20 необычных фактов о Кастусе Калиновском 9

Он первым из белорусов открыто заявил - Беларусь должна быть независимой. Считал, что лучше закончить свой ​​век на виселице, чем предать друзей и собственные убеждения.

20 необычных фактов о Кастусе Калиновском
Как настоящий романтик хотел видеть белорусов такими, каким был сам: смелыми, самоотверженными, эмоционально открытыми, принципиальными, свободными. 

Белорусский драматург Василь Дранько-Майсюк подготовил 20 необычных фактов о национальном герое Беларуси Кастусе Калиновском, которые публикует радио "Свабода".

1. Считал, что знать должна быть уничтожена

«... Прежде всего нам надо уничтожить это гнилую и гангренозную касту, которую называют дворянством»; «Восстание предстоит чисто народным - знать, поскольку с нами не пойдет, пусть гибнет - тогда крестьянский топор не должен остановиться даже над коляской шляхетского ребенка».

2. Был возмущен тем, что крестьяне помогают российским войскам ловить повстанцев

«За вашу долю кровь проливают справедливые люди, а вы - как те Каин и Иуда - хороших братьев продавали врагам вашим! (...) по какому праву вы смели помогать москалю в нечистом деле ?! (...) Вы скажете, что это делали поневоле, - но мы люди вольные, нет у нас неволи! а кто из вас хочет неволи московской - тому мы дадим виселицу на ветке». 

3. Не терпел возражений

Один из лидеров партии «белых» Якуб Гейштор отмечает: «Горячий, несдержанный и пропитанный крайними принципами, он не любил возражений (...) не любил оппозиции, а потому окружал себя людьми, которые слепо с ним соглашались»; Ежи Кучевский-Порай вспоминает: «Калиновский возражал против всего, не дал никому говорить, то мы попросили его, чтобы позволил нам сначала договориться между собой, а потом уже с ним вместе»; ветеран революционного движения Аполин Гофмейстер добавляет: "[Калиновский] очень был рад, что я не лезу ни в какие его приказы ...».

4. Сорился с мачехой

Отец Калиновского Симон вспоминал: «Сын мой, (...) как приехал в 1861 из Петербургского университета домой, начал сначала помогать мне по хозяйству, потом, поссорившись со своей мачехой [мать Калиновского Вероника умерла, когда мальчику было 5 лет], объявил мне, что хочет искать себе место ... ».

5. Мечтал о независимости Литвы (Беларуси)

Один из повстанцев Валерий Пшиборовский писал: «... он был одним из главных сторонников и популяризаторов сепаратистских литовских побуждений и не один раз высказывался на своём сочном народном языке, что «глупой варшавской башке нельзя доверять судьбу Литвы»; «Константин Калиновский (...) настойчиво проводил идею о самостоятельности Литвы»; «... Литва (...) должна использовать раздоры между Россией и Польшей и сделаться самостоятельной».

6. Если с ним не соглашались - готов был применить оружие

«...Франтишек [Далевский]... Переходи к нам! Чудес добьемся, если ты нас поймешь, когда будешь с нами! Твоей головы, твоей совести нам не хватает! (...) Молчишь! Значит, нет? Знаю тебя, не пойдешь за нами, выходит - против нас! Если да, то знай же - я сам тебя здесь в твоем собственном доме среди твоих близких прикончу кинжалом».

7. Был противником православия

«Ни один уже забыл, что отец его был еще справедливой униатской веры и никогда уже не припомнит, что перевернули его на православие, что он сегодня, как та собака, живет без веры и, как собака, сдохнет к чертям адовым!!! (...) Кто не перейдет на унию, тот, как собака, сдохнет, тот на том свете адские муки терпеть будет! ».

8. Называл Муравьева «одряхлевший евнухом» и «распутником»

«... Одряхлевший евнух злодейства (...) этот сбежавший с галер блудник ... бросается в своей немощи».

9. Запугивал и шантажировал знать

Мелкий чиновник Эразм Заблоцкий вспоминал: «... когда я (...) отказывался от должности комиссара, то Калиновский сказал мне, что в таком случае он отдаст меня в руки законного правительства (...):« Нет, брат, теперь не время отказываться, если зарубежные страны ведут переговоры (...) в нашу пользу, а вы, трусы (...) хотите дать России средство убедить их, что у нас только детские игры, как оно есть, и нет настоящего патриотизма. Я вас всех вижу, а потому делаю так, чтобы заставить служить правительству народному и таким образом убедить иностранное правительство, что патриотизм у нас существует».

10. Присутствовал почти на каждом публичном повешении

Якуб Гейштор писал: «Он, которого пристально искали, на каждую экзекуцию приходил к Доминиканским воротам, видел тех, кого вели на смерть, и под угрозой ежедневного ареста ни на минуту не лишился энергии».

