"В Беларуси мы - быдло!" Откровенное интервью гомельского стриптизера

Андрей в детстве мечтал стать суперменом и спасать мир. Сейчас этот парень, которому еще и 30-ти лет нет, ведет свой успешный бизнес и может похвастаться 10-летним стажем работы стриптизером.

"В Беларуси мы - быдло!" Откровенное интервью гомельского стриптизера
1 из 8
О том, как он убегал от разъяренных мужчин с ножами, почему белорусские женщины не оставляют чаевые и сколько за одно выступление зарабатывает профессиональный стриптизер, читайте в материале «Сильных новостей».

«Я пришел на кастинг в Москве и меня одного выбрали из 30 человек»

Знакомство Андрея с профессией стриптизера началось еще в 13–14 лет, когда подросток пришел на одну из гомельских дискотек и увидел взрослых накачанных мужчин, исполняющих эротические танцы. Так возникла первая мечта — танцевать. Но все сложилось далеко не сразу. Окончание школы, поступление в университет отдалили мечту гомельского парня заниматься любимым делом. 

Правда, ненадолго: «В 18 лет я поехал к друзьям в Москву отметить Новый год и вспомнил про свою мечту танцевать. Увидел вывеску одного из популярных московских женских клубов (у них постоянно проводились кастинги для танцоров) и решил попробовать себя. К тому моменту я танцевать не умел, просто было подкачанное телосложение. К моему большому удивлению, я прошел этот кастинг! Но новогодние праздники закончились, и мне пришлось уехать назад в Гомель (тогда я учился на дневном отделении в одном из гомельских университетов)», — делится воспоминаниями Андрей.

Но огромный запал и желание делать то, что нравится, не дали парню остановиться. Через пару месяцев после возвращения из Москвы вместе со знакомым парнем они создали дуэт с эротическим шоу и начали выступать в местных заведениях. И с этого момента у Андрея началась ошеломляющая карьера стриптизера. 

На протяжении года парни работали сразу в нескольких клубах города, их выступления пользовались огромной популярностью, но на этом могло бы все и закончиться. Андрей женился, в семье появился ребенок: «4 года я не занимался стриптизом вообще. Через какое-то время уехал в Москву — надо было развеяться и сменить обстановку. Идеальный вариант работы в столице России — стриптиз: можно быстро устроиться и недолго проработать. Я снова пошел на кастинг — меня выбрали из 30 человек. И вот уже снова на второй день надо было выходить на работу».

«Все сводится к тому, что есть купец, и есть товар»

Естественно, стриптиз-шоу в Москве и в Гомеле даже сравнивать не стоит. Колоссальную разницу сразу заметил и Андрей, для которого работа в столице России стала настоящей школой. Школой выживания и чести. «Я не знал, что и как там происходит, что на чем строится. И когда я об этом узнал, у меня был шок! В клубе огромное количество парней. Смена — с 9 вечера до 9 утра. На протяжении этих 12 часов есть определенная программа и шоу. Сначала идет презентация парней: все выходят на сцену и двигаются под музыку. А в зале куча девчонок, которые пришли посмотреть и купить себе "тело". Кого-то на приватный танец, кого-то в "увал" (увал — это когда парня забирают и привозят в оговоренное время, делать при этом с ним можно все, что угодно).

Есть в клубе и отдельные комнаты для всевозможных услуг посетительницам. Заведение построено на заработке из "увалов", приватов и всего подобного. Сама зарплата стриптизера за ночь очень маленькая. Есть еще вариант попасть в "крейзи" меню, но это не так быстро и просто. Это как раз-таки и есть возможность принимать участие в приватах и увалах. Есть вариант также отправиться в "увал" с девушками и мужчинами. Это ведь крейзи меню! Изначально всех парней спрашивают, на что они готовы пойти. Если ты говоришь "нет", то тебя никто не заставляет. Все сводится к тому, что есть купец, и есть товар».

Андрей задержался в Москве ненадолго: «Я посмотрел на всю эту кухню и понял — не моя тема. Я развеялся, сменил обстановку, посмотрел на все это и вернулся в Гомель с очень большими идеями и планами. Я увидел программы и номера московских стриптизеров и решил сделать у нас что-то необычное. Сделать не просто танец, а целое шоу! И у меня получилось!»

И снова в бой. Уже через неделю, как только вдохновленный Андрей вернулся в родной город, он встретился с давним другом (который, к слову, был профессиональным танцором), и они совершенно спонтанно решили создать свое уникальное для города (да и для всей Беларуси) эротическое шоу и начали выступать в местных клубах. Придумали и сшили костюмы самостоятельно, сами же и номера поставили. И это был успех! 

