АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Олимпиада Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Избитый милиционером бездомный с собакой: Вот за что он собаку ударил?

Бездомный мужчина, которого на днях на станции метро "Петровщина" сбил с ног милиционер, уже привык к подобному отношению в себе, но недоумевает, за что обидели его собаку.

Избитый милиционером бездомный с собакой: Вот за что он собаку ударил?
1 из 3
Бездомного с собакой разыскали журналисты TUT.BY. Найти Евгения оказалось несложно. Недалеко от станции метро «Каменной горки» он с друзьями и псом отмечал свой 43-й день рождения. Праздник, правда, был днем раньше. У мужчины нет ни интернета, ни телефона, однако он интуитивно осознал: 1 мая вдруг стал знаменитым. Сразу понял, что речь о видео в сети и согласился на интервью.

Стоим на крыльце, в лицо лупит дождь, и только собака рядом сопит — хоть бы хны. Евгений, сходу переходит на «ты», давай, мол, просто — Женя. И не отрицает: в день инцидента употреблял. Сколько употреблял не уточняет. Сегодня он тоже навеселе. Однако агрессии в нем нет. Глаза добрые, но стеклянные. Амбре соответствует состоянию. События 28 апреля пересказывает так:

— Первый раз со мной просто поговорили. Потом я снова в переход пришел, заснул, милиционер меня разбудил и стал гнать. Меня вообще часто отовсюду гонят, но ударили первый раз. Но мне женщина тогда помогла, сказала милиционеру, что его на видео снимают и увела меня. А куда я пошел? Да я и не помню. С весны на улице живу. Где сегодня ночевать буду, не знаю.

— Ударили сильно?

— Ну так… синяков нет. Когда из подземки вышел в 102 позвонил, но сразу убежал. Думаю, мало ли.

Про 28-е апреля он больше не распространяется и начитает разговор «за жизнь». Родился в приличной семье — папа водитель, мама сторож в милиции, но еще по малолетке пошел по наклонной. Выпили с друзьями, залезли ночью в книжный, получили сроки.

Про остальные отсидки говорит уклончиво. Все они в основном за кражи.

— Но я не вор, — просит пометить. — Брал на себя вину других.

По данным ГУВД Мингорисполкома, в тюрьму мужчина попадал шесть раз. По подсчетам Евгения, растянулось это на 17 лет.

— Ты редактора «Советской Белоруссии» знаешь? — неожиданно меняет тему. — Он меня однажды спас. Я в Глубоком в колонии строгого режима сидел. Разбил в магазине окно, ничего не взял — я ж не вор — но, как за рецидив, пошел на пятилетку. А Павел Изотович приехал про наше учреждение писать. Я к нему, прошу: разберитесь. Статьи этой я не читал, но только после встречи меня скоро в исправительную в Волковыск перевели. Домой…

Домой — это потому что родом Евгений из Зельвы Гродненской области. На свободе он уже лет десять.

«Я его сразу Валера звал, но ему не нравилось»

— Судьба у меня тяжелая, — сначала слезы, потом история. — Лет 15 назад приехал в Минск, пошел на стройку. Во время дождя упал с третьего этажа. Про случай тот еще в газетах писали. В ноге у меня гвоздь. Дали мне группу инвалидности. Устраивался после этого на «Каменной горке» дворником, потом на Юго-Западе, на «Кунцевщине». Жил, где придется, последние два года в Фаниполе. Но хозяйка дома умерла и в начале марта меня оттуда выгнали.

Вообще, последние два года в жизни Евгения были самыми счастливыми. И не только из-за крыши над головой. Но и из-за пса Зайчика. Лежит сейчас себе спокойно, ждет пока хозяин наговорится.
#1#
— Я его сразу Валера назвал, но ему не нравилось, не откликался, — вспоминает мужчина. — А потом заметил, как он по ржаному полю скачет-бежит. Ну вылитый Зайчик.

Зайчик — помесь чихуахуа. Цена у него соответствующая — сто долларов.

— Я его на Ждановичах купил. Он маленький был, есть толком не умел, — хозяин наклоняется, целует собаку в нос. — Он меня никогда в обиду не даст. Как он на того милиционера гавкал. Только за что тот ему по боку врезал, не знаю. Когда в магазин иду, Зайчика с пакетами на крыльце оставляю, и он ни на шаг от них не отойдет и чужих не подпустит.

Евгений осторожно берет собаку на поводок, и мы следуем в переход. Жене, так сказать, пора на службу. По пути он рассказывает о себе и животном. Если бы кто-то взялся снимать о них кино, то это была бы криминальная мелодрама о любви, преданности и бесконечных 15 сутках.

— Забрали нас как-то с Таней — сожительницей моей — в Пуховичах в милицию. Ей двое суток дали, а меня на завтра выпустили. Выхожу на свободу, а у ворот меня Зайчик ждет. Представь, целый день сидел, — он снова гладит пса. — А еще я как-то его в Столбцах забыл, вернулся в Минск, осознал — и обратно в электричку. Приезжаю, а он мне навстречу бежит. Столько радости было. А в Минске я его сколько терял. Только на вокзале три раза. Уже у таксистов прошу, увидите, перехватите, а они мне: так он же никому, кроме тебя, не дается. Однажды по следам меня нашел.

«По пять раз на день продать собаку просят, но я не соглашаюсь»

Пес и хозяин неразлучны. Вместе гуляют, вместе спят. По словам Евгения, он скорее покормит собаку, чем сам съест. При этом мужчина не скрывает: с весны кормит его именно животное.

— Сколько бездомному дают? Копейки… А ему — кто тысячу, а кто семьдесят тысяч, — продолжает он, усаживаясь на ступеньки. — Некоторые рубль протягивают и так и говорят: собаке еды купи. Я его, знаешь, не обижаю. Когда в Фаниполе жили овсянкой с курицей кормил, сейчас вот корм покупаю.

В доказательство он достает два пакетика «педигри».

 — Люблю я его. Даже больше, чем Танюху. Забрали нас с ней как-то в сильный мороз в милицию, а я же знаю, Зайчик у крыльца ждать будет. Возьмите, прошу собаку, не мучайте животное, — в коробке появляются первые 20 тысяч, но люди пока не очень активны. — Милиционеры ни в какую. Я тогда об стену голову себе разбил, вены стал грызть, требовать, чтобы пустили. Подействовало. А как температура у него поднялась, я через весь город на Гурского несся, чтобы ему укол дали.

От вопросов душевных переходим к финансовым. Вот только о том, сколько они с Зайчиком в день зарабатывают, Евгений не говорит. Уточняет разве, что чаще всего сидят в переходе на «Каменной горке». Иногда заезжает на «Петровщину». Студенты, особенно туркменские, народ нежадный.

— А собаку купить не просили?

— По пять раз на день просят. Но я его никому не отдам. Верю я, в моей жизни еще будет что-то хорошее.

— Так уже было, — подходит друг Евгения Юрий. Тоже бездомный. — В твой день рождения столько мужиков подходило. Ты им: «Дай сигарету», а они пачку протягивают. Три упаковки дали. И телефон, родителям позвонить…

— Ничего ты не понимаешь, — перебивает Женя. — Я не про сигареты, я про судьбу.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...