На месте пятиэтажек в Минске будут строить высотки?

Бывший председатель комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома рассказал, почему въезд в центр Минска хотели сделать платным – как в Сингапуре.

На месте пятиэтажек в Минске будут строить высотки?
Архитекторы сегодня на "круглом столе" обсудили проблемы застройки Минска и свои взаимоотношения с властью.
"Белорусский партизан" записал некоторые наиболее яркие выступления.

Михаил ГАУХФЕЛЬД, зампредседателя Белорусского союза архитекторов, главный архитектор филиала "Управление по организации строительства многофункционального комплекса ОАО "Газпром трансгаз Беларусь": В Минске есть здания, которые уже безвозвратно утрачены

- Сегодня архитекторы не востребованы, несмотря на большущий выпуск в вузах. Как правило, большинство бывших студентов тут же меняют специальность, работают где угодно.

Если нас, людей старшего поколения,  учили работать во всех разновидностях архитектуры – и практика, и система управления, и система преподавания, то сегодняшнее поколение, как правило, сразу после студенческой скамьи становятся чиновниками архитектуры – в хорошем и плохом смысле этого слова. 

Тоже самое можно сказать о преподавателях. Люди остаются на кафедрах и всю жизнь преподают, хотя сами не практикуют. А практикующие архитекторы всю жизнь остаются архитекторами.

Нигде так не сконцентрированы все архитектурные проблемы, как в Минске. В целом проблемы Минска характерны для всей страны. Например, возникает какой-то эскиз какого-то автора, который о ли работал по заказу, то ли сам что-то придумал, потом этот эскиз какими-то путями попадает на самый верх, получает одобрение, и дальше никто не контролирует. 

И этот эскиз постепенно превращается в то строение, которое мы все наблюдаем – иногда с любопытством, иногда с ужасом.

В этом процессе полностью отсутствует какой-то контроль, архитектурная система согласований, рассмотрений, приведения в соответствие с первоначально заявленными показателями. 

Есть объекты, которыми страна гордится. Это здания разных лет постройки. И надо отдельно поговорить о том, как их содержать. Потому что все, что создано за последние 60—70 лет, постепенно приходит в совершенно ненадлежащее состояние.

Мы предложили коллегам разделить все объекты Минска на две категории: объекты, которые надо сохранить и воссоздать так, как они задуманы авторами, и объекты, которые безликие, их очень много во всех районах города. Они строились по типовым проектам и нуждаются не просто в ремонте и тепловой реабилитации, а в коренной, комплексной реконструкции. 

Еще в начале 2000-х годов стояла такая задача. Тогда мэр Минска Михаил Павлов поставил задачу – попробуйте комплексно реконструировать жилой райо КПД на Орловке. Мы поехали в Москву учиться – там такое уже практиковали, изучили механизм. Сделали проект, который предусматривал комплексную реконструкцию всего района с волновым переселением жителей. 

К сожалению, первые два дома были построены точечно на свободных участках, вместо волнового переселения его тут же продали очередникам или не очередникам. И на этот весь эксперимент закончился. До сих пор никто не пытается это повторить…


Мы видим, что все наши жилые районы и общественные здания теряют свою уникальность. Посмотрите, что происходит с теми объектами, которые строили еще в 40-60 годы прошлого века. Пожалуй, только Осмоловка благодаря инициативе жителей получила статус охраняемой территории.

В Минске есть здания, которые уже безвозвратно утрачены. Есть здания, которые были реконструированы с изменением внешнего облика. 

Еще одна тема – искусственное сокращение естественных зеленых территорий. Идет уплотнение города, рост этажности жилой застройки города, а это плодит перенасыщенность автомобилями. Имея в городе два миллиона населения, у нас есть миллион автомобилей, которые надо где-то хранить.

Мне кажется, нам надо уже смотреть на опыт Сингапура и других стран и мегаполисов, типа Нью-Йорка и Парижа, которые одно время стояли в пробах, а потом приняли не очень популярное решение – платный въезд в центр города. 

Я предлагаю вообще такую схему: тебе не дают номера на автомобиль, пока ты не покажешь, где у тебя место на стоянке. У меня нет автомобиля, поэтому я так просто об этом говорю (улыбается). Хотя это не шутка, а действительно серьезная проблема.

Александр ПЕТРОВ, бывший председатель комитета архитектуры и градостроительства Мингорисполкома: Отваливаются целые элементы зданий!

- Непопулярное предложение по поводу автомобилей мы вносили еще шесть или семь лет назад. Хотели ввести регистрацию автомобилей в городе Минске только при наличии либо собственного гаража, либо долгосрочной аренды на машино-место. 

Тогда эта мера была признана непопулярной. Думаю, и сегодня эта мера тоже вызовет очень большую бурю. Мечтать об это можно, но в реальности мы вряд ли сможем таким путем пойти… А проблему решать надо!

Что касается генерального плана Минска, то при формировании последнего генплана были перепутаны два понятия – увеличение населения и увеличение жилого фонда Минска. Нам всем говорили: город больше 2 миллионов жителей нам не нужен. 

Но чтобы обеспечить тех жителей, которые уже есть в Минске, сегодня нужно более миллиона квадратных метров жилья построить для очередников и для тех, кто хочет расширяться. И строить все равно придется.

Я профессиональный управленец, поэтому немного пессимист. Предполагаю, что те территории, которые сегодня последним генеральным планом у города были отобраны или не предоставлены городу для расширения, все равно будут застроены. Но областью. А городу все равно нужно будет строиться. 

Значит, у нас будет мощное усиление натиска на зеленые насаждения. Это проходили многие крупные города, в том числе Киев и Москва. Это вопрос номер один.