«Мы объездили все, что только можно было: всю Беларусь и близлежащую Россию. При этом мы работали сами на себя — без продюсеров и организаторов. Заказы сначала искал я сам, потом уже организаторы нас находили и приглашали. Стриптиз-шоу всегда пользуется популярностью, вопрос только в оригинальности номеров. В Москве сильная хореография, они много времени уделяют постановке танца. Минчане вообще практически не думают о хореографии. Мы же стараемся быть в золотой середине», — делится впечатлениями Андрей.
#1#
«Когда я сажу девушку на стул, я по глазам вижу, что ей не хватает красивого мужского тела!»

Если уж стриптиз в России и Беларуси сильно отличается, то и публика тоже. Об этом Андрей рассказывает так: 

«В России больше воспринимают стриптиз как шоу. На тебя смотрят как на звезду. В Беларуси стриптизер — это быдло. Кто-то воспринимает нормально, кто-то начинает "фекать". Ну, вот чувак сдернул штаны и остался в стрингах. Ну и что здесь такого?

Всем все равно, что ты делаешь в плане танца, какая у тебя хореография. Мы выходим — уже свист. Снял рубашку — свист еще громче. Многим женщинам не хватает этого — смотреть и прикасаться к красивому мужскому телу. Многие отрицают, мол, мужик должен быть мужиком, какое тело? Но все это ерунда! Когда я сажу девушку на стул, я по глазам вижу, что ей не хватает красивого мужского тела! Ей хочется посмотреть и потрогать накачанного мужчину, прикоснуться к его прессу.

В Москве же все иначе. Женщины изначально приходят с целью снять парня. Пока они "догоняются", девушки могут посмотреть на то, как двигаются на сцене парни, как они купаются в бассейнах или моются в открытых душах. Но суть все равно одна — снять мужика. В Москве в принципе все построено на продаже».

Андрей добавляет, что в Беларуси практически никогда не кладут чаевые. В России с этим получше: «У нас менталитет такой, не могут люди воспринимать это нормально. В Гродно, к примеру, неплохо воспринимают стриптиз-шоу, а вот в Гомеле только и видишь неодобрительные злостные взгляды. У нас очень злые люди, по сравнению с другими белорусами».

Кстати говоря, о менталитете и отношении к стриптизу. Как рассказывает Андрей, большинство его знакомых знает о его работе, реагируя на это абсолютно нормально. Есть, конечно же, и явно негодующие: «Некоторые пытаются меня критиковать, типа, как это мужик может раздеваться перед публикой? Я воспринимаю это абсолютно спокойно — всем не угодишь. Родители мои даже 10 лет назад были на моем выступлении в одном из клубов Гомеля!»

Более того, Андрей познакомился со своей женой в гримерке перед выступлением. Она тоже танцовщица в стиле гоу-гоу. Мужчина уверяет, что жена абсолютно нормально относится к его работе и у нее не возникает никакой ревности. «Также и она, когда ездит работать, я спокойно это воспринимаю. Это обычная работа», — добавляет Андрей.

«Мужчины кидались на нас с ножами, нам пришлось полезть в драку и быстренько убегать из России что есть мочи!»

Стриптиз — это не только красивое шоу, но и достаточно прибыльное занятие. Андрей откровенничает: «Везде платят по-разному. В Беларуси не хотят и не будут платить — у нас все бедные. В России — щедрые ребята. В близлежащих российских городах и в Беларуси за выступление платят в районе 100 долларов + оплачивают дорогу. Это цена за два выхода одного стриптизера. За дуэт платят подороже. Правда, работать в паре не всегда выгодно, но смотрится программа с двумя стриптизерами очень круто».

В стриптизе, как и во многих других областях, есть свой сезон. К примеру, цены за выступления очень вырастают на новогодние праздники и корпоративы, девичники, выпускные и на 6–8 марта. «За вечер я мог объездить 12 заведений в канун 8 марта. Выходило так, что за одно выступление я получал 300 долларов. Один выход с учетом переодевания длится не больше часа», — вспоминает Андрей.

Выступление — это не всегда четко отточенная программа. Работа с людьми в зале, ревнивые мужья и нетрезвые женщины — всегда риск. Какой-никакой, но риск. Невероятных историй за 10 лет работы у Андрея накопилось немало: 

«На выступлениях бывают разные ситуации. Садишь, к примеру, девушку на стул, а она убегает. Приходится быстро среагировать и найти выход из ситуации. Было такое, что одежду и трусы рвали, начинали биться — это какие-то бешеные женщины. Эти непредвиденные моменты зависят от количества выпитого алкоголя. С более взрослыми женщинами иногда сложнее работать — они даже руку бояться дать, чтобы я провел ею по своему телу. Много "выпендронов" от молодых девушек. Кто-то во время номера пытается высмеять стриптизера, показать неприличные жесты или действия. 

