АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Образцово-показательный суд

Уникальный в истории белорусского правосудия случай - тюремного надзирателя обвинили в доведении до самоубиства заключенного и посадили на 6 лет. Можно было бы порадоваться редкому в Беларуси примеру торжества правосудия, если бы не одно но...

Образцово-показательный суд
"Доведенным до самоубийства" заключенным оказался сын влиятельного функционера “Президентского спортивного клуба”. Если бы не это обстоятельство, дело вряд ли бы даже дошло до суда.

Два месяца назад суд Березинского района осудил контролёра Жодинской тюрьмы за "доведение до самоубийства" и "превышение служебных полномочий". Дали шесть лет колонии. Сам процесс и статья, по которой судили прапорщика, — довольно редкий для Беларуси случай, сообщает Еврорадио.

Напомним, ранее в СМИ появлялись истории о гибели заключённых. Судмедэксперты находили на телах жертв многочисленные гематомы и даже переломы костей. Но сотрудников СИЗО к ответственности никто не привлекал.

В данном случае человек ушёл из жизни сам. Но контролера посадили. Скандальности добавляет то, что отец погибшего оказался влиятельным спортивным функционером.

Трагедия в тюрьме

ЧП в карцере тюрьмы №8 Жодино случилось в ноябре 2013 года. Артём Карпович попал сюда после драки в столичном метро на станции "Институт культуры". Посидев в обычной камере, заключённый был переведён в карцер за нарушение режима. И там, по сведениям сотрудников тюрьмы, Артём не хотел подчиняться правилам. На этой почве у него произошёл конфликт с прапорщиком Александром Поташовым, старшим по корпусу дежурной службы. Однажды по заключённому прошлись резиновой дубинкой.

Через несколько дней, когда прапорщик снова заступил на дежурство, случился очередной конфликт. Согласно материалам дела, Артём Карпович не вытер с пола воду и не надел так называемую карцерную робу. Поташов приказал исправить недостатки и вернулся в камеру через определённое время. Узник снова не подчинился. Как сказано в постановлении суда, Поташов должен был составить рапорт на имя начальника тюрьмы, а вместо этого нанёс Карповичу 10 ударов руками и резиновой дубинкой "ПР-96T". Заключённый такими действиями, как сказано в судебном постановлении, был доведён до отчаяния и покончил с собой, повесившись на рукаве робы.

Другие заключённые, которые сидели в карцерах в момент трагедии, выступили на суде в качестве свидетелей. Они вроде бы слышали звуки ударов и слова "Если не будет убрано, вешайся".

Сам контролёр сообщил суду, что Карпович вступал с ним в споры и с вызывающим видом отказывался выполнять приказ. В один момент, по показаниям Поташова, заключённый вскочил и сделал движение, которое контролёр расценил как нападение. Поэтому он и ударил Карповича. На это заключённый сказал: "Не бейте меня, я всё понял". Но в то же время, как говорил Поташов, отталкивал его и пытался напасть. Прапорщик снова дал Карповичу время на то, чтобы вытереть воду. А совсем скоро узнал, что заключённый умер. Другие тюремные надзиратели подтверждали на суде версию своего коллеги.

Спортсмен, у которого произошло психическое расстройство?

В постановлении суда сказано, что уже после смерти заключённого эксперты обнаружили у него... параноидальную шизофрению. Но не дали точного заключения, что именно этот фактор повлиял на суицид.

Артём Карпович не был активным пользователем соцсетей. Но нам удалось кое-что о нём узнать.

Парень не дожил до 25-летия всего месяца с лишним. Он был мастером спорта по муай-тай и до определённой поры довольно успешно выступал.

Спортсмены, с которыми он тренировался, на условиях анонимности согласились рассказать о своём товарище.

"Знали его долго и с разных сторон. Артём был реально хорошим человеком. Только когда выпьет, мог побуянить, — убеждает товарищ Карповича по тренировкам. — Но в последние полтора года он начал пропадать, в клубе появлялся всё реже. В последний раз я его видел месяца за два до смерти".

Еврорадио: Защитники прапорщика Паташова говорят, что в момент посадки в тюрьму Артём был неадекватен, до этого он якобы мог потреблять вредные вещества. Знали ли вы о чём-то?

"Ребята говорили о вредных веществах. Но это слухи. Я ничего такого не замечал. Для меня он был нормальным человеком. В последнее время мы могли только перекинуться парой словечек после тренировки. Смерть Артёма всех его знакомых шокировала. Как мне рассказывали, парень, с которым он подрался в метро, не написал заявление, а Артёма всё равно увезли в тюрьму. Хотели повоспитывать, что ли... Когда отец забирал вещи, то там якобы много чего не было — телефона или часов. Что-то такое говорили. Отцу сообщили о смерти Артёма тоже не сразу, его смерть якобы сначала скрывали..."

