АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Учитель о рабочем дне: Уроки, тетради, подстричь цветы, пройти по домам, проверить проводку

Министерство образования настаивает на том, что учителей надо освободить "от несвойственных им функций". При этом речь идет, как правило, о бумажной работе.

Учитель о рабочем дне: Уроки, тетради, подстричь цветы, пройти по домам, проверить проводку
"Мы предприняли ряд мер, направленных на сокращение документооборота в школах и гимназиях, установили исчерпывающий перечень документов, которые необходимо вести отдельным учителям и классным руководителям", — рассказал на коллегии министр образования Михаил Журавков.

По его словам, министерство не раз обращало внимание руководителей на "недопустимость привлечения учителей к сбору и обработке статистической информации, подготовке отчетов".

"Однако вопрос окончательно так и не решен. А ведь всем представителям руководящих органов доведена информация о необходимости освобождения учителей от выполнения несвойственных функций", — цитирует министра tut.by.

Можно также вспомнить, что еще в 2013 году Лукашенко требовал "освободить учителей от несвойственных функций и заставить их заниматься только своим делом". Тогда с подачи Лукашенко в правительстве даже была создана рабочая группа под председательством тогдашнего вице-премьера Анатолия Тозика, в чьи функции входила разработка предложений по разгрузке учителей от лишней работы.

Тозику уже давно нашли "достойную" замену в лице Натальи Качановой, а вот "освободить учителей от несвойственных функций" что-то у властей не очень-то получается.

"Потом мы до пяти убирали свои кабинеты и переносили туда-сюда парты"

Учителя в Беларуси по-прежнему отвечают не только за заполнение многочисленных документов, но даже за то, платят ли родители школьника за свет и в порядке ли у них печное отопление, не говоря уже про макулатуру и металлолом.

О своем рабочем дне написала в Фейсбуке Анна Северинец.

"С чего бы начать… Начну с утра. Я примчалась на работу в полвосьмого. Проверила стопку контрольных тетрадей (еще у меня таких лежит непроверенных семь, потому что я — языковед, и у меня четыре класса, и в каждом два предмета, а это значит, что я в неделю проверяю как минимум восемь стопок тетрадей, это если нет контрольных работ, а если есть, то двенадцать).

Потом отстояла на ногах пять уроков, а пять уроков — это пять спектаклей, и после каждого хочется упасть лицом в снег и так полежать хотя бы пять минут, потому что дело это нелегкое. Но лечь в снег нельзя, потому что в перемене ты дежуришь по коридору. Потом у нас было огромное общешкольное мероприятие — к нам приезжали белорусские поэты, а это тоже ого-го какой труд: и организуй, и встреть, и детей собери, и стол накрой, и проводи, и чтобы все были довольны.

А потом мы пошли и до пяти убирали свои кабинеты и переносили туда-сюда парты, и готовили стенды, и репетировали презентации, потому что к нам приезжают участники областного семинара по методработе, и ударить в грязь лицом мы не можем.

И вот посреди вот этого вот всего к нам в школу пришел человек — и публично отчитал нас за то, что мы, дескать, учителя, лентяи, неизвестно за что получаем свои деньги, бескультурные и тупые, и чему мы тут собираемся учить детей.

Я-то ладно, на меня такие вещи давно уже не действуют, а вот другие — случается, даже плачут, и плачут долго, а потом умываются в школьном умывальнике — и идут подстригать цветы в коридоре, потому что областной семинар и цветы, кроме нас, учителей, никто не подстрижет".

"Все классные руководители должны пройти по домам детей и проверить, как там у них проводка"

"А нашему директору сегодня пришло гневное письмо из какой-то очередной инстанции о том, что школа плохо работает с родителями такого-то ученика, потому что эти родители не платят за свет, — пишет Анна. —  А еще можно запросто получить на совещании за то, что гимназия, например, не досдала 300 кг макулатуры.

А еще я до сих пор никак не пройду самое ужасное, что есть во всем этом, — это называется «всеобуч», когда учитель ходит по какому-то району и переписывает всех имеющихся детей.
А люди ведь двери не открывают, и собаки у них во дворах, и стоишь под дверью, а тебе через цепочку сквозь зубы цедят быстренько имена-фамилии и дверь — дудух прямо перед твоим лицом. И ты дальше идешь к другой двери переписывать детей, потому что кроме учителя это сделать некому.

А еще скоро будет проверка пожарных, и все классные руководители должны пройти по домам детей и проверить, как там у них проводка, а если у кого печное отопление — так еще и как там у них печь, потому что если вдруг в доме будет пожар, учитель тоже за это ответит.

Это я уже не говорю о том, что в среднем за пять обычных уроков учитель обязательно попадет в две-три стрессовые ситуации, и в одну из них — судьбоносную, потому что работа с людьми - это всегда стресс, а работа с детьми — это всегда судьбоносно.

А еще у нас скоро аккредитация, и я должна подготовить для проверяющих семь папок всякой бесполезной, но обязательной бумаги. Причем поскольку у нас прогресс, то папки должны быть сделаны на бумаге и заодно существовать в электронном виде. И бумагу нам, кстати, не выдают. А семь папок — это далеко не одна пачка.

Это я к чему. Каждый раз, когда вам захочется пойти в школу и просто так спустить пар в лицо учителю, пусть даже вы его считаете последним идиотом и дураком, и пусть даже у вас в детстве все учителя были дураками и вы не верите в школу, пусть вообще все что угодно, но прежде чем вы поднимете голос на учителя — вы просто вспомните все, что я вам сейчас рассказала. Вдруг вас это остановит".
Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...