История белоруса, который дважды пытался покончить с собой

Сергею – 38 лет. Он дважды пробовал убить себя: сначала наглотался таблеток, потом ударил ножом в грудь. Обе попытки оказались неудачными.

О таком редко рассказывают даже близким людям, не то чтобы журналистам. Сергей поделился с нами своей историей, чтобы объяснить, в каком состоянии люди решаются на суицид и можно ли его предупредить.

Наш герой благодарен судьбе за свой неоднозначный опыт. Неудавшиеся попытки самоубийства заставили его полностью пересмотреть свою жизнь и увидеть ее под другим углом. К сожалению, второй шанс дается далеко не всем разочаровавшимся в себе людям.

В последние месяцы в СМИ все чаще стали появляться сообщения о суицидах. Такие новости заставляют всерьез обеспокоиться психическим здоровьем белорусов.

22 мая в Минске двое мужчин были найдены повешенными.

17 мая в столице с 11-го этажа выпала 17-летняя девушка.

13 мая в Гродно 19-летний парень спрыгнул с крыши многоэтажки.

Днем ранее, 12 мая, таким же способом покончила с собой пожилая жительница Гродно.

Вечером 7 мая в Слуцке две учащиеся медколледжа вскрыли себе вены на крыше дома, одна из них спрыгнула вниз.

На наш вопрос директор РНПЦ психического здоровья Александр Старцев категорически отверг любые подозрения по поводу увеличения суицидальной активности в Беларуси. По его словам, в стране последовательно снижается количество самоубийств. В прошлом году мы достигли самого низкого показателя за последние 25 лет – 18,3 суицида на 100 000 населения.

Жизнь "до": легкий и жизнерадостный человек

По мнению Сергея, к суициду приводят гораздо более глубинные причины, нежели просто экономический кризис либо разлад в семье. Как позже объясняли врачи, в его случае внешние обстоятельства наложились на особенности характера. При этом до болезни мужчина не замечал в себе депрессивных настроений, его называли легким, жизнерадостным человеком.

Все началось с переезда в Россию к будущей супруге в начале нулевых. Так получилось, что перед Сергеем стояли одновременно две сложные задачи: обживаться на новом месте и строить семейные отношения. И если с работой в другом городе поначалу все складывалось неплохо (мужчина занимался отделкой квартир), то в личной жизни начались ссоры и недомолвки.

– И даже не то чтобы конфликты были, а на каком-то уровне поглубже возникали разногласия. Я-то хотел выяснить, в чем дело, когда с тобой по неделе не разговаривают. А тебе говорят: догадайся, ты же умный. И это очень тяжело, когда нет возможности обсудить наболевшее. Ты раз пытаешься заговорить, два, а на тебя смотрят просто как на пустое место. И появляются мысли: а, может, действительно, я какой-то не такой...

Причины разлада начал искать в себе

Доходило до того, что супруги не разговаривали друг с другом по два месяца. Будь возможность поскандалить, разбить тарелки или как-то по-другому "выпустить пар", предполагает собеседник, психологических проблем можно было избежать. Но в его семье повисло зловещее молчание. Сергей замкнулся, начал искать причины в себе.

– Ты приходишь домой, а там молчат... На работе я тоже постоянно один, и все эти мысли продолжают крутиться в голове – про отношения, про то, что делать дальше. Иногда я просто "зависал" в своих мыслях – часа три мог на одном месте просидеть. И когда выхода нет, а мысль идет по кругу, это уже немного ненормальное состояние.

Следующий этап, рассказывает Сергей, это когда приходишь на работу и уже ничего не можешь делать. Не можешь переключить мысли на что-то другое, не знаешь, как это делается, не понимаешь, что это вообще нужно делать. Позже врачи диагностировали у нашего героя депрессию, а спустя годы – аффективное биполярное расстройство (когда депрессия чередуется с эйфорическим возбуждением).

Смерть казалась единственным выходом

Работать в тяжелой депрессии оказалось невозможно – неопределенность давила настолько, что хотелось одного – найти выход. Лучшим решением на тот момент, анализирует собеседник, было бы возвращение домой, но в том состоянии оно представлялось полным крахом всех жизненных планов.

– По сути, жена тогда была единственным человеком, ради которого стоило там жить... И ты начинаешь думать: а зачем я вообще все это делаю, если смысла нет? Ничего не понятно, ничего не решено. И с каждым днем эта ситуация усугубляется настолько, что ты считаешь себя ненормальным. И в этом болезненном состоянии начинаешь думать: а раз я не такой, то зачем мне дальше жить?

Когда появляются такие мысли, объясняет Сергей, больной человек подсознательно начинает искать "знаки свыше". Он отчетливо помнит, как, слушая радио, выхватывал из контекста фразы про смерть.

– Будь я в Беларуси, пошел бы, рассказал обо всем друзьям, водки выпили бы, посидели, и все эти мысли могли бы уйти, сознание бы перезагрузилось. Но там я был совсем один. Про докторов вообще мыслей не было. То, что это нужно лечить и что оно вылечивается, я не знал. Про жизнь вообще я знал мало: что такое у кого-то уже было, что кто-то через это проходил.

