«Мама, я больше никогда не буду пить». Исповедь бывшего алкоголика

Виктор Батюков написал в редакцию агентства «Минск-Новости» письмо с рассказом о своей страшной болезни — алкоголизме, с которой ему удалось справиться.

«Мама, я больше никогда не буду пить». Исповедь бывшего алкоголика
С В. Батюковым мы познакомились на пр. Победителей. Для него это не только одна из главных магистралей города, но еще и место службы. Он рабочий зеленого строительства и в составе бригады «Минскзеленстроя» регулярно выходит на проспект, чтобы наводить порядок и поддерживать красоту. Участок работы ответственный. Здесь часто проходят масштабные общегородские мероприятия, много гостей города. Все надо делать четко, быстро и организованно: и убирать зеленую зону после праздников, и высаживать тысячи цветов. Людей интеллектуального труда часто называют белыми воротничками. Так вот, Виктор тоже белый воротничок: под его рабочей спецовкой всегда белоснежная рубашка. Место службы обязывает.


В тот раз я расспрашивал Батюкова о работе. Свое дело он любит, увлечен им, и все у него получается. Интервью было напечатано в газете «Вечерний Минск». Однако в той публикации не был затронут один весьма важный аспект, который, хотя и не имел никакого отношения к рабочим будням «зеленстроевца», во многом их определял. Более того, в принципе делал эти будни возможными.

— Не удивляйтесь, но лет 15-16 назад я был самым обыкновенным, вполне законченным алкоголиком и уже просто физически не мог работать, — признался В. Батюков.

Как Виктору удалось избавиться от пагубного пристрастия?

Мы договорились, что он сам напишет об этом. И вот на мой электронный адрес пришла исповедь Батюкова. Сначала, как и положено для газетного материала, заголовок, потом — главы с подзаголовками. Уверен, многим людям прочитать этот текст будет полезно.

Только вы сами…

Алкоголь я начал употреблять еще в ранней юности. Все было как у многих. Вначале пил за компанию, затем втянулся. К 25 годам уже имел за плечами развод с супругой, увольнение с работы, которую считал престижной. А взамен приобрел море проблем. Более того, когда я освободился от семейных уз и постоянной работы, то вообще пошел вразнос. Вернулся жить к родителям, по сути, сел им на шею. Если и находил работу, то долго на ней не задерживался. От меня быстро избавлялись как от ненадежного пьющего товарища, иногда даже по статье. Одно время ездил на заработки в Москву, но и там повторялось то же самое. Возвращался домой, разумеется, без денег. Причем винил в этом не себя, а окружающих, начиная с работодателя и заканчивая товарищами по бригаде.

Когда умирал отец, вся моя семья находилась возле него в больнице, а я, вусмерть пьяный, спал дома на диване. Женился во второй раз, но через полгода моего беспробудного пьянства жена выгнала меня взашей. Опять остался один. И снова все по кругу. Устроился работать на стройку. Помню удивленные взгляды коллег и их обидные вопросы, если я выходил на смену, не опохмелившись: «Витя, ты трезвый?!» Помню и подчеркнуто пренебрежительное отношение ко мне начальства, и то, что меня постоянно отправляли на самую неквалифицированную работу. Все это вызывало протест, ведь я считал себя не хуже других. Однако правда в том, что при одном только виде откупоренной бутылки вина в чужих руках у меня, как у собаки Павлова, начинала выделяться слюна. В общем, все шло к своему логическому финалу, но…

В очередной «мужской день», 23 февраля, мы с товарищами по работе очень активно отметили праздник. Начали во время обеда, а вот когда закончили, не помню. Как попал домой, тоже не знаю. На следующий день была годовщина смерти отца. Утром проснулся с жутким похмельем, мне было настолько плохо, что и собственная смерть казалась благом. Внутри все тряслось, горло пересохло, кости выкручивало, голова готова была взорваться от боли, и тогда я прохрипел: «Мама, я больше никогда не буду пить».

Возвращение

«Мама, я больше никогда…» Знаю, что такие или похожие слова люди, допившиеся до ручки, произносят очень часто. Тем не менее уже тогда я был твердо уверен, что спиртного для меня больше не существует. Мать принесла из аптеки таблетки, которые снимают похмельный синдром, и тогда я впервые за многие годы увидел ее счастливой. Да, сначала было трудно. Иногда даже снилось, как беру в руку стакан с холодной водочкой и с жадностью выпиваю, но эти мысли прогонял воспоминаниями о том, что пережил, что натворил. Примерно через месяц борьбы с собой эти сны и желание выпить стали отступать, а через два месяца уже спокойно проходил мимо винно-водочного отдела. Прошло еще некоторое время, и я стал равнодушен к тому, что при мне выпивали другие.

Вскоре женился. Мне повезло: жена тоже спиртного не употребляет. Кстати, сейчас у нас дома в холодильнике стоит бутылка водки, которую мы купили, чтобы делать компрессы, и она будет там находиться именно для этого, даже если ей придется мерзнуть еще год или два. В семье двое прекрасных детей, и какое это счастье, что они никогда не видят отца пьяным! У меня нормальная работа, ко мне с уважением относятся сослуживцы, в том числе начальство. А главное, в семье царят любовь и взаимопонимание.

Сегодня я настолько уверен в себе, что в праздничный день могу выпить полбокала хорошего вина или шампанского. И разве это не счастье — жить нормальной, полноценной жизнью и не чувствовать себя больным и ущербным?


За тех, кто рядом

Вот этим ощущением я и хочу поделиться с теми, кто тоже решил победить самого себя. В том, что действительно могу помочь, убедился, когда примерно через год после моего протрезвления ко мне подошел сослуживец и попросил о помощи. Его семья находилась на грани распада, он был в отчаянии и от этого стал пить еще больше.

— Что же мне теперь делать? — спросил он.

— В первую очередь спроси себя, что тебе дороже: компания с рюмками водки в руках или семья? — отвечал я. — И можешь мне не говорить, что ты не алкоголик, что в любой момент можешь бросить, я сам это сотни раз говорил. И еще, пожалуйста, покопайся в себе самом и ответь на один-единственный вопрос: для чего тебе нужен алкоголь? Для радости? Но вспомни детство, юность, и ты увидишь, что тогда радость никак не зависела от спиртного. И она была настоящей! Для того чтобы перетерпеть горе? Извини, но любое горе только увеличивается, если его заливать водкой. Пить, чтобы расслабиться? Да лучше повозись с детишками! Очень расслабляет. И детям счастье.

Прошло несколько лет. Николай не употребляет спиртного, и у него очень дружная семья.

Вот такая моя история. Вывод простой: без вашего личного желания никто и ничто вам не поможет — ни доктора, ни кодировки. Лично я знал немало людей, которые с нетерпением ждали окончания срока кодирования, чтобы снова начать выпивать. А некоторые и не ждали ничего — как пили, так и продолжали употреблять.

Причем для исцеления не нужна какая-то особая, большая сила воли. Нужно всего лишь иметь желание быть счастливым. Если моя исповедь заинтересует хоть одного человека, я готов ему помочь снова увидеть мир трезвыми глазами.

Виктор Батюков

***

Виктор Батюков — не врач и не психолог, но, на наш взгляд, он дает очень мудрый совет людям, которые хотели бы избавиться от страшной зависимости: «Нужно всего лишь иметь желание быть счастливым».

Он знает о чем говорит. Стоит прислушаться. Пожалуйста, будьте счастливы.


Поделиться