АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Как белорусов "носят на руках": инвалиду отказали в помощи, а пройти обследование невозможно даже за деньги

Накануне Лукашенко, встречаясь с представителем ВОЗ нарисовал радужную картину ситуации в белорусской медицине. Однако в реальности все выглядит с точностью до наоборот, когда "спасение утопающих - дело рук самих утопающих".

Как белорусов "носят на руках": инвалиду отказали в помощи, а пройти обследование невозможно даже за деньги
Напомним, встречаясь накануне с директором Европейского регионального бюро Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Жужанной Якаб, Лукашенко заявил, что в Беларуси всех людей лечат одинаково, мол, у нас человек не умрет под забором, если у него нет медстраховки.

Более того, "мы оснастили наших врачей самой современной техникой", "все бесплатно, государство носит на руках каждого человека", цитирует Лукашенко его пресс-служба.

Но, как выясняется, пройти необходимое исследование не то что, бесплатно, а и за деньги, порой, весьма проблематично, а уж в то, как "государство носит на руках каждого человека", может поверить разве что абсолютно здоровый человек, никогда не сталкивавшийся с "прелестями" белорусской медицины, или заезжие чиновники ВОЗ.

А вот инвалида 1-й группы минчанина Дениса Городенского Лукашенко вряд ли бы убедил.

Денису 36 лет. Он уже 15 лет не может самостоятельно передвигаться из-за травмы позвоночника. Живет с мамой, которая до выхода на пенсию два года назад ухаживала за ним и получала пособие по уходу за инвалидом первой группы. Право на пособие она потеряла, как только ей назначили пенсию по возрасту. Таков закон, пишут "Белорусские новости"



Пособие по уходу за инвалидом оформили на Сергея Бесараба — друга Дениса. Сергей давно и постоянно помогает ухаживать за Денисом, так как определенные процедуры его мама физически не в состоянии выполнить в одиночку. 

«20 октября Сергея лишили права за мной ухаживать. Я обратился в управление социальной защиты администрации Первомайского района Минска с просьбой разъяснить мне причины отказа. Я категорически не согласен с тем, что меня лишили права на уход, который меня полностью устраивал, считаю это неправомочным», — рассказал Денис Городенский. 

Людмила Петровна, мама Дениса не понимает, как можно было одним махом решить такой серьезный вопрос: «Нам нужна помощь! Мой сын весит около ста килограммов. Мы живем в хрущевке, я не могу его занести в ванную, вывести на улицу. Я не в состоянии всё делать сама! Не понимаю, почему чиновники решают такие вопросы без участия Дениса, ведь у него надо спросить, удовлетворяет его помощь или нет». 

В управлении соцзащиты Людмиле Петровне сказали, что такое решение принято, потому что, по мнению чиновников, за Денисом ухаживает она сама. «И делать это я должна без получения зарплаты, так как я пенсионер», — говорит мама Дениса. 

По ее словам, чиновники настаивают на том, что помощь, которую им оказывает Сергей Бесараб, не является уходом. «Однако уход, на мой взгляд, должен быть в таком виде, как удобно не чиновникам, а тем, за кем ухаживают», — возмущается Людмила Петровна. 

У государства на этот счет есть своя позиция: определять, что считать постоянным уходом, а что — добровольной помощью, уполномочена делать специальная комиссия. А право на пособие имеют только те, кто осуществляет постоянный уход. 

«Согласно законодательству, под постоянным уходом понимается помощь других лиц для осуществления одной или нескольких нерегулируемых насущных потребностей (личная гигиена, одевание, прием пищи, осуществление физиологических отправлений), нуждаемость в удовлетворении которых возникает чаще одного раза в сутки», — пояснила заместитель начальника управления соцзащиты администрации Первомайского района Минска Наталья Третьяк. 

Она подчеркнула, что вопрос ухода за инвалидами первой группы и лицами старше 80 лет и получения пособий «находится на контроле в прокуратуре»: «Требованием прокуратуры и наших вышестоящих органов является периодическое проведение проверки факта осуществления ухода. В этом году работники территориального центра Первомайского района посетили всех нетрудоспособных, за которыми осуществляется уход, составили акты, в которых отразили, какую помощь им оказывают». 

По словам чиновницы, 9 сентября 2015 года сотрудники территориального центра соцобслуживания приходили и к Денису Городенскому. Как заявила Наталья Третьяк, в управлении имеется документ, на котором стоит подпись Дениса. 

«В ходе визита установлено, что Сергей Бесараб ходит за лекарствами, продуктами, помогает осуществлять гигиену, посещать медучреждения. Ухаживает за Денисом Городенским его мама», — подчеркнула Третьяк. 

Однако и сам Денис, и его мать настаивают, что тот объем помощи, который оказывает Сергей Бесараб и есть ни что иное, как уход за инвалидом. 

А кроме того, 9 сентября к ним вообще не приходили соцработники. «Я не подписывал в этот день никаких бумаг, моей подписи не может быть на них», — сказал Денис Городенский. 

По словам Натальи Третьяк, Сергей Бесараб был вызван в управление соцзащиты, ему задали несколько вопросов, из ответов на которые сделали вывод, что он бывает в семье не ежедневно, а «когда нужна физическая помощь». 

Как рассказал Сергей Бесараб, он действительно был в управлении соцзащиты, а с ним еще порядка 50 человек, вызванных для беседы. Причем она была построена так, что он не понял, что она носила официальный характер. 