Попытка № 1. Снотворные

Сергей купил билет на поезд до Минска с мыслью о том, что в пути примет убойную дозу снотворных. В России сводить счеты с жизнью он не хотел, переживал, что испортит репутацию родственникам жены. При этом о родной матери не вспоминал – за это собеседнику до сих пор очень стыдно. Жене ничего не говорил, предсмертных записок не оставлял. Мечтал, чтобы поскорее все закончилось.

– Это было не для мести, не для показухи сделано. Как врач говорил, свою злость я не мог обратить на кого-то другого (ну не злой я человек). И я обратил ее на самого себя: я ненормальный, и таким здесь не место.

Пачки снотворных, купленных на вокзале, оказалось недостаточно. Помучившись ночь, Сергей проснулся уже в Минске. Понял, что попытка не удалась. "Но ты же не будешь говорить, подождите, я еще живу!" Поезд прибыл, и наш герой на автомате поехал домой.

Окруженный заботой родственников, Сергей ненадолго почувствовал себя лучше. Но откровенничать с близкими мужчина не стал. Все считали, что его подавленность была связана с разладом в отношениях. Посоветовали ненадолго съездить к жене, забрать все документы и вернуться назад. Никто не увидел в Сергее неудавшегося самоубийцу.

Попытка № 2. Удар ножом в сердце

Возвращаться в Россию было настолько тяжело, что мужчина взял с собой друга. О будущем особенно не задумывался. Говорит, что в этом состоянии чувствуешь себя, как на войне: день прожит – и ладно. Есть только тяжелое настоящее, которое не получается изменить.

Жена встретила Сергея тепло, заверила, что любит и у них все наладится. В том состоянии, объясняет собеседник, тяжело принять обдуманное решение. Он махнул рукой и решил остаться. И хотя отношения с супругой наладились, хэппи-энда не последовало. Угнетенное состояние никуда не ушло. Всего через месяц Сергей повторил попытку самоубийства.

– Я себя таким уже пережить не мог. Внешне все было нормально, но внутри ты чувствуешь, что не меняешься. Нету радости в жизни и нету смысла. Это состояние какой-то полной отрешенности. Основная мысль такая: ты какой-то неправильный. Сомнения даже в элементарных вещах. Это просто болезнь.

Сергей взял нож и ушел подальше в лес (опять же, чтобы было меньше проблем в городе). Бродил там два часа, пока не нашел подходящее место. И еще часа три не мог решиться на самоубийство.

– Казалось бы, вот он нож, решение принято... Но начинаешь думать: а вдруг есть какие-то другие пути? Все прокручиваешь заново, понимаешь, что выхода нет, в этом состоянии ты его уже не видишь... И воткнул нож в районе сердца. Подержал чуть-чуть, больно стало, вытащил. И только в этот момент осознал, какую страшную вещь сделал. Ну, думаю, сейчас кровь вытечет, и я умру. Но не умирал и лежал так довольно долго.

Когда выбираешь жизнь...

"Добить себя" желания у Сергея уже не было. Он просто лежал, пока не наступила ночь и не стало холодно. Накрыл себя курткой и всю ночь согревал дыханием. Утром собрал все силы в кулак и начал потихоньку двигаться – от кочки к кочке. По дороге увидел лужу, решил утопиться, плюхнулся, но умирать уже не хотел.

– Тело вытолкнуло как пробка, уже оно работало отдельно от сознания. И я пошел дальше. Путь, который до попытки самоубийства преодолел за 2 часа, обратно прошел за 3 дня. Вышел мокрый из леса на пилораму, мужики сначала приняли меня за пьяного. Увидели ножевое ранение, вызвали скорую.

Как потом объясняли Сергею врачи, ножом он порезал верхушку сердца. Образовался тромб, который спас ему жизнь. Благодаря этому он не потерял критический объем крови. Мужчине сделали операцию, а после восстановления направили к психиатру.

– Поначалу еще были у меня мысли в больнице выброситься с 6 этажа. Я подошел к окну, решил, что мне страшно, закрыл его и в том момент понял, что окончательно выбрал жизнь. И уже все последующие действия были направлены только на жизнь. И я решил, раз уж живу, надо жить нормально, к чему-то стремиться, что-то делать.

Понял, что жил не своей жизнью

После двух попыток самоубийства Сергей восстановился не сразу. Было желание стать хорошим мужем, добытчиком, отцом (спустя несколько лет в семье родился ребенок). Но разногласия с женой по-прежнему не давали почувствовать себя счастливым. Как мужчина понял уже гораздо позже, в семье его постоянно заставляли чувствовать себя виноватым: за то, что брал недостаточно денег с заказчиков и соответственно недостаточно зарабатывал, за то, что решил поступать на строительный в ущерб времени для семьи (учебу пришлось бросить) и так далее.

В итоге все в очередной раз закончилось нервным срывом и лечением у психиатра. Год назад Сергей окончательно убедился в том, что живет не своей жизнью, вернулся в Минск и начал уже всерьез разбираться в себе.

