Макаревич запел по-белорусски: Давайте возрождать белорусский язык вместе 19

Лидер российской группы "Машина времени" записал свою первую песню на белорусском языке.

Макаревич запел по-белорусски: Давайте возрождать белорусский язык вместе
1 из 3
Песня "Снег" записана для проекта «Global Reload» музыкального портала Tuzin.fm и общественной кампании «Будем белорусами!». Лидер «Машины времени» приехал в белорусский столицу специально для того, чтобы закончить работу над своей первой белорусскоязычной композицией в жизни. Главред Tuzin.fm Сергей Будкин побеседовал с Андреем Макаревичем сразу после записи.

- Ваши первые впечатления от творческого эксперимента?


- Ужас как интересно! Совсем нечасто таким занимаюсь, потому что не считаю себя исполнителем-полиглотом. Пою на русском. По-английски пел в школе и к 10 классу практически закончил. По-белорусски очень интересно попробовать, так как гены все-таки есть. Я очень хорошо помню сильный белорусский акцент моей бабушки. Она была с Погодина, из села, которое тогда Блудиным называлось, а рядом деревня Малич, это Западная Беларусь. И вот бабушка говорила: «шчы», «шчука», вспоминаю как сейчас. (имеется в виду деревня Павловичи, что в Березовском районе на Брестчине, до 1964 года деревня называлась Блудень, железнодорожная станция рядом называлась "Погодино", теперь она называется «Береза-Картузская» - примечание ТГ)

- Можете объяснить - зачем вам вся эта белорусская история, зачем петь по-белорусски?

- Для меня это поклон моим предкам, которых уже нет на этом свете. В целом я считаю, что это правильно. Если в человеке есть часть этого, так почему он должен это прятать? Он должен этим гордиться. Я обожаю Беларусь, у меня здесь много друзей. Стараюсь здесь бывать чаще. Здесь фантастическая природа - наверное самая красивая, которую только можно себе представить в средней полосе. И у вас получается ее хранить в идеальном состоянии, в отличие от россиян. Поэтому ваша страна - оазис в моем представлении.

- Открылась ли вам Ваша Беларусь сразу? Знали ли вы о ней что-то 45-50 лет назад?

- 50 лет назад мне было 11 лет и отец мне рассказывал о чудесном хуторе Малич, где он родился и провел детство. Где жили только Макаревичи и Антончики. Я знал давно, откуда родом мой папа, мой дед, которого при жизни я уже не застал, моя бабушка по отцовской линии. Он все обещал меня туда свозить. И так и не съездил, и меня не свозил, не получилось. Так далеко на Запад я не выезжал, в Минске только часто бывал, а дальше туда в направлении Бреста не ездил. Попал туда в 2011 году, благодаря российскому Первому каналу, который снимал программу «Древо жизни», что недолго просуществовала. Ее идея была в том, что герои передачи едут искать свои корни.

- Знаю, что вы досконально изучили свою родословную и собрали все возможные свидетельства. Остались неизвестные факты?

- Я до сих пор не могу найти фотографии своего прадеда Антония Усаковского, который в тех краях был известным человеком, священником. Он построил церковь, которая до сих пор стоит. Он построил церковную школу, в которой как раз и познакомились мой дедушка и моя бабушка. Мне известно, что прадед пережил революцию, был посыльным практически у патриарха даже определенное время. В 1919-1920 годах его следы окончательно теряются. Думаю, что его расстреляли. Но пока узнать где и при каких обстоятельствах и вообще увидеть как он выглядел, подержать в руках его фотографию, у меня пока не вышло. Здесь в поисках помогали очень серьезные историки, но пока тщетно. Хочу дойти до Лубянки, возможно там что-то найдется.

- В той же программе «Древо жизни» четырехлетней давности вы говорите интересную фразу о том, что разницы между белорусами и россиянами по сути нет. Изменилось ваше мнение на этот счет сегодня?


- Разница есть, конечно. Даже хотя бы в отношении к природе. У вас это отношение - европейское. У нас же испорчено отношение к природе кочевниками. Кочевники привыкли гадить, потому что они не сидят на местах - они завтра едут дальше. Так зачем проявлять заботу о чистоте. Подозреваю, что у россиян это осталось со времен татарского ига. У вас также история непростая, тут то Польша была, то Беларусь, но все же это Европа.
#1#
на фото: Андрей Макаревич, переводчик Юрий Нестеренко и Сергей Будкин во время работы над записью

- Вы слышали белорусский язык, читали на нём, а теперь попробовали спеть по-белорусски. Похож ли он на русский, как Вам показалось?


