Полочанин ушел "исполнять долг" здоровым, а вернулся инвалидом 4

Из-за безразличия медиков и руководства воинской части вполне здоровый молодой человек за год службы частично лишился зрения. Теперь ему предстоит дорогостоящее лечение, но восстановить зрение невозможно. В Минобороны вместо компенсации заявляют, что проблемы со зрением у парня были еще до призыва.

Полочанин ушел "исполнять долг" здоровым, а вернулся инвалидом
Осенью 2013 года Виталий Барташ был направлен на срочную военную службу в Борисов. Почти через год его комиссовали по состоянию здоровья, а через пару месяцев официально установили инвалидность 3-й степени по зрению.

В итоге парню пришлось делать операцию на одном глазу, вторая предстоит лишь через пару лет в ожидании своей очереди. Бывший солдат и его родные уверены: такого ухудшения здоровья можно было вовремя избежать, но никто из сотрудников санчасти не спешил помогать военнослужащему.

История Виталия Барташа опубликована в одном из сообществ социальной сети ВКонтакте.

По образованию 22-летний полочанин был техником-программистом. В 2013 году он окончил местный торгово-технологический колледж, а уже осенью заступил на службу в 740 зенитно-ракетную бригаду войсковой части 15847 в Борисове.

Виталий рассказывает, что до армии проблем со зрением у него не было вообще. Медкомиссия в военкомате Полоцка признала его годным для службы. Но через месяц после заступления на службу, во время осмотра в 592-м медцентре Вооруженных сил офтальмологи выявили серьезное заболевание глаз – кератоконус. Доктор сообщил сопровождающему из санчасти прапорщику, что солдата необходимо направить для обследования в Главный военный клинический медцентр Вооруженных сил в Минске.

Кератоконус - невоспалительное заболевание глаза, при котором роговица истончается и принимает неправильную форму (коническую). Это вызывает значительные и необратимые искажения в оптике глаза.

Решение отправить солдата на тщательное обследование попросту проигнорировали в санчасти. В марте и июле 2014 года солдат дважды попадал в медпункт войсковой части по другим причинам, но о проблемах со зрением там не вспоминали.

1 сентября Виталий во второй раз попал к медикам в 592-ой госпиталь, уже с жалобами на зубную боль. Тогда его проводила к медикам медсестра санчасти, а после визита к стоматологу солдату удалось снова попасть к офтальмологу. Там изрядно удивились, когда узнали, что на протяжении 9 месяцев никакого рекомендованного обследования по поводу заболевания глаз так и не было.

В этот раз медики выписали солдату глазные капли, после которых опять указали на необходимость обратиться в Главный военный клинический медцентр ВС Беларуси. Необходимое лекарство молодому человеку пришлось искать своими силами – лишь через неделю его помог купить на гражданке один из сослуживцев.

«Это лекарство нужно было, чтобы расширить зрачки и обследовать глазное дно и сетчатку. Медики из санчасти не предлагали помощи, тем более купить препарат – не было инициативы какой-то», - говорит Виталий.

Сотрудники санчасти не спешили подготовить солдата и к обследованию. Хотя лекарство было на руках, трехдневный курс глазных капель откладывали три раза. В итоге процедуры начали только через месяц после указаний врачей из 592-го госпиталя.

Наконец, в начале октября 2014 года Виталий попал в Главный медцентр ВС в Минске, где после обследования была установлена необходимость в операции на глазах.

Диагноз военно-врачебной комиссии (ВВК) в итоге звучал следующим образом: «неправильный астигматизм (нарушение зрения, главный симптом которого – размытое изображение) правого глаза степенью до 8 диоптрий, левого глаза – до 3,25, вследствие прогрессирующего кератоконуса правого и левого глаза. Периферическая хориоретинальная дистрофия обоих глаз. Заболевание получено в период военной службы».

Было вынесено решение о негодности к военной службе с исключением с воинского учета - солдата комиссовали.

