспрецедентное давление оказывалось и на Никиту Довгаля, парень слишком долгое время просидел в штрафном изоляторе (ШИЗО).

Матери осуждённых по статье 328 УК «Незаконный оборот наркотиков» зафиксировали по датам ещё три подобных этапа: два из них состоялись ранее, а последний был отправлен 28 декабря. Общее количество этапов пока неизвестно. 

Ориентировочно родители оценивают количество наказанных за бунт более, чем в 60 человек. Однако цифра может быть и большей. Зачастую самые жестокие расправы чинятся сотрудниками ДИН над беспризорными детьми, за которых некому заступиться.

Например, у Кирилла Морозова из родных осталась только сильно пьющая мать. По сути, он сирота и оказался после этапа в жодинской тюрьме без какой-либо опеки. Матери других арестантов пробовали писать жалобы в Департамент исполнения наказаний (ДИН) и от его имени, на что получали отписки во вполне законном духе «вы не являетесь его законным представителем».

Хитрые схемы ДИН и раскрутка по 411-ой

Руководство ДИН при этапировании неугодных из «Волчьих нор» использовало достаточно хитрую схему, чтобы сбить с толку родителей и скрыть реальные масштабы бунта и последовавших репрессий. 

Кроме упомянутых нами ранее могилёвской колонии №15, тюрем №4 и №8, в маршруты этапирования были включены также Новополоцкая колония №1, Бобруйская колония №2, Витебская ИК-3 «Витьба». 

Известно, что часть неугодных бунтарей осела даже в исправительной колонии особого режима №13 в Глубоком – это самая суровая белорусская ИК, где содержатся людоеды (в буквальном смысле, имеется кейс «пожизненника» 90-х годов) и убийцы.

Например, в Глубокое попал осуждённый по фамилии Жуков. Известно, что именно его, как говорят арестанты, «раскрутили по 411-ой». По статье 411 УК «Злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения» он был дополнительно осуждён к 1 году и 2 месяцам лишения свободы. 


Известно, что по этой статье, за отмену которой выступают правозащитники, осуждён, как минимум, ещё один этапированный из ивацевичской ИК-22.

Матери осуждённых считают, что условия содержания в ивацевичской колонии «Волчьи норы» и сегодня можно смело приравнять к концлагерю. По-прежнему, по их словам, там лютует зам по РОР Валентин Столяр, а начальник колонии Андрей Квашевич, который успокоил бунт простым посещением всех бараков, ничего с ним сделать не может. 

По одной из версий, Валентин Столяр, будучи ещё совсем молодым человеком, претендовал на более высокую должность, но не получил её и поэтому сильно переживает.

Не концлагерь ли в центре Европы?

В пример приводится кейс Ильи Барановского. Парень, как и большинство фигурантов дел по «наркотической» статье 328 УК, был арестован в 18-летнем возрасте. За незаконный оборот наркотиков он был приговорён к 11 годам лишения свободы. Его вину никто не ставит под сомнение, однако условия содержания юноши вызывают недоумение.

В Уголовно-исполнительном кодексе Республики Беларуси есть статья 7, которая называется «Исправление заключённых и его основные средства». В ней прописано, что наказание имеет целью исправление осуждённых и предупреждение совершения преступлений. 

Исправление осуждённых – это формирование у них готовности вести правопослушный образ жизни. Основными средствами достижения таких целей кроме тюремного порядка являются воспитательная работа, общественно полезный труд, получение осуждённым образования, общественное воздействие.

А на практике из трёх с половиной лет уже отбытого своего срока Илья Барановский три года провёл в условиях крытой могилёвской тюрьмы №4. То есть, почти сразу после попадания в ИК-22 практически еще подростка объявили злостным нарушителем режима и отправили в самые жёсткие условия.

Весной нынешнего года он вернулся в ивацевичскую колонию «Волчьи норы», но практически сразу был отправлен в помещение камерного типа (ПКТ), где провёл четыре месяца. В данный момент на 23-летнего парня снова готовят документы, чтобы его вернуть в тюрьму ещё на три года.

Чтобы попасть под такие репрессии, утверждают активистки движения «Матери-328», нужно получить примерно 40 взысканий за месяц, а это нужно уметь. Либо нужно иметь предвзятое отношение со стороны зама по РОР.


Родители недоумевают, зачем так третировать их детей, которые попали в тюрьму практически сразу после школы. Очевидно, что после такого «исправления» в колонии человек к нормальной жизни уже не вернётся никогда. Сажая 18-летних на шесть лет в крытую тюрьму, государство само готовит себе монстров.

Поделиться