- Никогда не забуду случай в минском такси. Мы обсуждали с таксистом белорусский язык, вывески, написанные по-белорусски и тот говорит: ха, белорусский - это тот же русский, только с ошибками (смеется). Это смешно, тем не менее белорусский - это язык со своими правилами, со своей мелодией, со своим довольно сложным произношением. И все это меня интересует.

- Так похожи наши языки все же или нет?

- Они похожи. Так же как англичанин поймет австралийца и даже шотландца. Но безусловная разница есть в музыке языка. И не удивительно, что среди первых советских вокально-инструментальных команд наилучшие были на мой взгляд не «Веселые ребята», а «Песняры». Во многом благодаря своей другой музыке языка.

- В таком случае хочется спросить - может быть продолжение вашего белорусскоязычного творческого эксперимента?


- Давайте поживем, я открыт ко всяческим хорошим задумкам и готовы принимать разные хорошие предложения. Но давайте посмотрим, что будет из первого опыта. Мне довольно трудно судить со стороны как удалась моя первая белорусская песня. Об этом могут рассуждать только те люди, которые здесь родились и разговаривают на этом языке с детства.

- Есть проблема, кстати, с этим. В 1980 году, скажем, у нас на целый Минск только один человек учился в школе по-белорусски. Так что с детства далеко не у всех выходит говорить по-белорусски.


- Вот странно. Украина была также советская, но там не до такой степени дошло. Тем не менее «Песняры» пели по-белорусски. Честь и слава Мулявину за это. Давайте возрождать белорусский язык общими силами. Или хотя бы сохранять его.

- Расскажите о вашей первой белорусскоязычной песне.

- Это песня «Снег», переведенная на белорусский язык Юрием Нестеренко. Сейчас она записана вместе с музыкантами из группы Apple Tea. В оригинале она была написана где-то в 1977 году. Особенной истории о ее создании нет. Сел за пианино - и написал. Считаю, что у песен вообще не может быть истории. Если автор начинает рассказывает истории, как появились его песни - он скорее всего врет. Впервые мы ее записали в 1978 году, не знаю сохранилась ли та запись, а потом в 1980 или 1981 году уже с Петей Подгородецким. Не помню, еще когда-либо мы ее в студии записывали или нет. Зато было несколько отличных концертных версий.

- А разве «Снег» не был написан для программы «Маленький принц»?

- Программа «Маленький принц» родилась следующим образом. Одна девушка заметила, что некоторые наши песни ложатся в контекст произведения Сент-Экзюпэры. Поэтому мы собрали произведения, которые подходят, и соединили их фрагментами из книги. Ничего специально мы для этой программы не создавали и песен для нее не писали. «Снег» мы очень редко исполняли на концертах в те времена, потому что у нас тогда вообще не было сочетания инструментов. Потом появились клавишные, которые очень отдаленно напоминали пианино. Живой рояль или пианино на те времена в тех местах, где мы выступали, были большой редкостью, поэтому она практически не звучала. Значительно позже, через 10-летие, мы стали исполнять «Снег» на концертах «Машины времени», когда появилась такая возможность.

- Вкладывали ли вы сознательно в эту песню ассоциации с оттепелью?

- Нет, это слишком притянуто за уши. Оттепели хочется всегда, хоть в какой ситуации. Особенно сегодня.

- Почему именно «Снег» выбрали для записи на белорусском языке? Случайность?

- Нет, совсем не случайность. В одном из номеров журнала «Дзеяслоў» было немало стихов и песен моих, переведенных на белорусский. И мне показалось, что именно в этой песне наиболее близко звучат наши языки, просто по набору слов это было заметно. И мне проще было с ней работать.


12:40 03/03/2015






‡агрузка...



ссылки по теме
Сюрприз: московских школьников проверили на знание белорусского языка
На вывесках в Брестской крепости появились надписи на китайском языке. Белорусского языка нет
"Гвалтоўная беларусізацыя" от польских пограничников