Не Нурсултан. Как Минск 130 лет назад чуть не переименовали в Скобелев

Переименование столицы Казахстана из Астаны в Нурсултан вызвало бурные дискуссии и шутки в Сети. А ведь 137 лет назад и Минск могли переименовать, вспоминает TUT.BY.

Не Нурсултан. Как Минск 130 лет назад чуть не переименовали в Скобелев

Минск мог стать Скобелевым

«Утрата Скобелева чувствуется все сильнее. В память покойного, бывшего почетного гражданина города Минска, городское общество, как слышно, желает ходатайствовать: о переименовании города Минска из Минска Губернского в Минск-Скобелев».

Так писала в 1882 году московская газета «Русь». В той же корреспонденции говорилось, что в честь Скобелева предлагается назвать улицу, школу для солдатских детей, а в Губернаторском саду воздвигнуть бюст Скобелева.

Фото: из архива Вадима Зеленкова
«Русь», № 29 (17 июля), 1882

После Октябрьской революции изменения названий стали обычным делом (Ленинград, Троцк, Свердловск, Калинин, Дзержинск), но в Российской империи города получали новые имена только в честь членов императорского дома. Одно из исключений — Каракол в Средней Азии, переименованный в Пржевальск. Так поступили по повелению Александра III — для увековечения памяти Николая Пржевальского, умершего в этом городе.

Разбираемся, что же было со Скобелевым.

А кто вообще этот Скобелев?

Михаил Скобелев был одной из самых ярких личностей в российской армии, а в 70−80-е годы XIX века — самой яркой. Его прозвали «белым генералом» по цвету мундира, бурки и коня, которые выделяли его в многочисленных и, как правило, победоносных сражениях.

Отношения с начальством у него были далеки от идеальных, поэтому после окончания прославившей его Русско-турецкой войны 1877−1878 годов его назначили на невысокую для военачальника такого ранга должность. Он стал командиром 4-го армейского корпуса, расквартированного в Минске.

Летом 1882 года Михаил Скобелев взял отпуск, чтобы посетить родовое имение, на несколько дней остановился в Москве — там скончался 24 июня в 39 лет.

Страшно поражены. Что писали газеты о смерти «белого генерала»?

Смерть Михаила Скобелева вызвала много толков, в том числе конспирологических — одну из версий изложил в романе «Смерть Ахиллеса» Борис Акунин (Скобелев там назван Соболевым).

Те, кто не задумывался о теории заговора, просто скорбели.

«Все страшно были поражены, — писали «Минские епархиальные ведомости». — Никто не хотел верить, чтобы белый генерал, которого все видели 21 июня бодрым и здоровым, мог умереть так скоро. В 12 часов уже служились панихиды: в Кафедральном соборе и других церквях. На лицах всех молящихся видно было горе, слезы лились ручьями. Особенно, как слышали мы, трогательна была панихида в казармах».

Как отнеслись к этой идее другие?

Посыпались предложения об увековечении памяти Скобелева, в том числе — более чем неожиданная идея переименовать в его честь Минск. Помимо газеты «Русь», это предложение опубликовали и другие московские издания.

Но оно настолько не соответствовало традициям, что вызвало негативную реакцию даже у антагонистов, в остальном не переваривающих друг друга.

Князь Владимир Мещерский, крайне правый петербургский публицист, боровшийся со всеми мало-мальски либеральными реформами, редактор одиозного журнала «Гражданин» (чтение которого Антон Чехов уподоблял «сидению на ассенизационной бочке»), писал:

«Русь» поместила какие-то таинственные телеграммы из Минска по поводу смерти Скобелева, о желании будто бы города просить, чтобы город Минск назвать Скобелевым… Не есть ли это то, что называется: пересолением!» Дневник князя Владимира Мещерского за 1882 год

Нечасто приходиться соглашаться с такой неприятной личностью, но да: пересолили!

А львовская (в те годы город относился к Австро-Венгрии) Gazeta Narodowa откликнулась на статью, опубликованную в петербургском «Новом времени» резкой заметкой, кончавшейся словами: «Так азиаты уважают исторические названия польских городов!». О том, что историческое название города — Менеск, Менск — никак не польское, газета умолчала.

Фото: из архива Вадима Зеленкова

Прямой перевод: «Новая подлая идея Москалей! Новое Время сообщает, что существует проект, призванный в память о том, что Скобелев жил в Минске несколько лет, переименовать город в Скобелев, а улицу, где он жил, в Скобелевовскую. Чтобы облегчить эту перемену названия, Минск вначале назовут Минск-Скобелев, а затем Минск отбросят и останется только „Скобелев“. Новое Время утверждает, что этого требуют сами жители, то есть несколько гнусных „деятелей“. Так азиаты уважают исторические названия польских городов!».
Gazeta Narodowa, № 177, 1882 год

Разум возобладал, через край не хватили. Именем Скобелева назвали не город, а только Батальонную улицу, на которой жил генерал. Дом его находился примерно там, где сегодня расположена школа № 4. Скобелевской улица называлась до 1923 года, когда была переименована в Красноармейскую.

Интересно, что на нескольких немецких картах времен оккупации в 1940-х годах Красноармейская улица подписана как Skobelew (притом что сам Скобелев к Германии относился без особой симпатии).

Фрагмент немецкой карты 1941 года. Любопытно, что здесь есть надпись на русском языке «электростанция» — немецкая версия делалась на русской картоснове

Впрочем, город свой Михаил Дмитриевич на время получил.

В 1907 году его именем назвали расположенный в Узбекистане город Новый Маргилан, где Скобелев в середине 1870-х годов был губернатором и командующим войсками. В наши дни это событие расценивается по-разному. В узбекской «Википедии» про переименование Нового Маргилана в Скобелев пишут, что это сделали «колониальные чиновники», а Скобелев «залил кровью Центральную Азию». В русской же он герой и благоустроитель края.

Новое название продержалось недолго: через 17 лет населенному пункту вернули историческое имя — Фергана.

А Минск, к счастью, никто больше переименовывать не пытался. Разве что по-белорусски вместо «Мінск» стали писать «Менск», а потом снова «Мінск». Может быть, мы еще вернемся к истокам.

 Фото: Дарья Низовцева
Поделиться