АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Лилия Кобзик: К нашему необычному имиджу прибавляется северокорейская тональность

Может ли наша страна превратиться в центр экстремального туризма и перещеголять Северную Корею?

Лилия Кобзик: К нашему необычному имиджу прибавляется северокорейская тональность
После скандальной истории  с задержанием в Ивье туристов за фотографирование местного ЗАГСа и кинотеатра «Салідарнасць» задалась вопросом: что было бы, если бы на месте минских ребят оказались иностранные туристы?

Главный редактор газеты «Туризм и отдых» и сайта TIO.BY Лилия Кобзик полагает, что указание МВД, руководствуясь которым милиционеры задерживают туристов за фотосъемку, с одной стороны, никак не повлияет на имидж Беларуси.

— Мало кто о нас знает. По статистике, которая поступила недавно, за прошлый год у нас туристов практически не прибавилось. Фигурирует цифра на полторы тысячи больше организованных туристов. Российский поток исчез в связи с известными обстоятельствами. Остались крохотные ручейки туристов из других стран.

Представим, что может быть с ними в свете того, что у нас можно попасть в милицию за фотографирование объектов, которые входят в какой-то никому не известный список. Во-первых, все это происходит в русскоязычном пространстве. О Беларуси в принципе мало знают, англоязычная блогосфера не насыщена рассказами. Возможно, к нашему необычному для Европы имиджу прибавится северокорейская тональность.

Но с другой стороны, в этой ситуации очень сложно тем, кто занимается развитием туризма, созданием турпродукта. Как им работать?

Эти люди, которые принимают решение фотографировать или нет здания, у них какое представление о том, в какой они стране живут?

— Вы слышали о том, что у иностранных туристов возникали проблемы со съемкой административных зданий?


— Пока нет, но могу привести другой пример. Недавно в Гродно на местные Казюки поехали ремесленники из Польши. Но они не доехали. А знаете почему? Потому что таможенники на границе решили, что они едут на выставку, а по правилам, сколько ты завез товара в страну, столько должен и вывезти. Но они ехали на ярмарку, и поэтому им не было смысла заходить в страну. Поляки развернулись и пошли назад.

Эта история сравнима со случаями задержания за фотосъемку. Мы дошли до стены, за которой никакое развитие туризма невозможно. Понятно, что нельзя по приказу сделать гостеприимство, изменить менталитет, но сейчас происходят важные вещи, которые каждый должен осмысливать, что они за собой несут.

Если ничего не делать с имиджем страны и туристическими потоками, то и обсуждать нечего. В этом году Беларусь впервые за десятилетие не приняла участия в Берлинской выставке ITB. Это крупнейшая мировая туристическая биржа. Если на ITB нет стенда страны, это значит, такой страны нет в Европе. Так говорят операторы, которые с удивлением заметили, что национального стенда нет в графике на выставке.

Но зато мы присутствуем на двух российских выставках. Российский вектор многие годы являлся нашим главным вектором, пожалуй, даже единственным. Но мы видим, что с ним произошло и можем предположить тенденцию развития. Почему же мы не диверсифицировали этот поток, почему ничего не сделали для того, чтобы разложить эти яйца по разным корзинам, а не выкладывать в одну?

— А что бы вы посоветовали туристам, которые приезжают в Беларусь и хотят оставить на память фотографии достопримечательностей, среди которых могут оказаться и административные здания?


— Туристам советовать, наверное, нечего. А нашим структурам, которые занимаются туризмом, я бы советовала вывесить список, что можно и чего нельзя в Беларуси на англоязычную версию въездных главных порталов, которые появляются, когда интурист забивает Belarus.

Например, КНДР — это страна, которую посещают, пусть и со страхами. У них имеется строгий список ограничений, что для этого надо. Если мы переходим на этот уровень, нам нужно ставить в известность туристов для того, чтобы люди не попадали здесь в странные ситуации и были готовы к тому, куда они едут.

— Говорят, в Северной Корее к каждому иностранному фотографу приставляют специального человека, который говорит ему, что можно снимать, а что — нельзя. Может, нам пойти по такому пути? Или под роспись каждому иностранцу вручать такой список при пересечении границы?


— Мы смеемся, а до этого вполне может дойти. У нас выборы на носу...

По теме, которую мы обсуждаем, интересно мнение операторов, которые серьезно занимаются въездным туризмом. Например, директор турфирмы «Виаполь» Галина Потаева считает, что в Беларуси нельзя просто так туриста выпускать. Она имеет в виду не жестокие нормы — что можно, а чего нельзя, — а то, что за границами четко созданного турпродукта туристу делать нечего ни в Беларуси, ни в Минске.

Если турист сам по себе попадает в Минск, он не знает, что ему здесь делать. Если он захочет в маленький город, он нигде не поест. Ни в Браславе, ни Нарочи, ни в Ивенце.

Он увидит полумертвый город, где как призраки ходят люди, где нет торговых улиц, где не посидишь в ресторанчике, наблюдая за уличной жизнью.

Поэтому туроператор приставляет к интуристам гидов, которые создают имидж о стране, которую любят. Это делается для их же блага. А если туриста просто «выкинуть» в Минске... Это вам не Прага и не Вена.

Напомним, 26 февраля за фотографирование подсветки здания Академии наук был задержан сотрудник «Комсомольской правды» в Беларуси» Дмитрий Ласько. В УВД Первомайского района ему сообщили, что в соответствии с новым распоряжением фотографирование административных зданий запрещено.

Позже в МВД сослались на внутриведомственное указание, касающееся права сотрудников милиции устанавливать цели фотосъемки административных зданий.
Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...