Российские солдаты не хотят воевать в Украине и идут под суд 58

Несколько десятков контрактников из в/ч № 22179 33-й отдельной мотострелковой бригады (Майкопская разведывательная бригада) сбежали с полигона в Ростовской области, поскольку испугались отправки на Украину. Против них возбуждены уголовные дела, им грозит до 10 лет лишения свободы за самовольное оставление частей и дезертирство.

Российские солдаты не хотят воевать в Украине и идут под суд

Военные и их родственники рассказали «Газете.Ru», что жили в нечеловеческих условиях и их агитировали поехать добровольцами в Донбасс.

23-летний рядовой Анатолий Кудрин из Майкопской разведывательной бригады уже осужден за самовольное оставление места службы — он получил полгода колонии-поселения. Еще двое военнослужащих находятся под арестом, следствие по другим контрактникам, самовольно оставившим полигон, пока продолжается. По словам юристов, солдаты покинули полигон «Кадамовский» в Ростовской области, так как опасались отправки на войну в Донбасс.

По версии следствия, контрактники оставили полигон «Кадамовский», «не желая переносить тяготы и лишения военной службы». Теперь все эти контрактники, это несколько десятков человек, под следствием по ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части», до 5 лет лишения свободы) и ст. 338 УК РФ («дезертирство», срок до десяти лет).

«Сын служил по призыву в Армении, в войсках ПВО. В июле 2014 года он вернулся и сразу же захотел продолжить службу в Севастополе, поселок Привольный, — рассказала журналитам матерью 20-летнего гранатометчика Ивана Шевкунова Светлана Николаевна. — Пришли в военкомат, он написал заявление, начал проходить медкомиссию. В военкомате дали пустой контракт, который должны были отправить в Севастополь для подписания командирами. Уже на «девятке» (контрольно-сборочный пункт в Краснодаре — прим.авт.) развернули, сказали, что может служить только в Майкопской бригаде. Он приехал сюда, с 17 сентября зачислили рядовым».

В конце сентября Ивана Шевкунова вместе с частью отправили на военный полигон «Кадамовский» в Октябрьском районе Ростовской области. Полигон расположен под Новочеркасском. Это место сборов войск Южного военного округа. Отсюда до границы с Украиной около 80 км, эта сопредельная территория разделена между Луганской и Донецкой народными республиками.

«Сказал, что едет на границу с Украиной, командировка до декабря. Звонил каждый день, жаловался на условия: спали на брошенных на землю досках, первые три дня кормились у стоявших рядом ополченцев, — говорит Светлана Николаевна. — Выяснилось, что ему нужно подписать какой-то документ в части, он попросил денег на дорогу и вернулся в Майкоп».

На месте Ивана прикомандировали к другой роте, где он продолжал служить, поселили в казарму. Когда его рота вернулась с «Кадамовского», на Шевкунова, по словам матери, начали давить. В итоге он написал три рапорта об увольнении. И не получил ни одного ответа.

Светлана Шевкунова утверждает, что ее сын опасался отправки в Донбасс.

«Он рассказывал, что солдат заставляют ехать добровольцами, — вспоминает ж на. — Когда я вместе с сыном была на приеме у начальника отдела кадров части № 22179 майора Камбарова, тот стал кричать, что у Вани теперь только два пути — либо в тюрьму, либо на полигон «Кадамовский». И других вариантов нет.

10 июня в отношении Ивана Шевкунова возбудили уголовное дело по ч.1 ст. 338 УК РФ («дезертирство»).

Похожая история у 27-летнего сержанта этой же части Павла Тынченко. Его мать Валентина Ивановна рассказала, что Павел семь лет прослужил на Северном флоте — атомном крейсере «Петр Великий». По семейным обстоятельствам он вернулся в Майкоп и пытался устроиться по контракту в разведывательную бригаду.

«Командование тянуло с документами, но неожиданно позвонили в начале августа из военкомата, сказали срочно собирать документы. В течение, по-моему, трех дней он сдал физподготовку, все документы, получил довольствие и отбыл на полигон Ашулук в Астраханской области», — вспоминают родственники бойца, арестованного по ч. 4 ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части»).