Вопрос о том, как на развитие заболевания повлияло промедление с обследованием и лечением, медиками не изучался.

Уже в частном медцентре в Минске, куда оперативно обратился Виталий после возвращения из армии, у него был диагностирован кератоконус правого глаза 4-й степени и кератоконус 2-й степени на левый глаз.

Лечение предстояло сложное: для правого требуется пересадка роговицы, для левого – операция по кросслинкингу (укрепление роговицы и стабилизация кератоконуса при помощи специального лазера). Этот же диагноз подтвердили при повторной диагностике в 10-й городской клинической больнице города Минска.

Операцию на левом глазу уже выполнили – лечение оплачивала семья молодого человека. Осталась самая сложная – пересадка роговицы.

«Выяснилось, что очередь на нее – примерно 2 года. А чтобы встать на нее, нужно решение от врачей - для этого сначала записаться на консультацию к ним. И тут потребуется еще время, говорят, сейчас очереди на такое у медиков по полгода», - рассказывает Виталий Барташ.

Парень говорит, что, по рассказам врачей, излечить эту болезнь раз и навсегда невозможно. Но в силах остановить на время. И если избегать сильных физических нагрузок – то с глазами все будет нормально.

«В итоге, прослужив практически год впустую, не получив своевременно медицинскую помощь, я основательно потерял зрение и теперь для хотя бы частичного восстановления требуются не только дорогостоящие операции, но и долгое ожидание в очередях. На кого возлагать ответственность материальную и моральную, и самое главное - как мне получить теперь медицинскую помощь?» - задавал вопросы бывший солдат в своих письмах представителям Вооруженных сил Беларуси, Министерства обороны, Минздраву и прокуратуре.

В Минобороны на его обращение в ноябре 2014 года ответили, что, дескать «данное заболевание было у вас до призыва на срочную военную службу», а «прогрессирование не связано со спецификой военной службы».

«При призыве на срочную службу врачом-специалистом установлен диагноз «астигматизм обоих глаз», который является одним из клинических проявлений кератоконуса», - указано в официальном ответе министерства.

Однако как тогда понимать заключение медиков «полностью здоров» при обследовании в военкомате Полоцка перед призывом в армию? Об этом, говорит Виталий, имелась и соответствующая печать в заключении.

В Центральной военно-врачебной комиссии Вооруженных сил Беларуси в декабре 2014 года сообщили, что получить выплату страховой суммы по обязательному государственному страхованию военнослужащих бывший солдат не сможет. Там ссылаются на то, что нет причинно-следственной связи между службой в армии и заболеванием.

И это несмотря на то, что ранее военно-врачебная комиссия определила статус заболевания: «получено в период военной службы».

Единственной адекватной реакцией на жалобы солдата стало возбуждение уголовного дела прокуратурой Минской области против начальника медпункта, который игнорировал неоднократные обращения солдата на проблемы со зрением
. Военный медик обвиняется по ч. 1 ст. 455 УК (бездействие власти). Однако дойдет ли дело до суда и признает ли суд его виновным, еще вопрос.

А ведь в случае признания его виновности, у парня хотя бы появится шанс получить хоть какую-то компенсацию уже на основании решения суда. А пока Виталий находится дома и занимается поисками работы, но, увы, безуспешно.

Кстати, после случившегося никто из санчасти или руководства войсковой части с Виталием Барташем так и не связывался. В последние дни пребывания там, когда к нему приехали родители, разговаривать и объяснять произошедшее тоже никто не пожелал. На встречу к родителям вышел лишь юрист.
16:36 19/03/2015
Поделиться





ссылки по теме
Судаленко: Если дело Коржича ляжет в архив, матери будут вновь и вновь получать из армии своих сыновей в гробах
Минобороны: денежное довольствие военнослужащих-срочников с 1 января вырастет более чем в 2 раза
«Никого не слушай, твоего сына повесили». Мать солдата из слонимской части ждет результатов расследования