11. Наводил страх своей требовательность и строгостью

Российский историк Василий Ратч отмечал: «... везде по предыдущему приказу был для него приготовленный экипаж, расставлены лошади, местные власти организации должны были встречать его на границах своих земель и провожать в путь. За самое мелкое упущение в оказании надлежащей чести он, не стесняясь суровых слов, делал замечания, и проезд революционного руководителя Гродненского воеводства оставил после себя общий страх»; повстанец Юлиан Ягминов добавляет: «Сейчас же у нас поднялась суета, чистка и поправка амуниции (...) Аккуратно в назначенный час подъехала коляска и в ней какой-то господин (...) в больших сапогах, с револьвером и кинжалом за поясом, он был ростом выше среднего, широкоплечий, сутулый, крупные черты лица с маленькой бородкой имели что нагло-дерзкое...».

12. Был врагом царизма, но не русского народа

«Народ московский сотрясается от нашей вековой обиды. Он свободным братом нашим, а не угнетателем быть хочет и ответственность перед потомками за нашу железную неволю решительно возлагает на готовый умереть царизм».

13. Болел эпилепсией

В письме к ректору Петербургского университета Петру Плетневу Калиновский писал: «Лет несколько назад меня постигла эпилепсия. Я обращался ко многим докторам, но без всякой пользы (...) Лишенный всех средств (...) я имею честь покорнейше просить (...) о назначении мне (...) 30 руб. на мое лечение». На документе была приписка от инспектора А. Фицтум фон Экстедт: «Студент Калиновский действительно болен, (...) и за отличное поведение вполне заслуживает внимания». 30 рублей выплатили.

14. Не рисковал жизнями многодетных повстанцев

Когда было принято решение убить виленского предводителя и активного сотрудника с московскими властями Александра Домейко, и явился человек, готовый совершить приговор, то Калиновский запретил ему это делать, так как у этого добровольца: «...жена и несколько человек детей, а у нас для выполнения приговоров есть жандармы».

15. Имел гипнотическое воздействие на участников восстания

По словам его соратника Иосифа Калиновского: «...Я видел в нем человека решительного, находчивого, который всей своей деятельностью и самопожертвованием (...) как бы упрекает других в трепещущей осторожности и слабости. Сама опасность его положения превращала его в своеобразного богатыря и могла привлекать к нему других (...) Своею находчивостью и самоотверженностью он возбуждал других; говоря откровенно, я сам увлекся этой стороной его деятельности...».

16. Создатель первой белорусской газеты на родном языке - «Мужыцкай правды»

Юзеф Калиновский отмечал: «...печатное слово было всегда его слабостью, он придавал ему какое-то особое значение».

17. Хотел служить у виленского генерал-губернатора Владимира Назимова

«Окончив курс наук в императорском С.-Петербургском университете со степенью кандидата и желая поступить на службу, имею честь покорнейше просить Ваше высочество дать мне возможность служить под мудрым руководством Вашего высочества». Во время восстания писал о Назимове так: «Генерал Назимов столько же сделал для успокоения края, сколько генерал Муравьев для начала в нем бунта».

18. Его выдал повстанческий комиссар Могилевского воеводства Витольд Парфиянович

По словам Александра Маслова, чиновника из канцелярии Муравьева, этот Парфиянович был: «...молодой человек, прекрасно осведомленный во всех тайнах главных деятелей бунта. Полковник Лосев (...) обещал его помиловать, если тот поможет следствию. Молодой организатор сообщил (...) и само местонахождение Калиновского, с которым он был в близких отношениях. [Парфиянович описал] признаки Калиновского [и сообщил, что] он проживает с фальшивым паспортом гродненского дворянина Витольда Витоженца в Свента-Янских стенах [в Вильне]».

19. Во время допросов Калиновский отказался называть имена своих товарищей, всячески старался отвести внимание следователей от своей любимой Марии Ямонт и ее семьи

«...Не бывал в доме Ямонт, (...) кроме молодого Иосифа Ямонта, никого не знаю»; «Выработав работой и жизнью понимание, что (...) шпионство оскверняет человека (...) я счел необходимым заявить Следственной Комиссии, что в ее допросах о лицах, которые ей называются, я (...) должен быть сдержан в своих показаниях (...) Причины и последствия мной хорошо обдуманы (...) Мои честь, достоинство и то положение, которое я занимал в обществе, не позволяют мне сделать иначе».

20 Не боялся смерти, а виселицу сравнивал с распятием

За несколько месяцев до ареста писал: «Москали (...) под разными фамилиями ищут меня в Вильне (...) то через окно на крышу, то другими способами всегда счастливо ускользаю из их рук. Бог надо мной покровительствует, а если придется повиснуть, то пусть это будет на потеху всем литовским панам и Москве»; «И виселица стала ныне тем, чем был крест, когда Христос сделал его символом спасения - ее освятили наши герои...».

15:45 16/06/2015
Поделиться





ссылки по теме
Редчайший случай: в Египте нашли нетронутую гробницу возрастом 4400 лет
Минобразования на защите "русского мира": восстание Калиновского - польское
Не поверите! Шарль де Голль был в Беларуси и ему здесь точно не понравилось