С учений, на которых пробыл почти два месяца, Тынченко вернулся в конце сентября, провел дома выходные и тут же был переброшен на полигон «Кадамовский».

«Предыдущие учения прошли в ужасных условиях, хотя сын уже служил по контракту и был готов к лишениям. Но то, что происходило в Ашулуке ни в какие ворота не шло, — делится Валентина Тынченко. — Он подал рапорт об увольнении. Их, несколько человек, собрали на плацу в части и в сопровождении караульных зачитали приказ о командировке, насильно посадили в грузовики и увезли в Ростовскую область».

Сержант по телефону рассказывал матери, что с приграничной территории их несколько раз в тентованном грузовике отвозили в поля, где они охраняли боевой артиллерийский расчет. Там они находились от недели до десяти дней, спали на брошенных на землю одеялах. В Майкоп Тынченко вернулся с пневмонией. Официально на учебно-боевой подготовке в Ростовской области он пробыл месяц – с 15 октября по 14 ноября.

В распоряжении «Газеты.Ru» имеется заявление Павла Тынченко судье Майкопского гарнизонного военного суда Марголину, избравшему меру пресечения.

«Ознакомившись с постановлением, пришел к выводу, что в постановлении не отражены мои показания в части «невыполнения приказа». Я не выполнял преступный приказ, так как не хотел идти против присяги, которую я принимал и не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины. Прошу внести данное замечание в постановление суда», — написал Тынченко.

За поездку в Донбасс предлагали 8 тыс. суточных и ветеранский статус.

Заместитель гендиректора ООО «Первый объединенный союз юристов Кубани» Татьяна Чернецкая рассказала, что у нескольких десятков контрактников, в отношении которых возбуждены дела по статьям «дезертирство» и «самовольное оставление части», одинаковые обстоятельства: в одно и то же время с конца сентября по середину ноября они покинули полигон «Кадановский», объясняя это нечеловеческими условиями и навязчивыми предложениями служить на территории ЛНР-ДНР добровольцами.

«Никто воевать в Донбассе не хотел ни за 8 тысяч в день, которые обещали рекрутеры, ни за 28. Военнослужащие бежали с «Кадамовского» — кто-то просил деньги у родных, другие добирались перекладными, автостопом. По приезду в часть они подавали рапорта на увольнение, но их просто не рассматривали», — утверждает Чернецкая.

Механик тягача рядовой Анатолий Кудрин заключил контракт за месяц до командировки, в конце августа 2014 года. За самовольное оставление места службы получил полгода колонии-поселения, а в начале июля его привлекли к дисциплинарной ответственности за размещение в соцсетях свастики.

«На полигон приезжали люди, агитировавшие ехать на Украину. Главным стимулом были деньги — обещали 8 тысяч в день. На полигоне было невыносимо, к тому же боялся, что насильно вывезут в Донбасс, поэтому через четыре дня вернулся в Майкоп», — объясняет Кудрин.

В армейских уставах написано, что военнослужащий должны выполнять законные приказы, говорит глава профильной комиссии СПЧ Сергей Кривенко.

«Там же сказано, что основной вид приказов — письменный. При любом сомнении военный должен потребовать приказ именно в письменной форме от любого из офицеров», - объясняет Кривенко.

По словам Кривенко, отправление военных для выполнения боевых задач за рубежом невозможно без указа Президента. Формально отправляющимся туда бойцам грозит статья «наемничество» и «участие в незаконных вооруженных формированиях».

Кривенко напоминает, что для самовольного оставившего часть по закону дается 10 дней, чтобы военнослужащий обратился в прокуратуру и написал заявления об обстоятельствах, которые заставили пойти его на такой отчаянный шаг.

«Если будет реальное разбирательство по закону, то командирам грозит ответственность за нарушения порядка части», — говорит Кривенко.

10:29 11/07/2015
Поделиться





ссылки по теме
Путин подогнал "Искандеры" к границе Украины - достанут до Киева
Порошенко - Путину: Это война
ЕС ввел санкции против организаторов выборов в "Д/ЛНР"