"Там строить нельзя - это провокационное решение". 10 фактов о новой стройке у Куропат

Приказ Лукашенко построить Национальный выставочный центр на поле между Куропатами и торговым центром "Экспобел", через которое проходит "Дорога смерти", вызвал неоднозначную реакцию в обществе.

"Там строить нельзя - это провокационное решение". 10 фактов о новой стройке у Куропат
1 из 5
справа место, где хотят построить НВЦ
Люди опасаются, что будет нарушена охранная зона мемориала. Тем более, что от идеи строить там Международный выставочный центр (МВЦ) один раз уже отказались.

Свабода (перевод: "Белорусский партизан") собрала 10 фактов, почему прежний проект отменили, что предполагается возвести сейчас и чего опасается общественность.

НВЦ планировалось построить у Куропат еще 5 лет назад


В 2013 году Белорусская торгово-промышленная палата и концерн «Белресурсы» выступили с предложением построить новый Международный выставочный комплекс на поле у восточной границы Куропат. Мол, было принято решение о сносе здания на улице Янки Купалы, не хватало площадок для выставочной деятельности.

Предполагалось, что общая площадь нового МВЦ будет 40 000 квадратных метров с павильонами, бизнес-центром, конгресс-холлом, отелем, автостоянками и инфраструктурой для обслуживания международных делегаций. 

Причем предполагалось, что строительство затронет и часть поля с так называемой «Дорогой смерти», по которой в 1930-х из Минска людей возили на расстрел.

Проект охранной зоны Куропат 2014 году появился благодаря НВЦ


Проект охранной зоны историко-культурной ценности "Место уничтожения жертв политических репрессий (1930-1940 гг.) в урочище Куропаты», утвержденный постановлением №70 Министерства культуры 1 декабря 2014 года, появился еще 5 лет назад, когда была первая попытка построить около Куропат выставочный центр.

Об этом рассказал Свабодзе тогдашний начальник управления охраны историко-культурного наследия Министерства культуры Игорь Чернявский.

«Было даже поручение Совета Министров, заместителя премьер-министра Калинина. Естественно, мы настаивали на том, что любая стройка там может вестись только с учетом разработанного проекта охранной зоны.

Я и заместитель министра культуры Яцко сумели доказать, что прежде всего идет проект зоны охраны, потом делается детальный план, учитывающий все особенности, и если это уложится во все регламенты и параметры, делается проект и начинается строительство.

Это тот проект зоны охраны, вокруг которого и сегодня ведутся дискуссии. И он разрабатывался не в связи с рестораном, так как "Бульбаш-холл" как факт уже был, а в связи с предполагаемым строительством МВЦ», - говорит Чернявский.

И тогда все же удалось сначала территорию МВЦ отодвинуть за условную дорогу на Дроздова и ответвление налево на Заславскую дорогу.

«Дорога смерти» попала в зону охраны, и от проекта отказались

Археологи, архитекторы в 2014 году просто «поджимали» чиновников защитными зонами, вспоминает архитектор Вадим Глинник, один из разработчиков проекта охранной зоны.

«Нам тогда так говорили: "Президент приказал отступить от урочища Куропаты на 5 метров и застроить". А мы не давали. Сначала нас вызвали и пытались убедить, что надо слушаться.

И мы сумели отбиться и добиться, что под зону охраны попала и историческая трасса "Дорога смерти", и еще чуточку за нее, так называемая буферная зона. Хотя заставляли, и Министерство культуры готово было согласиться, чтобы в этой буферной зоне появилась своеобразная ВДНХ: зданий не было бы, но стояли бы БелАЗы, МАЗы. Мы тогда это сумели запретить», - рассказал Вадим Глинник.

На тот момент даже бывший главный архитектор Минска Николай Власюк выступил против стройки, говорил, что это самая плохая площадка, которая могла бы быть в городе.
#1#

«Минскградо» сделало в 2014-м только эскизные наработки, ПДП не было

До подробного плана детального проектирования дело тогда так и не дошло, говорит архитектор Вадим Глинник.

