«Кому нужна служба на больничной койке?»

Зачем больные солдаты белорусской армии? Истории из серии "Аты-баты в больничные палаты" не заканчиваются.

«Кому нужна служба на больничной койке?»
Серия публикаций «Белорусского Партизана»  о том, что в нашей армии и служат не совсем здоровые, а значит не вполне годные к воинской службе солдаты, продолжается. Теперь со своей историей в редакцию обратилась жительница Брестской области Инна Игнатьевна – мать солдата.

Её 26-летний сын Юрий Сацук был призван в ряды вооруженных сил Беларуси осенью минувшего года.  По армейским меркам его призвали достаточно поздно, ожидая пока будет погашена судимость. Кроме того, у Юрия Сацука есть определенные проблемы со здоровьем, большую часть времени парень находится под контролем медиков.

-- Сына забрали в армию в ноябре прошлого года, -- начинает рассказ собеседница. – На момент призыва ему было 25 лет. Сразу скажу, что Юра не уклонялся от армии, не бегал, не «косил».  Почему так поздно призвали? Объясняю. В юности у сына была судимость. Тогда он в составе группы совершил преступление – воровство. Был суд, был приговор. Ему дали полгода домашнего ареста. До реальной тюрьмы, слава Богу, дело не дошло, и эта история послужила Юре хорошим уроком на всю жизнь. Больше проблем с законом сын не имел.

Его призыв в армию стал возможен только после того, как судимость стала «погашенной» -- прошло уже достаточно времени.

За полгода до призыва, как и положено сына отправили на медкомиссию, где определяли степень годности к армейской службе. Вот уже 7 лет у Юры диагностирован радикулит. Диагноз подтвердился у и нас в Кобринской больнице, и в Брестской областной. Медики определили, что Юрий годен к военной службе с ограничением и дали отсрочку от призыва на полгода.


-- Лечили? 

-- Вы правы. Он лечился, но не долечился. Парень взрослый, ему нужно было зарабатывать деньги. Признаться, сын всегда работал. С начала в лесничестве, потом ушел на междугородние пассажирские перевозки (это было последнее его место работы перед призывом). Он явился на медкомиссию на следующий день после возвращения из рейса. Пришел, принес врачам все выписки по своему диагнозу, пожаловался на то, что болит спина.

Жалобы сына врачей не растрогали. Один из медиков только и сказал: «Спина у тебя болит? Ничего, в армии тебе медаль за это вырежут. Из картошки». Вот так с «шутками-прибаутками» его отправили на службу.

Юра сказал мне тогда: «Мама, не переживай, не сахарный – не растаю. Надо служить – буду служить».

-- вышло в итоге? 

-- Служба сына, как быстро началась, так и закончилась. Дело было в одной из воинских частей в Барановичах. В один из первых армейских дней новобранцев собрали на плацу. Ребята простояли по стойке «смирно» с полчаса. Казалось бы, ничего в этом такого нет, армия есть армия. Проблема в том, что после этого сын не смог сойти с места – он не смог идти в принципе, его скрутили сильные боли в спине. Случилось это в декабре – через две недели после призыва, еще до присяги. Позже, по почте, мы, родители, получили приглашение на присягу.  Но к тому времени, пока к нам дошло приглашение, сын уже не мог вставать с кровати. Лечили его ибупрофеном. Я дозвонилась до командиров в Барановичи, объяснила ситуацию, сразу после этого Юру перевели из части в госпиталь. Удивительно, но факт: в его армейской медкарточке не было ни слова про проблемы со спиной. Стояла только запись: «годен к военной службе с незначительными ограничениями».


-- Куда пропали эти документы?

-- Не знаю и никого не в чем не обвиняю. Все выписки, которые показывал медикам сын, я повторно собирала собственноручно. Привезла в Барановичи. Врачи поняли всю серьезность ситуации и отправили Юру в Минск -- в военный госпиталь. Там он пролежал 15 дней – до конца декабря. После выписки его освободили от исполнения воинских обязанностей на 10 дней. Лучше ему не становилось – сын подтягивал ногу. За это время его отправили служить под Брест – в одну из частей ПВО. Но в части он пробыл недолго – брестские медики отправили в минский военный госпиталь. 

Там пролечили – без изменений. Вернувшись в часть, он прослужил дней 10 и его снова скрутило… Сына снова отправили в больницу – в Брест, в неврологию. Там врачи нашли защемление и пришли к выводу, чтобы болезнь не прогрессировала Юре нельзя терпеть большие физические нагрузки, нужно избегать переохлаждения. Но потом было заключение военно-врачебной комиссии – диагноз остеохондроз и годность к военной службе. Боли в спине списали на «привыкание к армии». 

После ВВК у сына снова было 10 дней, когда он был отстранен от воинской службы. Я позвонила в часть (кстати, ничего плохого про командиров и руководство сказать не могу – всегда идут на контакт, всегда помогают) и попросила, чтобы сына отпустили в увольнение. Мы поехали вместе с ним в Брестскую областную больницу, сделали компьютерную томографию, которая выявила протрузии межпозвоночных дисков.

Через два дня после возвращения в часть сына отправили копать окопы. Покопал, куда ж деваться, по документам он годен к службе. И снова слёг.  Врачи брестской городской больницы заключили: чтобы вылечится нужно исключить нагрузки, резкие движения и сквозняки.

Мы попытались оспорить решение ВВК, согласно которому сын годен к армейской службы, я нанимала адвоката, но все впустую – пришел ответ, что сын здоров.

Тогда я поехала в часть. Там поговорила с командиром подразделения Станиславом Яблонским. Человек, он, как мне показалось, очень хороший и толковый, вошел в положение -- сына повторно отправили на ВВК. Ну а я через голову Минобороны обратилась в Администрацию президента, написала про ситуацию самому Лукашенко.


-- Понятно, что Александр Григорьевич не будет лично заниматься судьбой рядового Юры Сацука…

-- Знаете, на удивление, это письмо помогло. Сейчас сын снова лежит в минском военном госпитале, ему сделали томографию нервных окончаний, завотделения попросил докладывать лично ему о состоянии здоровья сына… Проблема ведь не в том, что я пытаюсь отмазать сына от армии, наоборот, пусть станет здоровым, пусть служит. За месяц, который он полноценно служил, нареканий к нему не было – он там на хорошем счету, уже успел заработать дополнительные дни к отпуску. Проблема, как мне кажется, лежит в двух плоскостях. Первая: я как мать резонно задаюсь вопросом, почему за полгода лечения нет никакого улучшения? И вторая: стране очень нужен солдат на больничной койке? На его лечение и содержание уходят бюджетные деньги, наши с вами налоги…. Кому нужна такая служба? Кому вообще это надо?



Поделиться




Загрузка...