Миссионер из Гродно снова летит в Африку: Для Кении я неприлично толстый

Руслан Яроцкий в марте съездил в православную общину в Кении. Как он провел две недели в стране, где ему постоянно хотелось мыть руки и дышать через раз? И зачем вновь туда едет? "Белорусский партизан" делится рассказом о простых вещах, которые нужны человеку для счастья, о доброте в этом мире и о том, как поездка в Кению изменила Руслана. 


Миссионер из Гродно снова летит в Африку: Для Кении я неприлично толстый
1 из 6
Питание редко включает в себя мясо. Только если кто-то пожертвовал деньги. Трехразовое питание - праздник для детей. Бывает такое редко
1 из 7
По словам Руслана, он не совсем миссионер - "не по Сеньке шапка еще пока".

- Просто возникло желание начать работу за пределами Беларуси. Я считаю, что мы живем настолько замечательно, что не иметь какой-то внешней миссии с нашими материальными возможностями, с нашим понятием о безопасности - просто стыдно. Маленькая Финляндия, конечно, куда благополучнее нас, поддерживает тысячи миссионерских проектов по всему миру. Большинство белорусов, как мне кажется, думают, что живут не очень хорошо: вы в столице такое положение переживаете острее, чем мы в Гродно. Но даже те, кто живет хорошо, об этом не говорят. На всякий случай, чтобы не стало плохо. 

В нашей стране, если кому-то очень хорошо, чтобы он не выделялся его уравнивают. И тем не менее, есть у меня твердое убеждение: мы живем неплохо. У меня есть одежда, машина, дом, семья. Вечером я спокойно засыпаю у себя дома, не думая, что моя дочь возвращается с колледжа, что где-то на улице бандиты. Мы об этом совершенно не думаем. На самом деле, все познается в сравнении. Если сравнивать с Африкой, то мы с вами живем в Швейцарии. 

Руслан выгружает продукты для приюта

Долгая дорога в Кению 


Руслан Яроцкий - прихожанин храма святого Луки Войно-Ясенецкого в Гродно. Он вспоминает, что и днем, и ночью его преследовала одна мысль: надо ехать в Африку, помогать детям и православной общине. Все началось с социальных роликов о бедственном положении африканских детей, голоде, нищете, болезнях.

Он ссылается на Священное писание, которое заканчивается такими словами Христа: "Мне дана власть на небе и на земле. Итак, ступайте и сделайте все народы моими учениками. Крестите их во имя Отца, Сына и Святого духа и научите соблюдать все, что я вам велел". 

- Я вырос в протестантской традиции, не в православной. А каждый юный протестант в возрасте до 10 лет мечтает уехать миссионером в Китай, Японию, Африку, Якутию. Миссионерский настрой у них очень силен. Это впитывается с детства. Я не знаю, как по-другому это объяснить. 

Знаете, у нас прекрасный храм в Гродно, замечательная община с интересной жизнью. Храм стал частью нашей жизни. Каждому человеку, который приходит в храм, Бог хочет поручить служение. Кто-то преподает, кто-то убирает храм, кто-то помогает петь, кто-то бедных кормит. Нет ни одного христианина, который ни чем не одарен. 


У меня появилось навязчивое желание поехать в Африку, чтобы помочь. С этой мыслю я пришел к отцу Александру. Конечно, в его глазах я прочел недоумение: "Какая Африка? У нас что больных мало? Онкология рядом". При этом, он не сказал "нет". Мысль о миссии начала бродить по нашему приходу: были сторонники и противники. 

По словам Руслана, он решил поехать за благословением к своему духовнику - игумену Евсевию из Свято-Елисеевского Лавришевского мужского монастыря.

- Мы же как благословение берем? Как правило, все решаем сами. Эти благословения - не более, чем формальность. Я хотел подать вопрос так, чтобы решение было принято, которое нужно мне. Кто из нас, прося благословение перед вылетом на Бали, не поедет, если батюшка скажет, что не благославит? Вы найдете другого. Отец Евсевий сказал мне: "Нам нужно было начинать эту работу 10 лет назад. И ничего безумного в этой идее нет. Какая разница, что говорят другие люди? Бери и делай. Когда ты поедешь туда, мы будем молиться за тебя каждый день". 

Первую тысячу на развитие православной миссии в Кении Руслану дал практикующий друг-католик. А потом "все пошло, как по маслу".

- Мы сами зарабатываем. Каждый христианин из того, что он зарабатывает, должен откладывать на то, что он отдаст Богу. Мы собрали деньги на билеты. Через 2,5 месяца были полностью упакованы для поездки.  Наши бабушки-прихожанки собрали денег на Африку больше, чем мощные религиозные корпорации. Это то, что нас объединяет. 


Руслан с другом Дмитрием связались с Александрийским патриархом, который отправил их к отцу Джону из деревни Джамбини. Ребята получили все необходимые для православной миссии документы, чтобы все было по правилам. Купили билеты на самолет, договорились с пассажирами и воспользовались их багажными местами. Груз весом 200 кг состоял из канцелярии, игрушек, конфет. 

