«Нет ни одного достоверно установленного факта»: главный инженер МЗКТ сказал последнее слово перед приговором

Андрей Головач находится под следствием в СИЗО уже пятый год. Ему грозит еще 9 лет тюрьмы

«Нет ни одного достоверно установленного факта»: главный инженер МЗКТ сказал последнее слово перед приговором
Заканчивается суд над бывшим главным инженером Минского завода колесных тягачей Андреем Головачом. Мужчина уже пятый год находится в СИЗО. Он был задержан весной 2015 года по подозрению в получении взятки. В марте 2017 года суд Фрунзенского района Минска признал его виновным и приговорил к 8 годам лишения свободы, но была подана апелляция. Минский городской суд направил дело на новое рассмотрение, после чего Головача оправдали. Однако через пять минут после оглашения приговора мужчину задержали снова. Теперь главный инженер обвиняется по статьям «Получение взятки» и «Злоупотребление властью или служебными полномочиями». По версии обвинения, Головач с 2008-го по 2015-й злоупотреблял служебным положением, получал взятки за выбор поставщиков оборудования для завода, а также за скорейший ввод оборудования в эксплуатацию. Сторона обвинения считает, что вина обвиняемого нашла подтверждение в судебном заседании.

Во вторник, 16 мая, прения продолжились. В суде выступила адвокат задержанного. За два часа выступления она указала на многочисленные нестыковки, которые, по версии защиты, есть в материалах дела. Речь шла о каждом эпизоде отдельно. По ее словам, умысел обвиняемого не был доказан:

- Прошу оправдать Головача по всем эпизодам в связи с отсутствием действий состава преступления, - заявила защитник.


С последним словом выступил обвиняемый - он говорил 40 минут. Андрей Головач также прошелся по всем эпизодом дела:

- Все тендерные документы неоднократно проверялись, в том числе Комитетом госконтроля и Государственным военно-промышленным комитетом. И все было чисто. Подписание мною актов приемки оборудования никакой прибыли взяткодателям не приносило. Факт передачи денег в Москве не подтвердили. Подписание тендерных документов - это моя непосредственная обязанность. Это то же самое, что если бы человека судили за то, что он ходит на работу. Меня обвиняют в разглашении конфиденциальной информации о закупках. Но такая информация не является конфиденциальной, а конверты с предложениями поставщиков вскрывались в момент, положенный по закону. За что мне передавали деньги, если эти предприятия выигрывали тендеры объективно? Меня обвиняют в том, что я принимал эти решения. Но я никогда не давал указаний о подготовке тендерных документов, я просто перед конкурсом проверял результаты наших маркетинговых исследований, - сказал Головач.

- Мне инкриминируют нанесение ущерба в размере 400 тысяч долларов. Но оборудование, которое было закуплено, стоило 2,7 миллиона долларов. А у конкурентов оно стоило 3,1 миллиона. Значит, я сэкономил государству 40 ысяч долларов, - продолжил он. - Так называемые взяткодатели дали такие показания только потому, что иначе они бы уже сидели в тюрьме. Они - заинтересованные лица, их уже освободили от ответственности. Свидетель-взяткодатель дал такие показания, чтобы прикрыть свои хищения у своих хозяев. Он брал деньги на взятки, а потом оставлял их себе. Он давал неверные показания и теперь боится, что правда вылезет - и их арестуют в здании суда. И не изучен вопрос, откуда вообще взялись эти деньги. Показания свидетелей постоянно путаются. Мол, я принял 60 тысяч долларов от незнакомого человека. Кто-нибудь из сидящих в этом зале взял бы от незнакомого человека 60 тысяч долларов? Уверен, что нет.

Головач заявил, что никогда не подписывал акты ввода оборудования, если оно было не рабочим.

- Все мои действия были направлены на улучшение качества работы завода. Против завода я никогда не работал. Я - единственный, кто знает то, что я делал. Все остальное - лишь слова. Следствие интересовало только одно: посадить человека. Не удалось посадить тогда - решили посадить сейчас.

Головач рассказал, что оперативные мероприятия в отношении него проводились за год до его ареста. А прослушка кабинета велась весь последний месяц.

- Но следователи даже не смогли провести контролируемую передачу денег. Повесили бы на взяткодателя жучок и подослали бы ко мне. Что бы я тогда сделал? Развернул человека и выставил за дверь. Данное дело состоит из одних сомнений. Нет ни одного достоверно установленного факта.


Затем Головач процитировал слова Александра Лукашенко, сказанные им еще в 2011 году:

- Все доказательства должны быть непосредственно исследованы еще раз. Значит, граждане смогут гораздо меньше сомневаться в судебном решении. А главное - люди почувствуют себя действительно защищенными. Перестаньте бояться давать принципиальную оценку нарушениям и недоработкам, допущенным в ходе предварительного расследования. Для этого у вас есть все полномочия. Судьи не должны прикрывать судебными решениями ошибки правоохранительных органов, - процитировал Головач президента.

- Я верю, что суд примет правильное решение - и весь этот ужас наконец-то закончится, - сказал в заключение Андрей Головач.

Приговор по этому делу будет оглашен 19 июля.
 

Поделиться