«Я помогал этой семье до того, как мне назначили зарплату, буду помогать и дальше. Я никогда не отказываю Денису в уходе и помощи», — сказал Сергей Бесараб. 

«Это не тот уход, за который можно назначить пособие, — настаивает Наталья Третьяк. — Мы отказываем даже тем, кто приходит четыре раза в неделю по требованию, потому что это не постоянный уход. В данном случае мать осуществляет уход, как любая другая мать. Если помощь нужна не каждый день, можно привлечь волонтеров, БРСМ. Есть возможность заказать социальное такси, обратиться в центр социального обслуживания населения». 

В будущем за инвалидом может быть закреплен социальный работник, который будет приносить продукты и лекарства, убирать в квартире. А вот помогать матери поднимать и переносить в ванную мужчину массой около ста килограммов соцработник не будет — не обязан. 

Выплата пособия Сергею Бесарабу прекращается 1 ноября, «и с этого момента можно обращаться за помощью соцработника», подчеркнула замначальника управления соцзащиты администрации Первомайского района. 

Эта история красноречиво демонстрирует, что государство не стесняется защищать свои интересы, даже если при этом ущемляются интересы тех, кого государство само обязалось защищать и поддерживать. 

Чиновники не говорят, что в казне нет денег на качественную социальную помощь, однако практика применения законодательства явно не в пользу простого человека, отмечает координатор Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский. 

«Особенно это заметно на местном уровне, где в результате осмысления законодательства людей лишают помощи. Оценка и контроль нужд инвалидов носит недопустимый характер, когда с людьми обходятся неуважительно. Нет попытки диалога, прояснения ситуации, а потребности инвалидов уходят на второй план», — подчеркнул Сергей Дроздовский. 

Он отметил, что в последнее время в Офис приходит много жалоб на то, что инвалидов лишают постоянного ухода. 

«Это большая проблема, — сказал Дроздовский. — Люди лишаются помощников по уходу необъективно. Были случаи, когда те, кто ухаживал, подвергались давлению со стороны местной власти и отказывались ухаживать за инвалидами. Наша позиция такова — качество услуг может оцениваться только человеком, которому нужна помощь. Пока же в Беларуси забота о государственных интересах выше заботы о человеке. А должно быть наоборот». 

Вот так вот наше заботливое "государство носит на руках каждого человека". И это лишь единичный пример, если же собрать все такие случаи по стране, то почему-то кажется, что наберется их не десятки и сотни, а тысячи. 

Что же касается "самой современной техники" и "все бесплатно", то эксперимент Еврорадио как раз свидетельствет об обратном. 

Журналист, услышав в репортаже на государственном ТВ о белорусских маммографах, которые установлены в 650 (!) клиниках Беларуси, решила попробовать пройти обследование и... не смогла. Причем не бесплатно, а даже за деньги!

В ЛОДЭ очередь на ноябрь. В октябре все занято. "Но мы можем записать вас в лист ожидания. Лист ожидания идет первым на очереди. А потом все остальные", — предлагают тут. В листе ожидания на 21 октября уже 60 человек. Обследование стоит около 230 000 рублей.

В Гомеле просят позвонить в конце следующего месяца — тут аппарат сломан.

А что, он не новый у вас? — интересуюсь. В голове стучит цифра "650 маммографов в медцентрах в Беларуси".

— Новый. Но большая нагрузка была. Из-за того, что все маммографы в районе сломались, он тоже сломался. Пару дней уже не работает. В Гомеле не работает, в Брагине, по-моему, тоже не работает. В общем, девушка, такая плачевная ситуация. В конце ноября звоните. Цена обследования — от 80 000 рублей.

В НИИ онкологии в Боровлянах точно должен быть работающий аппарат. Регистратор радует: никуда записываться не надо, приём идет по живой очереди.

"Очередь у нас живая, с вас направление от лечащего врача и диск. Исследование стоит 320 000 рублей. Приезжаете и идете в кабинет платных услуг для граждан РБ. Он работает с 8.00 до 10.00. До 10.00 желательно оплата, а потом будет приём".

Приём, как выясняется, длится всего два часа в день. Но девушка снова напоминает: 

 — Сначала надо на оплату. А потом уже на обследование.

Интересуюсь, успею ли я пройти обследование день в день.

— Да, обычно проходят все. Но до десяти утра надо оплатить!

Чудеса бесплатной медицины: трижды надо было повторить про деньги, если вдруг с первого раза кто-то не запомнил.

Навскидку звоню в родной Лунинецкий район (Бресткая область) процедура… бесплатна! Записываться, правда, надо заранее.

А вот в Ганцевичах маммографа нет. Надо ехать в Барановичи, там можно записаться на приём через несколько дней.

Обзваниваю с десяток медицинских центров, в большинстве государственные поликлиники. В Минске все зависит от цены: если готовы заплатить за процедуру около полумиллиона, можете хоть сейчас, если не больше 150 000 рублей — запишут только через неделю. В регионах ситуация хуже: где-то маммографию могут сделать через две недели, в других местах — и через месяц.

Кстати, белорусы в целом тоже далеко не радужного мнения о белорусской медицине и, среди прочего, почему-то хотят, "чтобы медицина была бесплатной". Видимо, об утверждении Лукашенко, что у нас "все бесплатно", они не слышали.

видео: Белсат

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...