Отец Джон

- Отец Джон собрал вокруг себя 175 детей-сирот. В Кении огромное количество людей болеет СПИДом. Когда мы там были, людей пожилых мы фактически вообще не встречали. Отец Джон собрал этих детей на арендованной земле в бараках, которые стоят буквой "п". Он ежедневно пытается о них заботиться: дать им возможность выжить (накормить) и получить образование. Без профессии невозможно поднять голову. 

Приход православия в Кении начинается с детей. Сам отец Джон однажды пропустил богослужение в своей протестантской общине, полуязыческого толка. И зашел к православному священнику - тот просто его покормил. Отец Джон настолько полюбил этого священника, что стал помогать ему, прислуживать при храме. В конечном итоге сам закончил школу и семинарию. И сейчас он помогает таким же детям. 


- Да, Кения разная. Есть туристическая: вы можете приехать на сафари, сфотографировать животных. Но 70% страны живет в такой нищете, о которой мы с вами даже не слышали. После всего, что вы трогаете - у вас есть желание умыться, постоянно мыть руки, дышать через раз. При всем этом, Кения - очень дорогая страна. Амстердам нервно курит в сторонке. Бананы стоят по 7 долларов за килограмм! Магазины делятся для богатых и бедных.

Кстати, правил дорожного движения в Кении нет. На многих маршрутных такси написано: "В любой непонятной ситуации - расслабься и молись Богу".


Руслан отмечает, что задача миссии - поддержать священников-миссионеров, которые живут в очень тяжелых условиях. Помимо деревни Джамбини, где находится приют святого Варнавы, они привозили помощь в другие города, где ситуация еще хуже. 

- Две недели мы принимали лекарства, очень много болезней. Когда мы приземлились в Шереметьево, нам хотелось целовать эту землю. Казалось, все настолько замечательно. У нас осталась куча дорогих лекарств по 20-40 долларов, я это все выбросил и сказал: "В Кению больше никогда! Помогли, благословили, есть карточка, будем отправлять деньги". Прошло два месяца после возвращении началось: как там Кения, как там отец Джон... Желание снова стало непреодолимым и мы стали готовится к новой поездке. 

Как выживает община, или Дети везде дети
Как отмечает Руслан, на Африке очень легко делать деньги. Есть множество фиктивных сайтов, детских приютов, которые пестрят жалобными фотографиями. За ширмой этого сайта ничего нет. 

- Сидит программер-африканец и на свою карту получает пожертвования. В Африке важно понимать, куда вы вкладываете деньги. Мы стараемся высылать деньги митрополиту Макарию, который затем их распределяет. Или закупали необходимые товары на месте. В бедности даже самый хороший человек может поддаться искушению. От голода. 

Архиепископ Макарий Кенийский и отец Джон

- Митрополита Макария любят как отца, как дедушку. Нет клерикальных моментов. Ситуация выживания в Африке диктует свою атмосферу простоты. Всю свою жизнь он положил на развитие и укрепление церкви. Отец Макарий бесконечно находится в разъездах. Когда он узнал о приезде белорусской делегации, то сам захотел познакомиться с миссионерами. Нет заборов между архиереями и простыми людьми. Чтобы выжить им приходится держаться вместе.

#1#

Руслан рассказывает, что африканская литургия мало отличается от любой другой. Везде есть общие черты. Дети молятся на суахили, образованные кенийцы - на английском. Когда приезжал митрополит Макарий Кенийский специально к нашей встрече, он вставлял русские возгласы. 

Несмотря на разруху и бедность, у приюта большая библиотека

- Огромная проблема в Кении - обувь, она стоит достаточно дорого. Но без нее под кожу проникает насекомое, у детей начинают гнить ноги. Доллар стоит специальная мазь. Но если детей не обуть, болезнь вернется. Обувь играет важную роль. Хотя если выбирать между обувью и едой - приоритет в продуктах. В приюте есть преемственность: одежду и обувь передают от старших к младшим, - рассказывает Руслан.

 
Приют окружен частоколом от диких животных. Деревня находится на высоте 2,5 тысячи метров. По словам Руслана, физически было очень тяжело там находится. После каждого подъема ребята долго приходили в себя. 


- Вообще, все это жалкое зрелище: когда заходите в эти помещения и вдыхаете этот запах грязи, бактерий - все удручает. Тем не менее для них это многое значит. Это официальная школа, которая дает аттестат детям, с которым можно пойти в колледж и получить специальность, - отмечает миссионер. 

Вот так преподают анатомию

Здесь готовят еду на 175 детей

Руслан Яроцкий подчеркивает, что только там в Кении, где есть православные или католические церкви - порядок, дисциплина, чистота. Кения - как всемирная свалка: везде грязь и мусор. Кстати, за пользование пластиковыми пакетами недавно ввели тюремный срок. 


