Данейко: Чтобы трансформировать белорусское общество, нужны 40 лет и два поколения

Белорусы недовольны своей жизнью, но имеют хорошие перспективы для формирования «нового» общества.

Данейко: Чтобы трансформировать белорусское общество, нужны 40 лет и два поколения
Гендиректор Бизнес-школы ИПМ Павел Данейко на ежегодной конференции Belarus Future Unconference 2019 поделился своими мыслями о развитии общества и бизнеса, а также о предстоящих трансформациях, пишет "Завтра твоей страны".

Почему белорусы несчастны


Люди воспринимают свою жизнь как несчастную, когда у них есть концепция о том, какой она должна быть, а реальность ей не соответствует. Белорусское общество живет известными стереотипами из 1990-х годов о том, что нужно было провести приватизацию, вступить в Европейский союз и тогда все были бы счастливы. То есть в обществе сформировался набор стереотипов, как правильно или неправильно развиваться. Беларусь – единственная страна постсоциализма, которая в рамках этого стереотипа пошла по неправильному пути.

Стереотипы дополняются эмпирическим опытом. Население страны прошло огромный путь от полного неприятия рыночной экономики и бизнеса до одних из лучших в Восточной Европе условий для функционирования бизнеса. Но этот путь был кровавым. На этом пути куча предпринимателей потеряли свой бизнес. Бизнес-школу ИПМ, например, закрывали четыре раза. Я был практически вынужден уезжать в эмиграцию. Все это формирует представление, что в Беларуси все плохо.

Но в то же время исследование по предпринимательству в студенческой среде показало, что примерно 5% студентов уже ведут бизнес. Среди белорусов 46% хотели бы иметь бизнес. На такой же вопрос в России положительно отвечают 2%. По намерению развивать свое дело Беларусь входит в пятерку лидеров.

Придет ли в Беларусь демократия


Демократия – наиболее эффективный инструмент управления. Но нужно понимать, как ее построить в конкретных условиях и осознавать негативные последствия в неготовых к ней обществах. Всеобщее избирательное право в неподготовленных обществах ведет к полному нивелированию ситуации.

Мир уходит от фабричного производства, которое предполагало дуальную политическую систему: красное и белое, профсоюзы и капитал. У программистов нет профсоюзов. Их нет в тех профессиях, которые становятся ведущими. В мире будет когнитивный капитализм. Это не кризис, а трансформация.

Чем белорусы похожи на шведов


Одно американское исследование о поведении групп, которые приглашали в США, показало интересно картину. По приезду им объясняли правила, по которым надо было жить. Результат был следующим: русские все услышали, но сформировали свои правила и следовали последним, украинцы проигнорировали правила, считая годным существование без них, а белорусы сказали «есть» и жили по этим правилам.

Непринятие и не следование правилам не означают создание нового, это может быть простым разрушением.

Белорусы имеют шанс стать шведами в смысле ведения внутренних диалогов. У жителей Беларуси есть склонность к групповой работе, поиску совместных решений. Останавливает крайне низкий уровень доверия между людьми. Диалог, коллективные действия чрезвычайно важны – это двигатель развития. Но это и барьер для сверх индивидуализированного белорусского общества. Вести диалог не умеют ни чиновники, ни гражданское общество.

Реформы по снятию ограничений для бизнеса в стране можно сравнить со снятием пут с человека: когда людям развязали руки и ноги, они навели порядок вокруг себя.

Дальнейший рост экономики связан с коллективными действиями предпринимателей. Но постсоциалистические общества не умеют организовывать коллективные действия. В Беларуси нет ни одной ассоциации закупщиков. Попытки их создать упираются в стену недоверия друг к другу.

Тем не менее у белорусов больше шансов к совместной, коллективной работе, чем у россиян и украинцев. Этому способствовал опыт еврейско-белорусских отношений на этой территории, который смог сформировать очень интересные глубинные ценности белорусов. Опираясь на них, этот вопрос можно решить.

Чтобы трансформировать общество, нужны 40 лет и два поколения.


Как отсутствие приватизации помогло бизнесу


Я сторонник рыночной экономики и считаю, что государственные предприятия неэффективны.

Но то, что в Беларуси раньше не случилось приватизации, сыграло на развитие бизнеса. Считается, что в обществе в лучшем случае есть 5-7% людей, склонных к предпринимательству. В Украине и России эти люди рванули в приватизацию, и в результате сильно потеряла экономическая динамика, а ценностная система общества пошла по довольно неприятному пути.

В Беларуси эти люди пошли в бизнес и выстроили довольно интересные сектора. Один из самых удивительных – производство косметики. Сейчас в стране 49 предприятий, которые занимаются выпуском косметической продукции.

Но приватизация в Беларуси неизбежно начнется, года через три-четыре.

В чем плюсы эмиграции


Из 200 человек университетского курса моего племянника в стране остались пятеро. С курса моего сына – примерно половина. Но из тех ребят, которые сейчас заканчивают программирование, мало кто уезжает.

Если все же люди уезжают, значит для них здесь нет работы. Создать такие условия, которые бы привлекали молодежь, − это вызов для всех нас. И я верю, что по мере развития экономики мы сможем сформировать такие условия.

Хотя в эмиграции нет ничего страшного. В Беларуси разумный процент уезжающих. Важно, чтобы белорусы интегрировались в элиты других стран. Это создает коммуникации, которые не заменить никакими другими средствами. Американцы вышли на китайский рынок через китайцев, которые жили в США. Одна из самых успешных реформ в Польше формировалась за счет репатриантов. Значительная часть эмигрировавших в начале 1980-х годов вернулась и стала оплотом многих экспортных групп, многие из них вошли в правительство. А те, кто не вернулся, все равно работают на свою страну.

Если в Беларуси будет динамика развития, 20-25% тех, кто уехал, вернутся, а те, кто останется за границей, будут иметь коммуникации со своей страной. Это будет хорошая платформа для дальнейшего движения.

Поделиться