АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Запрет полетов TUT.by Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Минские бомжи поддержали декрет "о тунеядстве"

Три недели в стране действует скандальный декрет "о тунеядцах", но знает ли о его существовании "целевая аудитория"?

Это решило выяснить Еврорадио, поговорив со столичными бомжами.

Дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства. Издалека замечаю кандидата на интервью — мужчину средних лет в грязной порванной одежде шатается возле дорожников, просит зажигалку. Но зажигалки у рабочих нет, нет её и у меня. От мужчины разит алкоголем. О декрете о тунеядцах бомж узнаёт от журналиста:

"…Но я поддерживаю. Все должны работать. А я не могу работать, у меня руки болят, я инвалид! Не скажу, как зовут, ну ты и настойчивая", — говорит мужчина. Следующая удивительная для него новость — домохозяйки без детей тоже должны платить! Это повергает галантного бомжа в шок.

"Что, в стране работать некому? Она же жен-щи-на! За что она платить должна?" —  удивляется мужчина и убегает от диктофона, так и не представившись.

"Он алгоколик! Какой он инвалид. Он может работать, но его никуда не возьмут, он считается как больной без определенного места жительства и к тому же алкоголик", — перебивает еще одна жительница ночлежки, представляется Тамарой.

Сухонькая, руки трясутся, но взгляд ясный и абсолютно трезвый. На вид женщине под пятьдесят, она божится, что пошел восьмой десяток. И тоже просит у меня огня. Про Декрет женщина абсолютно ничего не слышала, работать тоже уже не может — на пенсии. Со слов Тамары, она работала и в торговле, и уборщицей, и жила "припеваючи в социальной квартире на Каменной Горке" — квартиру, по её словам, дали мужу-инвалиду. Но муж умер, а Тамара отправилась на улицу. Тамара с критического тона в адрес своего знакомого стремительно переходит на жалобный:

"Я тут с ноября, у меня прописка до 10 января, а потом просто на улицу, а 10 января — это ж морозы самые будут! Я как подумаю об этом, волосы встают на голове дыбом! Как я голодала — а пенсию не дают! Денег нет".

Она тоже поддерживает идею, что все должны работать.

"Нас в ночлежке восемь женщин. Не работают, но и не могут, руки-ноги больные", — говорит Тамара и исчезает на заправке "А-100". Ей тоже надо закурить.

Замечаю Владимира, ему 57 лет. В ночлежку попал по этому делу — делает по горлу рукой — пил. Сын и дочь продали квартиру, и отец остался на улице. Владимир идею декрета… тоже поддерживает! Говорит, что работал в типографии, на заводе, потом шоферил. Сейчас в ночлежке — устроился работать дворником. Туда, как замечает Владимир, нужен блат — всех устраивают по декрету №18, а его с улицы брать не хотели. Поэтому работает дворником в ночлежке.

По словам Владимира, если бы он нигде не был трудоустроен, денег на налог, а это 3,6 миллиона рублей, можно было бы заработать. Он знает, как:

"Я однажды услышал фразу "деньги на земле", надо только за ними наклониться. Вот, к примеру, дорожники работают, после них остаются кусочки труб — можно сдать! Опять же, бутылки. Если поднапрячься, то за день можно сотку заработать", — чтобы заработать на налог тунеядца, Владимиру пришлось бы работать 36 дней без выходных и праздников.

Вокруг ночлежки все выметено и убрано. К нам подходит еще один житель ночлежки — Сергей. Достает последнюю сигарету, а пачку выбрасывает прямо на землю. Спрашиваю у Владимира, как же так его труд не уважают, на это оба хором отвечают:

"Это уже не наша территория!"

Сергей — в белой рубашке, запах одеколона — не простой бомж. В ночлежку Сергей попал два месяца назад, говорит, что получилась какая-то мутная история с пропиской, выписали, пока был в тюрьме.

"По хулиганке попал. Только вернулся. Строителем работаю, зарплата есть", — говорит парень. Он, как и все тут, декрет поддерживает категорически!

Еврорадио: А женщины-домохозяйки? Они тоже должны работать?

Сергей: А что женщины? Если у них нет денег, они могут подработать. Например, стриптизом. И мужчины могут стриптизом подработать, вот вы, например, как относитесь к стриптизу? Я вот подрабатываю...

Назвать ночной клуб, где бомж Сергей демонстрирует накачанное тело белорусского строителя без прописки, он не может. Уходит на остановку. Туда же, куда и его сожители из ночлежки.

Тем временем "депутат" белорусской "палатки", заместитель главы комиссии по труду и социальным вопросам Лариса Богданович затрудняется ответить, каким образом декрет о тунеядцах будет действовать на бомжей. По ее словам, они тоже пользуются социальными благами, предоставляемыми государством, и обязаны участвовать в финансировании госрасходов.

"Бомжей тоже можно заставить работать, в конце концов, на общественно полезных работах. Убирать леса, вдоль дорог. Раньше предлагалось брать деньги за то, что бомжи и алкоголики попадают, например, в реанимацию. Но потом мы решили, что это будет бить по карману их родственников, а не их самих. Как будет действовать декрет на бомжей, я не знаю". 

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...