«Еще тогда в том районе случался транспортный коллапс, на улице Мирошниченко постоянно были пробки. Там нет съездов с кольцевой дороги, нет скоростных видов транспорта - метро, ​​трамвая. Только транспортные развязки требовали бешеных денег и "Минскградо" не смогло выполнить проектное задание - рассчитать экономическую рентабельность большого комплекса, разместить его на той маленькой площадке, которую мы им оставили», - пояснил Вадим Глинник.

К тому же это чистое поле, где нет инженерных коммуникаций, электричества, подвода воды, газа.

Главный архитектор «Минскградо» Александр Акентьев неохотно вспоминает тот проект. По его мнению, там очень ограничена площадка для строительства, если соблюдать все регламенты защитной зоны.

«Там маловато территории, мы говорили, что если строишь сегодня, надо иметь запас на перспективу на завтра. Крупные национальные выставочные центры имеют территории и по 100 гектаров. У нас экспортно ориентированное государство, и надо было "на вырост" строить. Мы предлагали что-то построить сегодня - по средствам, по возможностям, но в другом месте, станем богаче - еще достроим», - высказал мнение Александр Акентьев.

После утверждения Генерального плана Минска в 2016 году территория вокруг Куропат отошла Минскому району, и «Минскградо» вряд ли будет участвовать в нынешнем проекте, надеется Александр Акентьев.

Какие еще площадки рассматривались под НВЦ?

Первый вице-премьер Александр Турчин на совещании у Лукашенко 14 мая сказал, что вопрос о строительстве Национального выставочного центра обсуждается уже более 10 лет. Были разные предложения, рассматривались другие площадки и источники финансирования.

Одна из площадок - в районе Малиновки, на пересечении МКАД и Брестского шоссе, но там пришлось бы сносить жилые дома, что вызвало бы недовольство местных жителей.

Правда, главный архитектор «Минскградо» Александр Акентьев говорит, что несколько лет назад приезжали потенциальные инвесторы и раскритиковали тот выбор.

«Ту площадку забраковали немцы, сказали, что это плохое место, так как на горизонте видно градирни ТЭЦ-4. Индустриальный пейзаж с трубами - это нехорошо для международного выставочного центра.

Национальный выставочный центр должен быть «бриллиантом в красивой дорогой оправе», - высказал мнение главный архитектор «Минскградо».

Были предложения построить НВЦ и в районе бывшего аэропорта «Минск-1», где сейчас строится большой комплекс «Минск-Мир».

Однако, как заявил Лукашенко, «в качестве оптимальной площадки» была определена именно территория возле торгово-развлекательного центра «Экспобел».

Что хочет Лукашенко построить в Куропатах сейчас?

Что касается нового Национального выставочного центра, Лукашенко озвучил принципиальное требование: этот объект должен быть функциональным, но его следует построить без лишних расходов средств.

«Центр не должен быть дворцовым. Это должен быть функциональный центр со всеми зданиями и помещениями для проведения таких мероприятий. Чтобы этот центр был дешевым, не надо ничего мудрить. Он, конечно, должен быть внешне красивым, но это не значит, что мы должны платить бешеные деньги. Поэтому нужно сделать просто и красиво, добротно, качественно. Лишних трат быть не должно», - сообщает пресс-служба главы государства.

По мнению архитектора Вадима Глинника, дешево построить МВЦ в Куропатах не получится - именно вследствие транспортных развязок, инженерных коммуникаций и других сложностей.

«Когда в 2014 году сделали только транспортные и инженерные расчеты, ведомства, которым было поручено все просчитать, окончательно отказались от этой площадки.

О недорогом, дешевом проекте, о котором говорил Лукашенко, речи быть не может», - убежден Вадим Глинник.

Главный архитектор Минской области обещает, что проект не затронет охранной зоны

Проектировать Национальный  выставочный центр поручено комитету архитектуры и строительства Минского облисполкома, поскольку это не столичная территория, а территория Минского района.

