Власти не хотят платить незаконно осужденному за годы тюрьмы 3

Михаилу Гладкому, который был незаконно осужден на восемь лет лишения свободы, уже во второй раз в суде отказывают в возмещении материального и морального вреда. Логика проста: признал вину — компенсация не положена. А при каких обстояельствах признал - суд не волнует.

13 марта в Минском областном суде была рассмотрена жалоба Михаила Гладкого на решение районного суда, пишут "Белорусские новости"

Напомним, мужчина обращался с просьбой дать ему право на компенсацию, поскольку в 2003 году он был незаконно осужден за убийство родного брата, пять лет провел в колонии, почти два года — на исправительных работах. В 2011 году поймали настоящего убийцу — им оказался бывший сокамерник брата Эдуард Лыков.  

Во 2002 году, когда случилось убийство, Лыкова особо не искали, хотя его отпечатки были на месте преступления. А ведь если бы нашли тогда, то спасли бы еще несколько жизней.

Адвокат Ольга Кремко отметила, что признательные показания ее подзащитного не освобождали органы следствия и суд от обязательства выяснить, кто же на самом деле совершил преступление.

По ее мнению, суд и следствие не придало внимания серьезным противоречиям в показаниях Гладкого. Кроме того, свидетели сообщали, что видели в день убийства, как в дом приходил незнакомый человек (им и был Лыков), однако и этот эпизод не был достаточно изучен. Откуда появилась на зеркале трюмо надпись «Убей меня», также не было выяснено в ходе разбирательства.

Важный момент — отпечатки пальцев Эдуарда Лыкова нашли на месте преступления. Но его никто даже не допросил.

«Обратились к матери Эдуарда, она сказала, что не знает, где он. На этом проверка закончилась, никто его больше не искал по этому делу», — отметила Ольга Кремко.

А ведь если бы тогда, в 2002 году, удалось доказать его вину и привлечь к ответственности, не было бы еще трех жертв, которых Лыков убил за те девять лет, которые он находился на свободе.

Прокурор Вадим Лолуа заявил, что Гладкий в ходе предварительного следствия и судебного заседания давал показания о том, что наносил удары брату топором в область головы.

«Имея такие показания, орган предварительного следствия обосновано полагал, что Гладкий виновен в совершении данного преступления. Ведь он ни разу не опроверг свои показания, — заявил гособвинитель. — Данное обстоятельство восприпятсвовало объективному установлению действительных обстоятельств уголовного дела».

Брат Михаила был уже сутки как мертв, когда тот наносил ему удары по голове, посчитав, что брат убил мать и пьяный уснул. Но прокурор об этом обстоятельстве на рассмотрении жалобы Гладкого в областном суде ничего не сказал. Он настаивал, что, поскольку мужчина признал вину, произошел самооговор. В таком случае, согласно ч. 2 ст. 461 Уголовно-процессуального кодекса, компенсация ему не положена.

Адвокат обратила внимание суда, что на сегодня законодательство не дает четкого определения понятия самооговор. Однако если исходить из научного определения, судебной практики и принятых норм в советском законодательстве, по делу Гладкого не было оснований для добровольного оговора.

«Заявитель искренне заблуждался, когда признавал свою вину, не намеревался ввести следствие и суд в заблуждение. Поэтому факт самооговора в данный момент не может быть признанным», — заявила в суде адвокат Ольга Кремко.

Однако судья Нина Бойко согласилась с доводами прокурора и оставила в силе решение суда Минского района — Гладкий не имеет право обращаться за компенсацией. Мужчина намерен подать жалобу в Верховный суд.

Он также направил обращения в Следственный комитет, Генпрокуратуру, суд Минского района, Верховный суд с просьбой пояснить, была ли проведена проверка в отношении лиц, виновных в том, что его незаконно осудили на восемь лет лишения свободы.
17:59 13/03/2015






‡агрузка...



ссылки по теме
Уникальный случай: на процессе блогера Паука судья взял самоотвод!
Ладутько стал главой союза предпринимателей и вдруг засомневался в независимости судов
"Он невиновен, и мы будем доказывать это 24 года". Семья из Лиды готова отдать жизнь за оправдательный приговор родному человеку