– Я понял, что ничего своего у меня нет, как говорят, "для души". Ты – муж, зарабатывай деньги для семьи, чтобы жена была обеспечена, чтобы ребенку на все хватало. Какая тут душа? Паши! Я не развивался, не знал, чего хочу от жизни, какой я, не разбирался в себе. То есть проблема оказалась намного глубже. Когда ты не видишь цели, теряется смысл жить. Да, можно было дом построить, сын бы вырос, а что бы я ему дал? Если сам ничего не достиг...

Сергей ушел от жены и уже в Минске продолжил лечение в дневном стационаре в психиатрическом диспансере, пропил курс таблеток и почувствовал себя другим человеком. Увлекся обработкой древесиной, помогает обустраивать частный детский сад, планирует летом поступать в индустриально-педагогический техникум, чтобы обучать молодых людей столярному делу. Огорчает лишь то, что для поисков себя ему пришлось бросить сына. Собеседник уверен: в том состоянии он вряд ли стал бы для ребенка хорошим примером.

Психологический кризис помог Сергею сделать для себя несколько важных выводов. Он убедился, что стремление достичь успеха любой ценой (иметь квартиру, машину, полностью обеспечивать себя и своей семью) не всегда приносит удовлетворение. По его мнению, такое мировоззрение изначально узко и конечно. Помимо нацеленности на материальное, уверен собеседник, у человека должно быть что-то большее.

– Не зная, насколько жизнь интересна, люди, которые пытаются ее завершить, очень многое теряют. Они даже не представляют, что они теряют, потому что увидеть этого не могут. И когда начинают работать профессионалы (психиатры, психологи. – ред.), они показывают, насколько может мир быть интересным, как любому человеку, который знает свою дорогу, интересно по ней идти.

Согласно исследованию российских психиатров, больше всего рискуют покончить жизнь самоубийством музыканты и финансисты. Что касается семейного положения, наиболее уязвимы холостые и разведенные люди. Те, кто потерял партнера, совершают суициды в три раза чаще, чем семейные. А люди с высоким уровнем образования рискуют меньше, чем люди с неполным средним образованием.

Потеря социального статуса также может привести к самоубийству. Так, высок суицидальный риск среди демобилизованных офицеров, молодых солдат, людей, взятых под стражу, недавних пенсионеров, наркоманов, инвалидов, психически больных. При этом уровень жизни и количество самоубийств, как правило, не связаны между собой.

Почти 80% самоубийц предварительно дают знать о своих намерениях окружающим, хотя способы сообщения об этом могут быть завуалированы. Прощальные записки оставляют почти половина самоубийц.

Работать над собой с психологом очень интересно

Сергей готов бесконечно благодарить врачей, которые помогли ему восстановить душевный комфорт. Любому, кто хотя бы однажды задумывался о самоубийстве, он советует не тратить время на самокопание, задушевные разговоры с близкими, а напрямую обратиться к профессионалам.

– В Минске очень много работает психологов, необязательно сразу идти к психиатру. У них все-таки есть образование, опыт, они смогут хотя бы оценить твое состояние, подсказать, к кому обратиться дальше. Да и психиатры сейчас – это не только пожилые люди старой советской школы. Довольно много молодых специалистов, которые предлагают очень увлекательные методики, тренинги.

Как увидеть, что у родственника / друга возникли мрачные мысли? На этот вопрос у Сергея не нашлось ответа. По его мнению, если в семье люди любят друг друга, обсуждают наболевшие вопросы, желание покончить с собой вряд ли возникнет. А даже если так, внимательный, любящий родственник сразу же обратит внимание на подавленного, замкнутого и отрешенного человека рядом.

– Важно не добивать в это время человека, не говорить ему постоянно, что он невнимателен, ничего не слушает и так далее. Если человек не хочет разговаривать, то только лаской, только добром можно вывести его на разговор. Вот это самое главное – просто разговаривать по душам, быть внимательным друг к другу, – делает вывод собеседник.

В Беларуси смертность от суицидов превышает смертность от ДТП и пожаров вместе взятых. Чаще всего, в нашей стране накладывают на себя руки мужчины трудоспособного возраста, социально неустроенные. Под воздействием алкоголя находятся около 80% от общего числа лиц, совершивших суицид.

В Минске круглосуточно работают телефоны экстренной психологической помощи. Для взрослых: (017) 290-44-44, 290-43-70, для детей и подростков: (017) 246-03-03. Кроме того, в 24 городских поликлиниках Минска организованы кабинеты психотерапевтической помощи.

В столице есть также два стационарных отделения, где оказывают помощь лицам с невротическими нарушениями или переживающим стресс.

11:30 28/05/2015






‡агрузка...



ссылки по теме
Министр по предотвращению самоубийств появился в правительстве Великобритании
Экс-помощник главы Goldman Sachs покончил с собой. Его обвиняли в краже вина на $1,2 млн
"Мы думаем, что нас это не коснется" Отец покончившего с собой подростка рассказал о случившемся, чтобы предостеречь других