Минобразования заявило про миф о "расстрелянной" литературе. Анна Северинец: Это дискредитация всей системы

Министерство образования ответило учителю русского языка и литературы Анне Северинец на ее открытое письмо к министру образования Игоря Карпенко относительно школьной программы по белорусской литературе.

Минобразования заявило про миф о "расстрелянной" литературе. Анна Северинец: Это дискредитация всей системы
В письме, которое было опубликовано под заголовком «Почему в программах "Бородино" есть, а "Пахне чабор" нет?», Анна Северинец предложила пересмотреть изучение белорусской литературы в школах. Учитель среди прочего, предложила включить в программу отдельные произведения из творческого наследия Адама Бабареки, Алеся Дудара, Владимира Жилки, Тодора Кляшторного, напоминает радио Свабода.

Министерство образования заявило в ответ через газету «Наша нива», что открытое письмо к министру образования, мол, продолжает информационную кампанию, начатую в оппозиционной прессе.

«Такая избирательность во вкусах выглядит двусмысленно. Примечательно, что к столетию Октябрьской революции в оппозиционной прессе активно культивировался миф о некой "расстрелянной», "запрещенной большевиками", "ликвидированной коммунистами" и т.д. белорусской литературе - продолжением этой информационной кампании, очевидно, и является открытое письмо к министру образования".

Министр образования Игорь Карпенко

При этом министерство образования пишет, что детям будет очень сложно объяснить выражение «ходить под ГПУ» из стихотворения Тодора Кляшторного.

«Для этого, вероятно, придется использовать аналогичное деклассированнон арго "ходить под ментами", что недопустимо в учебном процессе. Мы также уверены, что методы и принципы оперативно-розыскной деятельности следует изучать в специализированных учебных заведениях, а не в средних школах, а подобное литературное наследие - самостоятельно, а не по требованию школьной программы», - говорится в письме Минобразования.

По информации Министерства образования, «предложенная подборка авторов, предлагаемых к включению в программу, формировалась не на основании каких-то литературных вкусов, а скорее в пику политическим взглядам министра образования, а потому носит личностный оттенок».


В конце письма Минобразования упоминает о «многолетней активной практике написания коллективных доносов, которых отдельные белорусские литерато тех лет составили не менее, чем художественных произведений».

«Поэтому рекомендуем не повторять ошибок предшественников и не определять литературную ценность тех или иных произведений при помощи написания открытых писем ни много ни мало - от имени "страны, народа, учеников и учителей". Реально эти письма не отражают ничего, кроме переоценки автором собственной значимости», - этими словами завершает свое письмо Минобразования.

В пресс-службе Министерства образования радио Свабода отказались комментировать письмо.

«Это было письмо, адресованное Анне Северинец, и комментировать мы его не будем», - сказала и бросила трубку пресс-секретарь Людмила Высоцкая.


«Надо этим людям объяснить, что было на самом деле»

Анна Северинец в интервью корреспонденту Свабоды прокомментировала ответ из Минобразования на ее предложения.

- Какие общие впечатления от письма из Минобразования?

- Это какой-то невероятный текст по уровню знаний, которые демонстрируются, и по уровню обобщений, которые там делаются. Нам, учителям, часто приходится слышать такие вещи, которые, к сожалению, демонстрируют тотальное невежество. Поэтому смешно, ну что поделаешь.

- Вы в своем открытом письме ни разу не упомянули об оппозиции. Почему, как вы думаете, минобразования упоминает это слово буквально в каждом абзаце?

- Я не знаю. Мне вообще обидно, потому что я работаю в этой системе, и министерство образования - это тот орган, к которому я отношусь с уважением: и потому, что я сотрудник этой системы, и потому, что в министерстве работает много людей, которых я знаю и уважаю. Поэтому такой уровень дискредитации и системы, и ... вообще, какое нужно иметь среднее образование, чтобы написать, что ГПУ и, как автор письма отвечает, «менты» - это одно и то же! ГПУ и милиция - это разные вещи. Просто надо знать историю. Поэтому я не знаю, почему они так написали.