Вопрос номер два – рост города вверх. Мы сегодня совершено спокойно смотрим на то, как сносится частный сектор, хотя еще 15 лет назад это казалось невообразимым. Я никогда не думал, что Сельхозпоселок при моей жизни снесут и застроят. Сегодня его уже почти весь снесли и застроили. 

Думаю, недалек тот час, когда мы начнем разбирать пятиэтажки, хрущевки первого поколения, и на их месте строить дома повышенной этажности. С большим уплотнением, с большим выходом квадратных метров.
В чем еще коварная привлекательность центральной части города? 

Здесь любое вложение сразу метр квадратный становится в два раза дороже.  Инвестиции в центр иногда бывают даже меньше, здесь все коммуникации уже сформированы, а отдача на прибыль минимум в два раза больше.
Мы должны определиться, как застраивать наш город.

Первая проблема – сохранение среды, вторая – сохранение отдельных объектов. Это разные вещи, их нельзя путать, они лежат в разных плоскостях экономики. Если сохранение среды зависит от принятия решения о размещении новых объектов, то сохранение объектов - это в первую очередь эксплуатация. 

А у нас из пяти стадий жизненного цикла объекта недвижимости (инициация, проектирование, строительство, эксплуатация и ликвидация) четыре находится в подведомственности Минархитектуры, а эксплуатация сегодня не подведомственна никому. У нас каждый собственник эксплуатирует свое здание сам. 

Если купил историческое здание или построенное в 50-60 годы, он сам принимает решение, как его эксплуатировать. На эксплуатационные службы не несут ответственности за утрату элементов зданий. Эксплуатация у нас находится в очень тяжелом состоянии, специалистов хороших там не так много. 

Это можно объяснить не очень большой престижностью этой работы, не очень большими окладами. В ЖЭСы не все пойдут работать, а от них зависит правильность эксплуатации объектов. 

Как правило, чаще всего нарушения связаны с водоотводами или защитой от осадков. Размывает лепнину, она отваливается, приклеить ее назад мы не можем, поэтому делается либо муляж, либо это место разрушается, как будто там ничего и не было. Отваливаются целые элементы, которые не восстанавливаются. Отсутствует механизм, который мог бы заставить нести ответственность за эти вещи. И это принципиальный вопрос!

Эксплуатация в ландшафте – вообще отдельная песня. Мы создаем хорошие парки, скверы, но когда их начинает эксплуатировать мощная большегрузная техника, которая просто не вписывается в эти аллеи, тут же летят все бордюры, уничтожается часть зеленых насаждений и все то, что создано большим трудом и большими вложениями и архитекторов, и муниципалитета.

Мы не можем заставить городские власти приобрести идеальную технику. 

Самый яркий пример – парк Янки Купалы. В свое время, когда в 1972 году его сделали, это была жемчужина. Озеленение было интересное продумано, благоустройство, новые покрытия применены. Но в процессе эксплуатации сегодня почти все уничтожено. Все газоны превратили в банальный посев травы, причем ее стригут довольно редко. Честно скажу: загубили этот сквер… 

Я уже не буду говорить про набережную реки Свислочь, которая была произведением искусства, а сегодня разрушается. Сколько фильмов там было снято! А сегодня все пришло в упадок… Но будем надеяться, что все восстановят.

У нас сегодня появилась тенденция принятия решений наверху, которые спускаются к нам, а мы потом разводим руками, потому что ничего не можем сделать. 

Как бывший главный архитектор города могу сказать: на что-то воздействовать мы все-таки можем. Чаще всего любой инвестор все равно заинтересован в том, чтобы объект получился хороший. И решения наверху чаще всего принимаются о месте размещения, в отдельных случаях – об объеме того, что там будет. Но сам внешний облик и архитектура остаются на откуп инвестору. 

Безусловно, много зависит от разборчивости и принципиальности самих архитекторов. Некоторые никогда не пойдут на сомнительные предложения и сделки, и я с уважением отношусь к таким людям. Другие же готовы за три копейки сделать все, что от них просят. 

Сегодня с заказами не так хорошо, как было лет десять назад, многие выживают. Так вот от нашей внутренней порядочности и принципиальности тоже очень многое зависит.

Я считаю, на каждый объект в центре города нужно проводить архитектурный конкурс. Это убережет нас от ошибок, которые мы можем совершить…


Борис ШКОЛЬНИКОВ, профессор Международной академии архитектуры, директор творческой мастерской: Проблема в нас самих…

- Мы много говорим о власти, но, мне кажется, есть более важные вопросы. Этика взаимоотношений, внутренняя жизнь Союза архитекторов… Если мы будем уважать друг друга, то тогда нас будут уважать и все остальные. 

А если мы не можем уважать себя и будем сносить здания наших предшественников, проектировать здания, которые никаким образом не вписываются в градостроительную политику, поощрять не только снос, но и забвение авторов, которые еще, к счастью, живы… 

Мы пытаемся кого-то сделать виновным: то нам власть не угодила, то инвесторы, то слишком много других проблем… На самом деле многие проблемы возникают по нашей собственной вине, из-за нашего безделья и беспардонности, когда заказчик бегает от одного архитектора к другому, существуют бесконечные демпинговые цены, нет этики взаимоотношений между архитекторами…

Мне кажется, это все очень важные вопросы…

Например, в Вильнюсе объявлен международный конкурс по поводу создания центра музыкальной культуры в центре города на месте одного из существующих зданий, которое пойдет под снос. Участвуют известные архитекторы со всего мира! 

Почему мы все вместе не можем сделать какие-то архитектурные варианты, потом показать их руководству города? Проблема в наших умах, в нас самих…

Поделиться




Загрузка...




Особое мнение