«Сегодня они стреляют в собак. А завтра?»

В самом начале весны в Гатово милиционеры расстреляли собаку. Средь бела дня. Происшествие произошло на глазах случайных прохожих и мирно играющих неподалёку детей. Возмутилась интернет-общественность, пошумели защитники животных, случай стал забываться. Но мало кто знает, что все это время все-таки проводилась проверка на предмет правомерности использования табельного оружия сотрудником МВД. Имел он право стрелять в животное или здесь имело место явное превышение служебных полномочий и нарушение всех существующих милицейских инструкций?

«Сегодня они стреляют в собак. А завтра?»
«Белорусский Партизан» узнал о подробностях расследования инцидента.

Через несколько дней после случившегося юрист Олег Волчек обратился с заявлением в прокуратуру. Бывший прокурорский работник резонно посчитал, что расстрел собаки в Гатово – уголовное преступление, подпадающее под санкцию 391-й статьи Уголовного Кодекса Беларуси: «Жестокое обращение с животным, повлекшее его гибель или увечье, совершенное из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего совершенное группой лиц». И просил Генерального прокурора Беларуси  Александра Канюка посодействовать в возбуждении уголовного дела по этой статье.

Но в Генпрокуратуре решили, что негоже заниматься каким-то «собачьим» делом и спустили материалы вниз по прокурорской вертикали – вначале в Прокуратуру Минской области, оттуда – начальнику Следственного Комитета Минского района. Там тоже с делом разбираться не стали и отправили обращение Олега Волчека в УВД Минского района. 

Здесь отметим, что сотрудники милиции, которые стреляли в собаку в Гатово, состоят в штате вышеозначенного УВД. Это означает, что в итоге бумаги пришли туда, где и работают «отличившиеся» милиционеры. Несмотря на то, что закон категорически запрещает направлять жалобы в те организации, действие или бездействие которых обжалуется заявителем. О какой законности в стране можно говорить, когда Генпрокуратура сама фактически нарушает закон?

Получив материалы Волчека, в УВД Минского района стали с ними работать. Преступление как бы расследовалось. Расследование началось с того, что в возбуждении уголовного дела по факту стрельбы в Гатово было отказано, поскольку материалы рассматривались не в порядке 174-ой статьи УПК, а были переведены в разряд «Обращений граждан и юридических лиц».

В рамках расследования была проведена служебная проверка в отношении сотрудника Мачулищанского отдела милиции Минского УВД. Здесь обратим внимание на два факта: во-первых, заявителю, то есть Олегу Волчеку, так и не назвали имя и фамилию стрелявшего. То есть, непонятно в отношении кого проводилась эта проверка. И во-вторых, по результатам проверки установлено, что состава преступления в действиях стрелявшего не было никакого. От слова совсем.

Изучив итоги проверки можно сделать простой вывод: милиционерам в Беларуси дозволено расстреливать бродячих животных.


- Отказ прокуратуры, следственного комитета и руководства областного управления внутренних дел провести объективную и всестороннюю проверку по факту стрельбы сотрудниками милиции в городе просто говорит об одном – создаётся прецедент, когда к сотрудникам милиции не применяется никакой санкции, - комментирует ситуацию Олег Волчек. - Сам факт использования табельного оружия на улице около подъезда жилого дома, в присутствии малолетних детей, с причинением смертельного ранения животному - уже даже этим действиям сотрудников милиции необходимо проводить серьезную проверку, а не делать отписку. 

Одно из главных нарушений в расследовании этого дела в том, что никто даже не осматривал место происшествия.

По-хорошему, должно было быть отработано все: сколько гильз осталось после выстрелов, куда попали пули, а самое главное - сотрудник милиции, который стрелял в животное, был обязан отчитаться за то, что в его табельном оружии не хватает пуль. Как он это сделал? Сказал начальству, что расстрелял пса? Тогда это за гранью…

Так уж складывается, что имидж у современной белорусской милиции итак ниже плинтуса. А подобные случаи показывают обществу, что им дозволено всё… Сегодня они стреляют в собак, а завтра? 

Осмотр места происшествия не проводился, хотя должен был бы, так как сотрудник милиции стрелял из пистолета. При осмотре происшествия фиксируется место расположения животного, количество гильз, траектория пуль и т.д. Сотрудник милиции должен за пустые гильзы отчитаться. По видео видно, что никто не проводил осмотр места происшествия.

Для того, чтобы все в таких делах было объективно, в Беларуси должно быть создано специальное управление, которое расследует подобную категорию дел. 

Но пока этого нет, нам остается использовать те рычаги, которые предоставлены законом. Естественно, я не удовлетворен итогом, поэтому направил Генпрокурору Канюку повторное обращение, где повторно требую возбуждения уголовного дела по факту расстрела собаки.

Поделиться