АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Автору минских скульптур Владимиру Жбанову — 65 лет. Каким был известный минский скульптор

Работы скульптора Владимира Жбанова стали своего рода визитной карточкой Минска. А истории их создания — городскими легендами. С кого слеплена «Девочка с зонтиком», как родилась «Незнакомка» и какова судьба человека, который позировал для «Прикуривающего», знают многие минчане. А приезжим об этом расскажет каждый экскурсовод.

Автору минских скульптур Владимиру Жбанову — 65 лет. Каким был известный минский скульптор
1 из 11
«Девочка с зонтиком», Михайловский сквер, 2000 г.
«Незнакомка», Михайловский сквер, 1998 г.
«Прикуривающий», Михайловский сквер, 1999 г.

Заслуга Владимира Ивановича в том, что он снял скульптуру с постамента, добавил ей легкости и задора, лишив идеологической нагрузки. Его произведения стали народными, с ними фотографируются, у них загадывают желания, пишет minsknews.by

«Банщик», у городской бани № 7, 2004 г.
«Почтальон», возле кинотеатра «Октябрь», 2005 г.
«Маленький генерал», около Минского суворовского военного училища, 2008 г.

Мастера не стало семь лет назад. Сегодня ему могло бы исполниться 65 лет. Его вдова Жанна Жбанова рассказала корреспонденту агентства «Минск-Новости» о том, каким был этот удивительный человек.


— Жанна Владимировна, в 2014 году, к 60-летию Владимира Ивановича, в Национальном центре современного искусства, а в продолжении в Музее истории города Минска по вашей инициативе и благодаря поддержке была организована выставка его неизвестных работ. Тогда же предполагалось создать зал со скульптурами Жбанова в Минске. С тех пор дело продвинулось?

— Нет, на ул. Революционную, 8, где была возможность разместить работы, с пр. Рокоссовского переехала художественная галерея произведений Леонида Щемелёва. В итоге из дворика на Революционной даже пришлось убрать две работы Жбанова: «Гусара» и «Мюнхгаузена», поскольку никакого отношения к Щемелёву они не имеют. Во дворике городского музея сегодня нет скульптур моего мужа.

— И где теперь «Гусар» и «Мюнхгаузен»?

— Мы их забрали. «Мюнхгаузеном» интересовались: хотели поставить его возле Дома кино. Но всё упирается в деньги. Вообще «Мюнхгаузен» отливался для Национальной библиотеки — должен был стоять в зимнем саду. Задумывался небольшой фонтанчик для орошения растений. Но когда комиссия принимала работу, кому-то не понравилось, что персонаж сидит на книгах, мол, это неэтично. На что Володя ответил: «Он сидит на своих сочинениях».

— К 60-летию Жбанова была выставка, а к 65-летию?

— О Володе вышла книга Анатолия Карася в серии «100 выдатных дзеячаў беларускай культуры». Автор — совершенно потрясающий человек, который сам собирал материал и нашел деньги на печать небольшого тиража. Всё это он сделал с любовью. В брошюру удалось вместить информацию о максимальном количестве работ, которые установлены не только в Минске, но и других городах. Огромная благодарность автору за всю серию о выдающихся деятелях Беларуси.

— Сохранились эскизы работ Жбанова, которые могли появиться в столице: «Поединок» для «Чижовка-Арены», «Царская охота» для Лошицкого парка, «Швейцар» для гостиницы «Минске». Мы их увидим в городе?

— Эскизы выполнены из пластилина и постепенно разрушаются. Для того чтобы отлить работу, нужна форма. Если она погибает, то для ее восстановления тоже нужны средства, а еще — отливка из бронзы.

— Выходит, это были произведения в стол. Много у него таких?

— Володя много работал в стол. Он очень любил Минск и, проходя, к примеру, по какому-нибудь новому скверу, начинал фантазировать, чем можно его украсить, дополнить. А уж если загорался какой-то идеей, то не мог остановиться, пока не воплотит ее. Например, о конкурсе на создание экипажа губернатора у городской ратуши он узнал за полтора дня до подачи заявки. Лепил целые сутки.

«Экипаж», у городской ратуши, 2004 г.

— С конца 1990-х скульптуры Жбанова устанавливали в городе одну за другой. Когда он только успевал?

— В работе был совершенно сумасшедшим. Мы же с ним и в отпуске нигде особенно не были, кроме Германии, где он наблюдался у медиков. Мало кто знает, но Жбанов жил с двумя протезами тазобедренных суставов. Первую операцию сделали еще в 1998 году. Сустав рассыпался на 60 %, заострился. Я как представила, что он будет до конца дней в инвалидном кресле! Чтобы оплатить первую дорогостоящую операцию в Москве, продала дом отца, который перешел мне по наследству. Второй протез Володе поставили через пару лет.

— Говорят, Владимир Иванович был человек-театр. Вы с ним, судя по всему, антиподы по характеру?

— Да, я спокойная, уравновешенная, а он — «театр одного актера», человек-радио. У него была потребность выговориться. Когда он возвращался домой, то заполнял собой все пространство, каждый угол. Человека просто распирало! Он начал писать и даже издал повесть. Володя и сам всегда удивлялся: мы такие разные и сошлись. Действительно, противоположные полюса притягиваются.

— Жбанов был романтиком?

— Он оставался им всю жизнь, так и не повзрослел — был вечным мальчишкой. За год службы в Афганистане (1979-1980) — 1 000 писем! Я ему рассказывала, какие в Минске идут постановки, какая погода, укроп ему посылала… Он его в общий котел — все только ахали! В ответ мне приходил эдельвейс, рисунки.

— Нелегко с творческим человеком в быту?

— Наша семья строилась в том числе на юморе — Вова был тот еще шутник. Я прекрасно понимала, что человек жил в своем творческом мире, а я более приземленная. Любой ремонт или даже перестановка была для него катастрофой, вызывала дисбаланс. Однажды, чтобы сделать ремонт, даже предложила ему отдохнуть за границей. В его присутствии это было бы невозможно. До заболевания Володя говорил, что ему обстановка, в которой живет, безразлична. Достаточно солдатской: кровать, стул и музыкальная аппаратура: был меломаном, после него остались более 2 000 дисков. У него были другие ценности — нематериальные. Ему повезло: оказался в нужное время в нужном месте. Свою работу всегда делал с увлечением ребенка, говорил: если я леплю девушку, то я девушка, если леплю лошадь, то и я лошадь.

«Лошадь», возле Комаровского рынка, 2001 г.
«Дама с собачкой» и «Фотограф», около Комаровского рынка, 2001 г.
«Семья», у ЦУМа, 2011 г.
Скульптура-фонтан «Золотой трилистник», Молодечно, 2011 г.
«Глашатай», Молодечно, 2011 г.

Справочно

Владимир Жбанов родился в 1954 году в Минске, в семье военного. В 1973 году выпустился из Минского художественного училища им. Глебова, в 1979-м окончил Белорусский государственный театрально-художественный институт (ныне Белорусская государственная академия искусств), отделение скульптуры художественного факультета. Служил в Афганистане (1979-1980). После армии учился в творческих мастерских Академии художеств СССР. Преподавал в Минском художественном училище им. Глебова 13 лет. Умер 16 января 2012 года, похоронен на Восточном кладбище.

Фото Сергея Пожоги, Павла Дылейко

 


17:21 26/01/2019
Поделиться




Загрузка...