Альтернативная служба: чиновники отмазались

1 июля 2016 в Беларуси вступит в силу закон об альтернативной службе, который эксперты уже назвали подачкой от властей обществу - мол, хотели, вот и получите.

Альтернативная служба: чиновники отмазались
Закон разрабатывался много лет, но в результате общество получило совсем не то, что от него ожидало.

Напомним, согласно документу, на альтернативную службу могут направляться граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, подлежащие призыву на срочную военную службу и службу в резерве, которые лично написали заявление о том, что принятие воинской присяги и ношение оружия противоречат их религиозным убеждениям, пишут "Белорусские новости". 

На альтернативной службе придется трудиться в организациях здравоохранения, социальной сферы, жилищно-коммунального, сельского и лесного хозяйства, ряда других сфер целых 36 месяцев, если у тебя нет высшего образования (при его наличии — 24 месяца). 

Для обычных военнослужащих эти сроки составляют соответственно 18 и 12 месяцев, для прошедших обучение на военных кафедрах или факультетах по программам подготовки младших командиров — полгода. 

В период прохождения альтернативной службы гражданам будет выплачиваться ежемесячное денежное содержание, установленное в размере 150% от наибольшей величины бюджета прожиточного минимума в среднем на душу населения (ныне такой БПМ составляет 1 474 870 рублей). Начиная с 13-го месяца альтернативной службы размер денежного содержания будет повышаться на 20% БПМ, начиная с 25-го месяца — на 40%. 


В документе изложены нормы, которые делают альтернативную службу абсолютно непривлекательной. Этого не скрывают и представители власти. Так, общаясь 13 мая с журналистами в парламенте незадолго до принятия законопроекта во втором чтении, депутат Владимир Василенко заявил, что этот закон и не должен быть привлекательным. 

Министр обороны Андрей Равков считает, что закон об альтернативной службе никак не отразится на армии и количестве солдат срочной службы. «То мизерное количество желающих послужить альтернативно погоды не сделает ни для армии, ни для страны», — сказал генерал. 

Властям проще, когда все в строю 

Председатель правления Центра правовой трансформации (LawTrend) Елена Тонкачева отмечает, что общественные организации, которые продвигали идею альтернативной службы, в том числе и LawTrend, недовольны принятым законом. 

Причин для критики много. Во-первых, слишком узкие категории граждан могут пройти альтернативную службу. «В частности, только люди, имеющие определенные религиозные убеждения, смогут иметь доступ к альтернативной службе, — сказала Тонкачева в комментарии для БелаПАН. — И этот подход не соответствует современным международным стандартам относительно организации такой службы». 

Но и это не все. «Нас беспокоит, что человек должен будет доказывать религиозные убеждения и кто-то по неопределенному стандарту будет оценивать эти убеждения. Мы видим в этой системе потенциальную угрозу для реализации права на альтернативную службу по религиозным убеждениям», — подчеркивает Тонкачева. 

В то же время она отмечает: необходимо посмотреть, каким образом закон начнет работать. 

«И вот здесь большая доля ответственности лежит на добросовестном понимании государством сути альтернативной службы, — сказала Тонкачева. — А суть такова, что люди посредством гражданского служения должны иметь возможность уважаемо и достойно исполнить эту функцию. Это значит, что государство, помимо системы допуска к альтернативной службе, должно организовать эту службу таким образом, чтобы она была не формой своего рода социального наказания, но формой уважаемой социальной деятельности». 

По мнению главы LawTrend, государство должно включить целую программу своего рода рекламы того, что альтернативная служба — это достойный способ отдать свой долг государству, в том числе помогая людям. 

«Те люди, которые идут на такую форму прохождения службы, заслуживают всяческого уважения и поощрения со стороны общества», — подчеркивает правозащитница. 

Она напомнила, что вся предыдущая риторика государственных чиновников об альтернативной службе была в большинстве случаев негативной. Государство должно пересмотреть свои публичные послания об альтернативной службе, уверена Тонкачева. 

«Белорусское государство не считает граждан партнерами в реализации социальных политик, в разрешении социальных вопросов, — говорит она. — Скорее, оно рассматривает их, в том числе на примере закона о тунеядстве, как неких субъектов, которых нужно постоянно подгонять, обкладывать дополнительными флажками и дополнительной ответственностью, вместо того чтобы видеть в людях не только потребителей социальных услуг, но и основных их реализаторов». 

Нынешнее отношение чиновников к альтернативной службе Тонкачева называет «наследием советской модели, когда что-то не военизированное и немножко неясное вызывает скорее на всякий случай отторжение». 

«Когда все поставлены в строй и ими можно командовать, то эта модель понятна и ясна, — рассуждает собеседница БелаПАН. — А если что-то организовано несколько иначе, то в такой концепции современное белорусское государство так и не научилось работать». 

В этой связи, полагает правозащитница, показательно, что до сегодняшнего дня не работают система местного самоуправления, профсоюзы, общественные советы. 

«И это доказательство, что государство не желает иметь с людьми партнерство, перераспределить не только ответственность, но и обоюдную требовательность, — уверена Тонкачева. — Система альтернативной службы должна работать в пользу прав граждан. Если человек считает, что альтернативная служба — это его путь, то государство должно способствовать этому». 

Чиновники отмазались 

 Эксперт «Либерального клуба» Никита Беляев полагает, что закон вышел в таком виде еще и потому, что «законодателям эта тема неинтересна». 

«Сам по себе закон, судя по его содержанию, — это просто какая-то отмазка, подачка: мол, вы давно об этом говорили, мы вам это сделали», — сказал Беляев в комментарии для БелаПАН. 

Эксперт отмечает, что в законе «очень много упущений, пробелов, он однобокий и ограничивает рамки своего действия». 

«Закон предусматривает введение альтернативной службы, но не в том формате, как это принято в европейских странах», — говорит Беляев. 

Почему так вышло? Скорее всего, учитывая последние события в Украине, ни власть, ни общество не видят преимуществ в реализации альтернативной службы, отвечает эксперт. 

«В тех государствах, где подобный закон имеет широкую силу, где альтернативная служба распространена в полной мере, за этим стояли какие-то инициативные группы, общественные интересы», — отметил Беляев. 

А в Беларуси пока нет ответа на очень важный вопрос — нужна ли обществу альтернативная служба и видит ли большинство призывников ее прохождение как вариант для себя. Беляев напоминает, что не проводились никакие социологические опросы на эту тему. Более того, общество и не выражает недовольства по поводу принятия закона в таком усеченном формате. 

В то же время, подчеркивает аналитик, альтернативная служба может быть очень полезна Беларуси

«В стране сегодня нехватка среднего медицинского персонала и обслуживающего персонала в таких социальных учреждениях, как дома престарелых, больницы, — сказал эксперт. — Призывники, которые хотят проходить альтернативную службу, могли бы быть полезны, так как восполнили бы недостающий персонал». 

Никита Беляев отметил, что полноценный закон об альтернативной службе может появиться только тогда, когда и государство, и общество осознают, что эта служба может приносить им пользу.

13:33 01/07/2015
Поделиться





ссылки по теме
Министр обороны Равков сравнил зарплату солдата с IT
Оорs! Формат отсрочки от армии пересмотрят
Судаленко: Если дело Коржича ляжет в архив, матери будут вновь и вновь получать из армии своих сыновей в гробах