Во многих местах в городах канализация открытого типа. Антисанитария жуткая.

Санузел находится во дворе приюта. Руслан признается: приходилось терпеть до гостинцы, в которой условия были немного лучше. 

#2#

Руслан говорит, что кенийская земля - урожайная, по 3 раза в год можно снимать урожай. Вот только лучшие земли принадлежат либо корпорациям, либо англичанам, которые до сих пор в Кении играют в гольф, выращивают чай и кофе. Кстати, сами кенийцы не пьют кофе. 

По словам миссионера, кенийские дети воспринимают все с благодарнастью, как чудо. Обычная пачка риса вызывает радость. Люди просто мечтают о своей земле, на которой они смогут зарабатывать. 

- В этом плане они патриоты своей красивой страны.


Шины - самые распространенные игрушки у кенийских детей. Это не только игрушка, но и возможность сделать обувь. Из покрышек они делают шлепанцы. В приюте фактически нет игрушек. Когда Руслан приехал в приют, дети играли в футбол "мячом" из газетного свертка, перекрученного веревками. Дети футбол очень любят. Болеют за английские "Арсенал" и "Челси". 

В Гродно фирма Руслана занимается водой и газом, вот только сумма для скважины в кенийском приюте для него не подъемная - 30 тысяч долларов. Чистая вода - основная проблема, водоносные слои очень глубоко расположены. 


Кстати, воспитатели в приюте преподают за еду. От случая к случаю отец Джон может им заплатить. 

Руслан восхиащется природой Кении: и ад, и рай в одном месте. 

Посчастливилось белорусам увидеть и африканских животных. Правда, потратить 100 долларов на человека за сафари - непозволительная роскошь. Но отец Джон пригласил ребят в парк на озере Дайваши, где работает один из прихажан, за 10 долларов посмотреть на животный мир. В парке живет жираф Эрик, которого белорусские гости кормили печеньем - местные были в шоке, так как даже себе они печенье не покупают.


Почему Руслан едет в Кению во второй раз? 

Буквально через месяц в африканскую страну отправится вторая православная миссия. 

- Почему надо ехать второй раз? Не проще ли послать деньги? Не проще. Когда вы дистанционно посылаете деньги, их очень сложно собрать. А когда вы едете туда, где тяжело, болезни, вы говорите, что можете не вернуться, то человек просто жертвует вам деньги и вы отвозите их африканцам. Риск для жизни там есть. Ощущение безопасности пропадает, когда вы покидаете охраняемое здание аэропорта. 

Житель Гродно говорит, что в Кении понял: он неприлично толстый для Кении. По возвращении домой он стал заниматься больше спортом и вести аскетичный образ жизни. 

Руслан оставил запись в книге посещений приюта на английском, белорусском и русском языках


- Я начал ссориться с дочерью. Она так долго стоит в душе. Я ей говорю: "Доча, ты тратишь воды больше, чем деревня выпивает за неделю!". У нас это все стоит не так дорого. Я еще раз проникся мыслью, что живу в самой замечательной стране. Поверьте, я посетил более 50 стран мира, где-то работал, где-то учился. Но когда вернулся в Беларусь, убедился: это обалденная страна. Можно ехать в Минск из Гродно и эстетически зарядиться так! Человеку не много нужно. Книги, еда. Кому-то и книги даже не нужны. Время такое. Нам все время внушают, что для счастья нам нужно то, то и то. Мы смотрим в этот ящик и думаем, да, наверное, нам это нужно. А затем убиваем нервы и расстраиваемся из-за царапины на машине. А в Африке люди выживают. И благодарны Богу больше, чем я, имея все это. 

Миссионер заметил, что стал больше ценить то, что имеет, после поездки. 

- Вот мы дышим, и, кажется, так и должно быть. А рядом с нашим храмом в Гродно больница, где лежат астматики, которые не могут дышать без помощи аэрозолей и прочих средств. Мы забываем говорить спасибо за то, что можем ходить ногами, но нам хочется ездить. Когда мы ездим, нам хочется ездить на лучшем. Когда ездим на лучшем, нам хочется летать. Иудеи молятся так: "Господи, помоги мне преодолеть в себе животное начало". Вот если мы просто зарабатываем для того, чтобы есть, пить и размножаться, то чем мы отличаемся от животных? Разве это весь мой задел на эту жизнь? Но я ведь машину не возьму в Царство небесное. 

Да, в Беларуси тоже есть кому помочь. Если я помогаю Африке, то это не значит, что здесь не нужно. Если мы начнем думать ногами, а ходить на голове - это тоже будет не очень хорошо. Каждому что-то свое. Я проживаю незаслуженно счастливую жизнь.

Включайтесь и вы. Мир гораздо меньше, чем нам кажется, - обращается Руслан к белорусам. 

16:22 17/12/2017






‡агрузка...



ссылки по теме
Белорус-миссионер в Камеруне: Радости и улыбок на улице больше, чем в Беларуси