Услышит ли министр обороны мать солдата?

Татьяна Шкарубо, сын которой был призван в армию с «ограничением по службе» добилась личного приема у министра обороны Беларуси Андрея Равкова.

Услышит ли министр обороны мать солдата?
Про ситуацию, в которой оказался рядовой Егор Шкарубо «Белорусский Партизан» рассказывал совсем недавно.
Если напоминать о ней коротко, то суть такова: двадцатилетний слуцкий парень Егор Шкарубо был призван в армию осенью прошлого года. После призыва он был определен в железнодорожные войска, но почти вся его служба сводиться к тому, что Егора постоянно возят из больницы в больницу для уточнения диагноза из-за постоянных болей в спине, дающих осложнения на ноги.

Перед первой публикацией мы встретились с Егором, как раз-таки в минском военном госпитале, где он проходил очередное обследование. По его результатам должно было быть принято решение: либо Егор Шкарубо остается служить, хотя в его случае вся служба – это банальное пребывание на территории воинской части, либо парень досрочно уходит «на дембель» и продолжает лечится.


В итоге в военном госпитале решили: Егор Шкарубо по-прежнему годен к военном службе, ни о каком списании парня «на гражданку» не может быть и речи.

Мать солдата – Татьяна Шкарубо категорически не согласилась с выводами военно-врачебной комиссии, стала добиваться личного приема у министра обороны Беларуси – женщина уверена, его сына намеренно забрали в ряды вооруженных сил страны, несмотря но очевидные проблемы со здоровьем у новобранца.

Сначала женщина вышла на помочника министра обороны. Тот, ознакомившись с ситуацией пришел к , что вопрос прохождения воинском службы рядовым Егором Шкарубо – не в его компетенции.  Выход оставался один – искать встречи с министром обороны Андреем Равковым. Это в нашей стране сложно, но не невозможно.

Сперва Татьяна  Шкарубо с помощью юристов правозащитного центра «Правовая помощь населению» обратилась к Равкову письменно. Нет смысла цитировать все письмо полностью, остановимся только на некоторых моментах.
Итак, первое и самое главное: проблемы со здоровьем у Егора Шкарубо начались задолго до призыва. В письме на имя министра женщина рассказывает об этом очень подробно.  
Напомним, в армейские сапоги Егора одели в ноябре прошлого года. До призыва он работал. И находился на больничных в июле, сентябре и октябре. 

«Егор больше не смог работать и  уволился в октябре 2018 года. пришла повестка из военкомата на медкомиссию, -- пишет в письме на имя министра обороны Татьяна Шкарубо. --  Сын  говорил врачу Т.А.Прокопович , что лечился амбулаторно и стационарно, документы все есть.  Врач просто переписал акт с прошлого призыва, про спину ничего не указал. 

Егор обжаловал А решение медицинской комиссии и был отправлен на областную  комиссию.

В кабинет к врачу с Егором пошёл тот же невролог, который ранее установил, что он годен к военной службе. Его осмотрели. Сын  предъявил документы об лечении и свой диагноз.

Однако, комиссия приняла решение, что он годен к военной службе. Позже выяснилось, что тех документов, которые передавал врачам Егор, в деле не оказалось”.
Так Егор Шкарубо попал в армию.  Случилось это 28 ноября. А теперь просто следим за датами, 

«1 декабря 2018 года к вечеру у сына начались сильные боли в спине и слабели  ноги. Старшина  его отправил в санчасть, где сделали укол. Придя в казарму с помощью посторонних, он не мог заснуть от боли. Егора завели обратно в санчасть и положили на стационарное лечение.”
  10 декабря 2018 его снова повезли в госпиталь в Минск без направления, взяли талон на приём  к неврологу, который его осмотрел и отправил к начальнику неврологии  полковнику Малыгину Виктору Владимировичу.  Сына он определил на стационар.


18 декабря 2018 года Егора  и положили в неврологию, там было сделано МРТ. Начальник нейрохирургии  при ознакомлении с результатами МРТ, сказал, что все у него хорошо, а все грыжи в свободном пространстве и ни до чего не дотрагиваются 9 января 2019 года его повезли на ВВК в неврологическое отделение. Во время обследования, сын говорил, что болит спина и нога, но врач не мог его лечить, потому что у него пошли эрозии по желудку на фоне лечения. Назначали  только лекарство омепразол для желудка 6 февраля 2019 Егора  привезли в санчасть.  Начальнику медицинской части  сын сказал о проблемах в спине. Он предложил ему лечь в санчасть, но сын отказался, поскольку никакого эффективного лечения не проводилось и вернулся в казарму.

Получается, что за пять месяцев службы Егор чаще находился либо в санчасти, либо в Минске – в госпитале. При этом, несмотря на то, что он без боли не может ни ходить, не сидеть, не лежать, парень остается годным к военной службе.

« Я опасаюсь, что к концу срока службы болезнь сына будет сильно запущена,  -- говорит мать солдата. Очевидно, что должного лечения он пока не получил. Кому потом жаловаться, если не дай Бог он вернется оттуда инвалидом? Будет же поздно…»

В письме на имя Андрея Равкова Татьяна Шкарубо в том числе  том, настаивает на том, что  военному ведомству было бы неплохо Создать постоянно действующий орган общественного контроля -  при Министерстве обороны Республики Беларусь, как это сделано в Украине, России, Молдове и других странах СНГ, а также выступает за то, чтобы в Беларуси появились уполномоченные по правам военнослужащих.

Вот только услышит ли Андрей Равков мать солдата?
Личный прием назначен Татяьне Шкарубо на 3 апреля.


Поделиться