Как сказал главный архитектор Минской области Вадим Николаенко, пока никакого конкретного плана нет, есть только поручение. Нет еще и официального заказчика.

Вадим Николаенко заверил, что архитекторы будут проектировать объект с учетом охранной зоны мемориала Куропаты. К тому же, отметил Николаенко, речь идет не о масштабном объекте, который рассматривался в 2014 году, а о небольшой постройке ближе к «Бигсу».

«Знаем мы и об охранной зоне, и о "Дороге смерти". Будем проектировать с учетом всех ограничений, которые есть, с соблюдением регламента, бережно. Поверьте, никто не собирается подбираться к Куропатам. Есть охранная зона, и речь не идет, что мы туда полезем», - заявил Вадим Николаенко.

Пока неизвестно, из каких источников будет осуществляться финансирование - из государственного бюджета или будут искать инвесторов.

Что предлагает построить около Куропат общественность?

По мнению защитников Куропат, на месте, предложенном под строительство международного выставочного центра, может быть только музей - продолжение мемориала.

Два года назад был объявлен конкурс «Куропаты - народный мемориал», на который поступило несколько интересных архитектурно-ландшафтных проектов мемориала: польских архитекторов Юлии Соболевской и Рафаила Ёзвяка, белорусских архитекторов Вадима Глинника, Романа Забелы и Дарьи Мандик.

Поляки предложили возвести Центр белорусской национальной памяти - на подземном этаже разместится музей, на втором, наземном этаже - часовня, на третьем этаже будет обзорная площадка.

Проект Вадима Глинника, Романа Забелы и Дарьи Мандик объединил все лучшие наработки белорусских архитекторов и скульпторов. Предложили возвести Центр народной памяти с экуменической часовней, «Стену скорби и плача». 

Авторы предлагали задействовать даже ржаное поле, пограничные кресты, камни, захоронения жертв политических репрессий.

Но пока все остается лишь предложениями.

Чего опасается общественность?

Археолог Николай Кривальцевич выразил опасение, что при проектировании НВЦ будет нарушена охранная зона мемориала, за которую столько боролись:

«Поле, где планируется строить центр, очень важное в системе дальнейшего существования Куропат. Я уже не говорю о нарушении законов, постановлений об охранных зонах, которые постоянно меняются, чтобы кому-то угодить.

Обязательно нужно охранять поле, особенно где проходит "Дорога смерти". Между пространством вокруг "Дороги смерти" и полем, которое тянется на восток от Куропатского леса, должно быть создано музейное пространство, связанное с Куропатами, с исследованием политических репрессий в Беларуси».

Архитектор Вадим Глинник высказался лаконично: «Наши зоны охраны - это нормативно-правовой акт, который можно легко отменить указом. И что будет сейчас, я не знаю».

Бывший начальник управления по охране историко-культурного наследия Минкульта, разработчик охранных зон Куропат Игорь Чернявский также опасается, что даже при наличии проекта зоны охраны его начнут ломать.

«Тогда нам удавалось убеждать, что есть исторические элементы, через которые переступить нельзя. Тогда, в 2014 году, Куропаты удалось отстоять, отказаться от строительства НВЦ. Власти согласились, что та застройка очень близко подходит к "Дороге смерти", к народному мемориалу.

А что будет теперь, неизвестно. Мораль законом не регулируется», - сказал Игорь Чернявский.

"Что делать? Бить тревогу, так как это провокационное решение»

Надо бить тревогу, громко говорить о своем несогласии, убежден археолог Николай Кривальцевич.

«Такое впечатление, что делают вопреки. Это новый, очень страшный всплеск противостояния. Снова повод даже не для недоразумений, а для конфликтов с людьми. На мой взгляд, это провокационное решение, которое идет вразрез общественному мнению. Безусловно, это не согласуется с людьми, которых беспокоит судьба Куропат. Так нельзя делать», - убежден Кривальцевич.

Поделиться








Особое мнение