Как белорусские "тунеядцы" сопротивляются президентскому декрету

Подняв для безработных стоимость тарифа на горячую воду, власти Беларуси хотят вынудить их трудоустроиться. "Тунеядцы", в свою очередь, намерены оспаривать новый закон в суде.

Как белорусские "тунеядцы" сопротивляются президентскому декрету
Жителям Беларуси, "не занятым в экономике" - так государство называет безработных, - вскоре придется платить за коммунальные услуги по повышенному тарифу. Изменения предусматривает Декрет президента №1 о содействии занятости, который пришел на замену скандальному декрету №3, получившему название "тунеядского" и вызвавшего волну протестов. С помощью этих мер правительство пытается вынудить белорусов работать на государственных предприятиях, оплата труда на которых часто едва позволяет сводить концы с концами, передает "Немецкая волна".

Изначально новый декрет предусматривал, что нетрудоустроенные граждане с 1 января 2019 года лишатся права на государственные субсидии при предоставлении коммунальных услуг - пока что речь идет только о горячей воде, - и им придется платить по полному тарифу. Однако затем начало действия декрета перенесли на март. В стране надеются, что новый закон будет пробуксовывать - как ранее предыдущий.


Неконституционный декрет?

Четыре года назад, когда власти впервые озвучили идею взимать с неработающих граждан специальный сбор в казну, гомельский правозащитник Леонид Судаленко призвал белорусов не подчиняться требованиям декрета Александра Лукашенко и доводить дела до суда. Сегодня его позиция не изменилась: в жалобах, которые он помогает составлять гражданам, протестующим против выполнения Декрета №1, говорится о его несоответствии Конституции, а также содержится требование в досудебном порядке исключать информацию о подателях жалоб из базы данных, куда внесены "не занятые в экономике".

Если дело дойдет до суда, поясняет Судаленко, основной довод будет прост: каждый гражданин, потребляя услуги и покупая товары, оплачивает налог на НДС, и, следовательно, участвует в экономике страны. Повышением оплаты коммунальных услуг, считает юрист, власти пытаются вынудить людей устроиться на работу, тем самым нарушая их конституционные права. "Не занятый в экономике" - это вообще не юридический термин", - убежден Леонид Судаленко.

Тактика, предложенная правозащитником, приносит свои плоды, рассказывает DW 52-летний житель райцентра Брагин Владимир Теремецкий. Месяц назад сотрудник райисполкома лично принесла ему домой предупреждение местной "тунеядской комиссии" о том, что он попал в их базу данных. После этого Теремецкий тут же обратился с жалобой в областную вышестоящую инстанцию. Спустя несколько недель, говорит он, местные чиновники нашли документы о наличии у него подсобного хозяйства и исключили его из списка "тунеядцев" с формулировкой "как производящий продукцию растениеводства и животноводства на своем земельном участке".

После аварии на Чернобыльской АЭС из Брагина отселили большинство жителей, и теперь там остались всего около трех тысяч человек. Все "чернобыльские" льготы давно отменены, найти работу в поселке почти невозможно, а давление на безработных усиливается, рассказывает Владимир Теремецкий. Мужчину всерьез задело то, что его назвали тунеядцем, хотя сам статус ему мало чем грозил: в квартиру Владимира не подведена горячая вода, и он пользуется газовой колонкой.

Вначале - горячая вода, потом - газ и отопление

Тарифы на горячую воду для "тунеядцев" могут увеличиться примерно в четыре раза, говорит житель Гомеля Андрей Кулицкий. О внесении в базу данных "не занятых в экономике" мужчине сообщили, позвонив ему по телефону, официального уведомления из "тунеядской комиссии" он не получал.

У Андрея Кулицкого есть собственная квартира, и гораздо больше, чем лишения субсидии на горячую воду, он опасается другого нововведения, также предусмотренного декретом: с сентября для "тунеядцев" должны подорожать еще услуги за газ и отопление. Если сегодня, поясняет собеседник DW, он ежемесячно платит за квартиру примерно 130 белорусских рублей (около 53 евро в эквиваленте), то с сентября проживание в ней может подорожать до 300 рублей. В Гомеле у некоторых такая зарплата, добавляет он.

Долгое время Андрей Кулицкий работал на севере России. В Гомеле, говорит он, невозможно найти работу с достойной оплатой труда, поэтому приходится иногда ездить на заработки в РФ. Кулицкий не собирается подчиняться новому закону. "Зачем мне квартира за 300 рублей? Проще ее продать и уехать из страны", - говорит он.


Домохозяйкам в Беларуси не место?

Правозащитник Леонид Судаленко считает, что президентский декрет будет невозможно осуществить, ведь он пробуксовывает уже на первом этапе повышения тарифов на горячую воду. Если в квартире живет безработный собственник, понятно, как с ним быть, говорит юрист. Но что делать, если там прописаны еще и работающие члены семьи, имеющие право на субсидию? Ведь счетчик на воду в квартире один. В таких случаях ЖКХ бессильны, уверен Судаленко. Пытаясь решить эти вопросы, власти передвинули введение новых тарифов на коммунальные услуги для "тунеядцев" с января на март, и не исключено, что это не последний срок, полагает собеседник DW.

Несмотря на то, что новые коммунальные тарифы для "тунеядцев" еще не были приняты, в ближайшем месяце в Беларуси состоится первое судебное разбирательство, в ходе которого будет предпринята попытка доказать незаконность президентского декрета. Иск в судебные органы подала жительница Гомеля Мария Тарасенко - собственница квартиры и, как она называет себя, домохозяйка с десятилетним стажем.

Женщина более десяти лет работала на одной из гомельских фабрик - вначале швеей, а затем - бригадиром и мастером. Условия работы были настолько тяжелыми, рассказывает Мария, что они с мужем решили: им двоим хватит и его зарплаты.

Телефонный звонок из домоуправления с предупреждением о внесении ее в базу "тунеядцев" возмутил Марию - она сочла его вмешательством государства в личную жизнь. Кодекс о браке и семье, говорит собеседница DW, трактует ведение домашнего хозяйства как общественно-полезный труд. Регистрироваться в качестве "фейкового частного предпринимателя" Мария не намерена. Поэтому она будет бороться против президентского декрета в суде.

Поделиться