Была ситуация в России, когда пришлось убегать от разъяренных мужчин, которые хотели разобраться с нами за то, что мы жену их друга в номере на стул посадили. Устроили пьяный дебош, кидались на нас с ножами в гримерке. Нам пришлось полезть в драку, защитить себя и быстренько убегать из России что есть мочи! Иногда и мужчины выбегают прямо на выступлении и пытаются ударить. Приходится им ответить и продолжать выступление», — вот так о своей напряженной работе рассказывает гомельский стриптизер.

«Я даже не помню лиц девчонок, которых сажу на стул»

Андрей утверждает, что стриптизером быть не тяжело: «Всегда было и есть понятие и о стриптизерах — накачанное тело, выбритый везде, загар и прическа. Телосложение играет первоочередную роль. И харизма: важно уметь зацепить не просто красивым телом, а эмоциями, ведь сначала смотрят на тело, а потом на лицо. Не важно, деревянный ты или нет. Стриптиз — это презентация своего тела. Не обязательно быть супер подкачанным или лучшим в мире танцором, важно уметь зажечь публику и умело презентовать себя. 

Сначала я переживал, как меня воспримут, понравится ли мое выступление, а сейчас нет никакого стеснения. Это обычная работа. Я даже не помню лиц девчонок, которых сажу на стул. Я вышел, отработал номер и уехал. Лично я требовательно отношусь к своему внешнему виду, могу и на диете посидеть. Но и видел, как некоторые стриптизеры могут выступать с "обвисшим" животом. И такие мужчины публике нравятся».

Кстати говоря, стандартный типаж стриптизера с идеальным гладким телом — уже не в тренде. По словам Андрея, в Москве ценят индивидуальность. Здесь на «рынке услуг» выставляются абсолютно разные мужчины: и волосатые армяне, и высокие афроамериканцы, и выбритые славяне. Главное требование в московских клубах — уникальность. Всему остальному можно обучить.

Да и «производственные травмы» в стриптизе не редкость: «Постоянные переодевания, сдергивание штанов дают о себе знать — на утро ноги в крови, царапины везде. Но сейчас я могу себе позволить отказываться от предложений. Принципиально не езжу на дом или на квартиры, только заведения или корпоративы. "Достоинство" тоже никогда не показывается. Конечно, есть большинство номеров, где ты раздеваешься полностью, прикрываясь шляпой или другими аксессуарами. Я точно знаю, что никогда не пойду на приват или что-то подобное».

«Я только вышел на сцену, даже еще ничего не сделал, а уже визги и крики! И я в этот момент понимаю, что не зря все это делаю»

По словам Андрея, стриптиз — это востребованное занятие, но мало кто этим занимается и мало кто готов на это пойти. Но гомельский стриптизер не из робкого десятка и вспоминает свою минуту славы: 

«Когда я видел свои плакаты, расклеенные по всему городу с анонсированием выступлений в самых крутых белорусских заведениях — это было круто! Произошло это очень быстро. С начала выступлений до работы на тысячную публику прошел всего год. Я работал на 8 марта в самом большом клубе Беларуси, тогда на меня пришло 1200 человек. Это очень много! Я только вышел на сцену, даже еще ничего не сделал, а уже визги и крики! И я в этот момент понимаю, что не зря все это делаю».

Сейчас у Андрея больше 10 номеров. Он смело составляет конкуренцию минским ребятам: и по номерам, и по костюмам, которые, к слову, придумывает сам. Его номера действительно высокопрофессиональные: 

«В определенный момент я понял: просто стриптиз никому не интересен. Нужно выдвигаться и делать что-то комедийное, с интересными вставками и программой. У меня все номера — это настоящее шоу. Я сам придумывал все программы. Иногда вставляю комедийные моменты, где вся публика может посмеяться. Все идеи "приехали" из Москвы. Но я не слепо копировал, а брал основную идею и ставил свой уникальный номер»

Для Андрея стриптиз — это хобби, которое надолго затянуло. Каждый день молодого человека начинается с раннего утра: завтрак, сборы еды на день (поскольку Андрей постоянно в разъездах по работе), прогулки с ребенком, тренировки в спортзале, снова работа, и к позднему вечеру Андрей снова возвращается домой. У молодого человека большие планы на будущее — создать коллектив из 3–5 человек, сделать кабаре, бомбические шоу и ездить с гастролями. Ну что ж, удачи!

17:24 18/12/2017
Поделиться





ссылки по теме
Тео и Ольга Рыжикова стали родителями
Названы самые высокооплачиваемые музыканты года
Кончиты Вурст больше нет