АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Режиссер о съемках фильма "Made in BY": Мы стали параноиками

Итальянский режиссер рассказал, что его привлекло в Беларуси и как он снимал фильм.

Режиссер о съемках фильма "Made in BY": Мы стали параноиками
1 из 3
"Европейская Северная Корея", "последняя диктатура Европы", "страна-призрак". Так документальный фильм "Made in BY" итальянского режиссера Луиджи Миларди описан на сайте.

Сам режиссер и съемочная группа несколько раз посещали Беларусь в 2013-м и 2014-м годах, в общей сложности они жили в нашей стране около двух месяцев.  В течение этого времени общались с независимыми творцами - художниками, музыкантами, журналистами, фотографами, в том числе со Змитером Войтюшкевичем, Артуром Клиновым, Лявоном Вольским, Александром Помидоровым, Юрием Хащеватским, Валентином Стефановичем и другими.

Зачем итальянцы поехали снимать фильм о Беларуси, что их больше всего поразило и почему они называют нашу страну "Европейской Северной Кореей"?  Об этом радио "Свабода" спросило режиссера фильма «Made in BY» Луиджи Миларди.

- Почему вы выбрали Беларусь? Эта страна довольно нетипичная для современных документалистов.


- Меня всегда очень увлекала история и культура бывшего Советского Союза, и Беларусь, на мой взгляд, была местом, где я мог до сих пор побывать в экзотической атмосфере еще времен перед так называемой перестройкой. В Беларуси до сих пор нет IKEA, Zara, H&M, Ryanair, Шенгенского соглашения. 

Это может быть плохо для белорусского гражданина, но - хотя это и цинично - это хорошо для антрополога. Другой аспект, который меня очень заинтересовал, это наблюдение за тем, как сильно политическая система влияет на культурную жизнь и как может творчество выжить в иерархическом режиме.

- Вы приехали в Беларусь и жили здесь какое-то время. Что вас больше всего удивило?

- На первый взгляд, Беларусь казалась мне набором красивых картинок из футуристического фильма 20-х годов Фрица Ланга и запроектированном Ле Корбюзье. То, что я увидел, когда прилетел в Минск, было чем-то величественным и траурным одновременно - это фасады из гранита многих зданий и гвоздики на витринах цветочных магазинов в подземных переходах. 

Беларусь мне показалась скорее не страной утопии, а страной негэнтропии, где все осталось без изменений на протяжении последних десятилетий. Так же как японские солдаты покинули острова, которые удерживали в течение 30 лет после окончания войны, белорусы, как мне кажется, остались верны линии, несмотря на новое направление, принятое историей, и отставку собственного генерала.

Несмотря на романтический сценарий фильма, у меня сложилось впечатление, что Беларусь имеет сильную, глубокую и интересную культуру, которую следует показать. Я никогда не жил в стране, в которой правит диктатура. Я разговаривал со многими людьми в Беларуси и старался больше понять ситуацию. Со временем я понимал все больше, как это выглядит.

- И как на ваш взгляд, все это выглядит?

 - Трудно обобщить, но мне кажется, что мы можем наблюдать сильное влияние политики на жизнь. Я также встретил много художников, потому что этот проект касается искусства, культуры. Поэтому я полагаю, что это сильное влияние политики есть и на искусство, культуру и на все остальное - на моду, графический дизайн и так далее. Есть такой стереотип, что в тяжелых условиях трудно создать хорошие произведения искусства. Но я полагаю, что в Беларусь есть сильная независимая культура. Но даже если художники не занимаются никаким политическим искусством, то политика все равно имеет на них влияние.  Это и цензура, и самоцензура.
#1#
- На сайте фильма вы говорите о Беларуси как о "европейской Северной Корее", но когда вы приехали, вы увидели очаги независимой культуры, искусства. Изменилось ли ваше мнение о Беларуси в этом контексте?

 - Если говорить о политических вещах, мне кажется, что Беларусь осталась больше в советском периоде, чем Москва, хотя там тоже трудно создавать искусство. Ситуация, конечно, развивается очень быстро, но с 2013 года, я полагаю, Лукашенко получил еще больше власти, международных кредитов - также благодаря войне в Украине, поэтому сейчас есть даже меньше шансов для радикальных политических перемен в краткосрочной перспективе.

- Были ли у вас какие-либо проблемы в Беларуси, когда вы делали фильм?

- Нет, у нас не было каких-либо проблем, также потому, что мы приехали в Беларусь в качестве туристов, зная, что нам было бы намного сложнее, если бы мы приехали как журналисты. Несмотря на то, что ничего не случилось, нужно признать, что мы стали настоящими параноиками в последние дни съемок, особенно после разговора с Франтишком Вечерко и Павлом Виноградовым. Мы начали слышать странные звуки в наших мобильных телефонах, во время пользования интернетом стали происходить странные проблемы. Мы не знаем, следили ли за нами, но страх потерять записанный материал дал нам действительно острые ощущения.

- Какой посыл вашего фильма зрителям? Для кого вы сняли этот фильм?

 - Я пытался, насколько мог, не дать какого-либо предвзятого политического послания зрителям, но политика является неизбежным действующим лицом в фильме. Я пытался переместить фокус на культуру и на жизнь молодых людей, которые разделяют мои ценности и мечты, как и многих европейцев. И эта цель фильма: больше узнать об этих людях и эти истории. Поэтому это фильм для таких же итальянцев и европейцев, как я. Я точно не снимал фильм для активистов или правозащитников.



5 и 10 марта фильм «Made in BY» покажут на крупнейшем фестивале документального кино о правах человека «Один мир», который проходит в Праге.
Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...