Бабарико: Государству умные люди ни к чему. Нужны врачи за 400 рублей и хоккеисты за 20 тысяч

Образование в Беларуси не меняется, потому что государство заинтересовано в дешевой и в меру грамотной рабочей силе.

Бабарико: Государству умные люди ни к чему. Нужны врачи за 400 рублей и хоккеисты за 20 тысяч
Есть проблемы образования универсальные для всего мира, вызванные стремительными изменениями. В Беларуси они усугубляются недофинансированием, которое обусловлено экономическими реалиями – Беларусь хоть и расположена в Европе, но не так богата, как другие страны, отметил сооснователь EPAM, член правления ассоциации «Образование для будущего» Леонид  Лознер во время дискуссии «Какое образование нужно современной Беларуси?» в рамках EduMinsk -2019.

Основатель «Летучего университета» Владимир Мацкевич считает, что в Беларуси налажена подготовка кадров для определенных социальных ролей, есть немного воспитания − в основном идеологического − и ведется тотальное обучение всему понемногу. Но образования как такового нет, пишет zautra.by
— Белорусские университеты – это повышенные профессионально-технические училища для подготовки кадров, — считает философ.

Запрос на людей, несущих знания, на внутреннем рынке на 80% формирует государство, отмечает председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико.

— Его суть в том, что Беларуси умные люди не нужны. Государству нужны врачи и учителя, которые стоят 400 рублей, и хоккеисты, которые стоят 20 тысяч. Но проблема в том, что самим белорусам это нравится − людям проще стать врачами или учителями за 400 рублей, — подчеркивает Виктор Бабарико.

Вторая категория, создающая спрос, – это бизнес. Например, отрасль IT четко сказала: «Нам нужны люди стоимостью 2 тысячи, которые умеют это и это». Они смогли сделать так, что государство обеспечивает поддержку этого спроса, дало квоты и преимущества. В итоге происходит перетекание работников в эту сферу.

— Но спрос ограничен, а избыточность предложения приведет к тому, что «айтишники» будут стоит не больше учителей и бухгалтеров. Так было банкирами, экономистами и представителями других профессий, — напоминает глава Белгазпромбанка.

Из чего состоит образование?

Владимир Мацкевич склоняется к тому, что в эпоху доступности знаний и информации суть образования в том, чтобы различать истинные знания от фейков. Делать это умеют немногие.

— Образование — это не подготовка к тем местам, на которых ценники, а то, что позволяет человеку с этим миром выступать на равных. Приобретение качества быть собой, а не просто исполнителем, делает человека представителем элиты, правящего класса, который задает тренды развития страны, — подчеркивает эксперт.

Леонид Лознер дополняет, что образование не может ограничиваться получением знаний профессий, оно про мышление и другие более широкие понятия.

— Именно поэтому при похожих университетских программах вес дипломов может отличаться. Выпускники одного университета выносят одно мышление, а второго – совсем другое, — говорит сооснователь EPAM. — И знания, даже высшего уровня, такие доступные благодаря технологиям, не всегда равноценны тому, что люди получают, контактируя в аудитории и при неформальном общении, например, с профессором-физиком.

Но образование часто ограничивается предложением.

— Вы можете быть гениальным врачом. Но государство сказало: «Мне нужны врачи за 400 рублей. Мне нужны педагоги, поступающие с 15 баллами». О каком знании можно говорить в такой системе? – задается вопросом Виктор Бабарико.

Как изменить систему образования?

Глава Белгазпромбанка говорит, что в стране целенаправленно дают такое образование, которое нигде, кроме Беларуси, не будет востребовано.

— Бизнес, как и госструктуры, поддерживает систему закрытого государства, потому что если сюда придет классный производитель мебели, то здесь не останется ни одного мебельщика. Значит, надо менять запрос со стороны общества, — подчеркивает Виктор Бабарико.

Леонид Лознер советует каждому стараться быть лучшей версией себя, в рамках выбранного жизненного пути больше практиковаться, глубже учиться, использовать возможности обучения в других странах.

Границ, мешающих самообразованию, больше не существует, считает Виктор Бабарико:

— Хоть люди и помещены в определенную среду, но сегодня каждый может спокойно из нее выйти. Чтобы обучаться и развиваться, важно определить для себя: творец ты или помогающий в процессе создания.

Эксперт советует осваивать английский язык, который облегчает доступ к новым знаниям. А также выбирать институт, который может лучшим образом удовлетворить потребность в знаниях.


Как считает Владимир Мацкевич, в Беларуси человек с амбициями может «загнуться», не находя им применения.

— Самоопределяться лучше в более широких масштабах, ориентироваться на весь мир или его часть: можно жить в любом месте, но самоопределяться в другой части света, — советует он.

Эксперты убеждены: если договориться, то в стране возможно поменять условия, в которых существует образование.

Например, Виктор Бабарико видит образование, которое формирует у людей не только умение выдавать год рождения и смерти римского императора, но и пытаться анализировать, почему у него получилось то и не получилось это.

— Нужно развивать способность к аналитическому знанию, а не к абсолютному усвоению материала. А также, чтобы в университете люди, склонные творить, и помогающие им, имели возможность пересекаться, объединяться и что-то создавать в рамках проектов, — говорит глава Белгазпромбанка.

В изменяющемся мире запрос на знания остался, а существующие инструменты в системе его не дают. Сейчас как раз время написания кейсов будущих систем образования, считает Виктор Бабарико.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...




Особое мнение