- По информации Министерства образования, детям будет очень сложно объяснить выражение «ходить под ГПУ», что придется использовать аналогичное деклассированнон арго «ходить под ментами».

- Во-первых, Тодор Кляшторный написал несколько больше, чем просто две строчки о ГПУ. И у меня даже в голове их не было, когда я включала фамилию Кляшторного в ряд тех поэтов, которых нужно вернуть. Я не думала, что надо изучать поэму «Когда оседает муть». Это, конечно, не школьная поэма. Но если надо, детям все можно объяснить. Они же не глупые.

- В письме Минобразования фактически отрицается факт сталинских репрессий, идет речь о «мифе о некоей "расстрелянной", "запрещенной большевиками", "ликвидированной коммунистами" и т.д. белорусской литературе».

- Это единственный момент в письме, который вызывает у меня не смех. Я сейчас как раз работаю с документами в том направлении, чтобы разрушить вот этот миф, что поэты и писатели, как там сказано, сдавали сами себя. И большевики помогли только тем, что они их расстреляли после доносов.

Это такой страшный, несправедливый и такой обидный миф, пропагандируемый и насаживаемый - что не было никаких репрессий, а были только доносы друг на друга и что они сами себя загнали в эту ловушку.

Вполне понятно, для чего это делается. Это такой перевод стрелок. И то, что этот миф снова начинает звучать, даже прикрываясь министерством образования, - это очень опасно для нас всех. Поэтому здесь шутки шутками, но вот этот момент надо как-то прояснить. А значит, нужно усилить образовательную, просветительскую работу. Надо этим людям объяснить, что было на самом деле. Найти какие-то к ним подходы. Потому что мне жаль тех людей, которые находятся в ловушке этого мифа.

- В письме говорится, что, мол, подборка авторов, предлагаемых к включению в программу, формировалась «в пику политическим взглядам министра образования».

- Я не знаю, что это означает. Во-первых, я не знаю взглядов министра образования, мы с ним никогда не разговаривали. И я совершенно не понимаю, где взгляды Алеся Дудара или Владимира Жилки не то что «в пику», а где они сталкиваются, перасекаются со взглядами современного министра, который живет 100 лет спустя. 

Ведь Дударь был комсомольцем, Кляшторный был комсомольцем и воевал в Красной армии, Михаил Зарецкий был коммунистом. То почему в пику? Эти люди, особенно в первые годы своего творчества, стояли абсолютно на том же грунте, на котором, как я думаю, наверное, стоит министр образования, который принадлежал к компартии. Это совершенно одинаковые взгляды, если уж так говорить.


- Но может ли, как следует из письма, министерство образования оперировать какими-то политическими взглядами министра при обсуждении школьной программы? Или сам министр?

- Конечно, нет. Так он же ими и не оперирует. Это же оперируют эти безымянные люди, которые даже не подписали это письмо. Там нет ни имени, ни должности. Это письмо из ряда - прокатит, значит, прокатит. А если не прокатит, то не с кого спросить. Поэтому это такая дискредитация всех тех, кто работает в министерстве. Я не знаю, как теперь будут смотреть в глаза всем остальном люди, которые там на самом деле уважаемые, знающие литературу и историю. А там такие люди есть.

- Минобразования пишет, что стихотворение «Пахне чабор» не исключено из школьной программы.

- Это место из письма, которое обнадеживает. Значит, они это стихотворение тихонько обратно включили. Конечно, перед тем как писать письмо, я проверила программу, календарно-тематическое планирование, обратилась к учителям белорусской литературы, так как я преподаю русский. Я писала не безосновательно. Но, я думаю, что возможности есть. И если сегодня «Пахне чабор» тихонько, но вернется в программу, я буду только счастлива.

10:41 25/01/2018






‡агрузка...



ссылки по теме
Возможна ли “керчинская трагедия” в Беларуси?
Самой интересной эпохой в истории Беларуси молодежь считает ВКЛ
"Капучино или образование?" Отчисленные "за политику" студенты собирают средства на обучение в Украине