Жена Поташова о муже: "Довести его до срыва очень сложно"

Александру Поташову 34. Он отработал тюремным надзирателем около 14 лет, был прапорщиком. В семье растут две дочери — шести и девяти лет.

"Ожидали, что дело закроют, даже адвокат не чувствовал, что Сашу посадят, никаких существенных доказательств не было", — считает Ольга, жена Александра Поташова.

- Уверены ли вы на 100%, что муж невиновен?

Ольга Поташова: “Да, потому что знаю, какой он человек. Довести его до срыва очень сложно. Я могу быть на грани, а он спокоен. На детей тоже никогда не наорёт. К тому же, у умершего была психическая болезнь. И зачем в такой ситуации лишать двоих маленьких детей отца? Карпович представил себя важным человеком, стремился стать главным в тюрьме, считал, что сможет нарушать режим и всех контролёров под себя подогнать. В ходе следствия опрашивали родственников погибшего, они рассказывали, что в последнее время он действительно вёл себя неадекватно. Был спокойным-спокойным, а потом мог резко взорваться”.

- Но вину ваш муж частично признал...

Ольга Поташова: “Сначала мы вообще ничего не признавали. Потом адвокат подсказала, что в дело вовлечены серьёзные люди, и ничего сделать будет невозможно. Поэтому вину в "превышении должностных полномочий" признали частично, что заключённый на него бросился, и Саша применил меры физического воздействия. Что касается доведения до самоубийства, то это для Беларуси единичные случаи за всю историю. Здесь нужно доказать, что ты имел такой мотив, чуть ли не петлю накинул человеку на шею. Но мужа всё равно признали виновным. Мы так и не поняли, почему дело рассматривали в Березино. Прошли и Жодино, где это произошло, и Борисов, и Смолевичи. Запихнули в задворки, тихонько провели суд, и всё шикарно”.

Родственники Артёма Карповича не стали обсуждать с журналистом приговор и вообще вести хоть какие-то разговоры.

Компенсацию семье погибшего выплатило государство


Первоначально пострадавшая сторона потребовала от Поташова выплаты морального ущерба — около 500 миллионов рублей. Во время суда семье пострадавшего выплатили 25 миллионов. Потом цифру в 500 миллионов заменили на 75. Выплатить эти деньги семье погибшего обязали Министерство финансов.

Справедливо ли наказали прапорщика Паташова?


Не зная полной картины, многие бы одобрили осуждение тюремного надзирателя в Беларуси.

Такое общественное мнение сформировали истории со смертями других белорусских заключённых, родственники которых не стали молчать. Вспомним лишь наиболее вопиющие случаи, когда тюремщики ушли от ответственности несмотря на явные признаки "превышения полномочий", если не сказать больше - убийства заключенных.

В 2013 году в столичном СИЗО на Володарского от "сердечной недостаточности" умер Игорь Птичкин. Родственники выставили в СМИ фотографии с похорон. В частности, на теле погибшего были видны гематомы. Однако следствие установило, что смерть была спровоцирована так называемым синдромом отмены: якобы Птичкин употреблял "спайсы" и алкоголь, а на сердечный приступ повлияло прекращение приёма. Сотрудники СИЗО оказались невиновными.

В конце 2000-х на всю страну обсуждался случай, который произошёл в бобруйском СИЗО. Сценарий тот же. Заключённый якобы умер от "сердечной недостаточности", которую тоже спровоцировал "синдром отмены". "Спайса" в то время не было, Климачёва просто обвинили в алкоголизме. На теле трупа были шокирующие гематомы и переломы костей. Но сотрудники бобруйского СИЗО, которые дежурили в ночь смерти Дениса Климачёва, избежали ответственности, поскольку ... вышел срок привлечения к уголовной ответственности.

В случае со смертью заключённого в жодинской тюрьме №8 отец умершего оказался влиятельным функционером “Президентского спортивного клуба”. Этот факт, безусловно, наталкивает на определённые размышления. Попал ли бы Александр Поташов в колонию, если бы потерпевший не имел такого статуса?

P.S. Защита осуждённого прапорщика настаивает на оправдании. По крайней мере, по статье "Доведение до самоубийства". Но кассационная жалоба, которую рассматривали в Минском областном суде, результата не дала. Приговор оставили в силе. Последняя надежда семьи Александра Поташова — на Верховный суд.
Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...