Экс-замминистра лесного хозяйства: Министерская зарплата слишком мала, чтобы строить квартиру

Минский областной суд в понедельник начал рассмотрение уголовного дела бывшего первого замминистра лесного хозяйства Федора Лисицы. Экс-чиновник не признал вину ни по одному из пунктов обвинения и пожаловался на невыносимый министерский быт и маленькую зарплату.

Экс-замминистра лесного хозяйства: Министерская зарплата слишком мала, чтобы строить  квартиру
Напомним, по результатам предварительного расследования громкого коррупционного дела бывшему первому заместителю министра лесного хозяйства было предъявлено обвинение в совершении преступлений по двум статья Уголовного кодекса Беларуси: ч.3 ст.424 (злоупотребление властью или служебными полномочиями, повлекшие тяжкие) и ч.3 ст.426 (превышение власти или служебных полномочий, повлекшее тяжкие последствия).

Как пишет "Ежедневник", каждая из этих статей сама по себе тянет до 10 лет лишения свободы с конфискацией имущества. Впрочем, предсказывать итог судебного рассмотрения уголовного дела пока еще рано, тем более, что уже в ходе первого дня слушаний всплыло много интересных подробностей.

Глубоко капнули


Уголовное дело Федора Лисицы охватывает три основных эпизода. Причем, удивление вызывает уже то, что первый эпизод касается обстоятельств, которые начали происходить еще в далеком 1993 году. Даже сложно вспомнить, по какому коррупционеру следователи так глубоко копали.

В 1993 году 30-летний Федор Лисица работал лесничим в ГЛХУ "Старобинский лесхоз". Как считает обвинение, он уже тогда начал свою коррупционную деятельность. Это выразилось в том, что Федор Лисица обратился в Долговский сельисполком с заявлением о выделении участка в 0,25 га в д.Ясковичи для строительства и обслуживания жилого дома. При этом, как утверждает обвинение, на тот момент лесничий знал, что испрашиваемый им участок относится к землям лесного фонда и не подлежит выделению под индивидуальное строительство. Далее уже в ходе строительства дома, семья Лисицы незаконно получила и прилегающие к участку дополнительные 0,7 га земли, которые также относились к землям лесного фонда. В общей сложности под свою двухэтажную усадьбу площадью 294,2 кв. м, Федор Лисица получил 0,96 га земель лесного фонда.

Как заявил в суде гособвинитель, в 2005 году, будучи уже директором ГЛХУ "Старобинский лесхоз", с целью скрыть нарушение закона и чтобы оформить участок в пожизненное наследуемое владение, Федор Лисица организовал выведение указанных земель из лесного фонда. Для этого за подписью Лисицы в Солигорский исполком было направлено соответствующее письмо, в котором "Старобинский лесхоз" отказывался от участка. А дальше было все как по писанному: исполком принимает нужное решение, и участок в 025 га вместе с домом регистрируется на супругу Федора Лисицы Людмилу. Как считает прокуратура, указанными действиями обвиняемый причинил ущерб природе в размере 1,34 млрд рублей.

Второй эпизод, который инкриминируется бывшему чиновнику, касается строительства второго коттеджа, которое Федор Лисица затеял, будучи директором ГЛХУ "Старобинский лесхоз".

Как заявил гособвинитель, в 2005-2010 годах, Федор Лисица организовал выделение участка в 0,23 га в д.Тычины Солигорского района для строительства ведомственного жилого дома. Дом был полностью построен за деньги ГЛХУ "Старобинский лесхоз" и намеренно не введен в фонд служебного жилья, чтобы его можно было потом приватизировать.

По мнению обвинения, Федор Лисица сначала вселился в дом (его площадь составила 251 кв. м), а потом незаконно встал на очередь как нуждающийся в улучшении жилищных условий и реализовал хитрую схему приватизации. В ходе ее стоимость дома была уменьшена на 63 млн рублей (по состоянию на 2010 год). Было это проведено якобы через независимую оценку, которой "Старобинский лесхоз" в лице директора намеренно предоставил недостоверные сведения. Согласно этой оценке, дом потянул всего на 309 млн рублей. Но даже их Федор Лисица не выплатил. Согласно договору с лесхозом, он должен был выплатить первоначально всего 10% от стоимости, а погашение всей остальной суммы произвести в рассрочку на 40 лет, без процентов и индексации. Иными словами, финансовая нагрузка на директора лесхоза по данному обязательству составила всего около 500 тыс. рублей в месяц - именно столько он и должен был платить, чтобы погасить невероятную рассрочку.

Третий эпизод обвинения касается уже деятельности Федора Лисицы на посту первого заместителя министра лесного хозяйства. Как считает обвинение, здесь он также организовал привычную для него схему незаконного получения жилья. Отказавшись строить трехкомнатную квартиру в Минске площадью 69 кв.м., что было ему предложено, когда он переехал в Минск, Федор Лисица решил получить в собственность двухуровневую квартиру площадью 111кв. м. в Ждановичах. Эта жилплощадь принадлежала Республиканскому учебному центру "Лес" (РУЦ-Лес).

По мнению обвинения, центр находился в прямом подчинении Федора Лисицы, чем тот и воспользовался. Сначала квартира за счет инновационного фонда была полностью отремонтирована и обставлена мебелью и посудой, потом передана в оперативное управление Министерства лесного хозяйства. Затем Федор Лисица собрал документы и в очередной раз как нуждающийся обратился с заявлением о приватизации. Но, как считает прокуратура, данное деяние он не успел довести до конца по независящим от него причинам, так как приватизацию служебного жилья не пропустил Госкомимущество. Однако, на обустройство квартиры Федора Лисицы, по мнению обвинения, все равно незаконно было потрачено 395,8 млн рублей.

Также бывшему первому заместителю министра лесного хозяйства инкриминируется проживание в ведомственной гостинице РУЦ-Лес без оплаты. Но тут ущерб составил всего около 5 млн рублей.

Непримиримая позиция Федора Лисицы

Бывший первый заместитель министра лесного хозяйства не признал себя виновным ни по одному из пунктов обвинения, заявив, что оно незаконно, надуманно и фальсифицировано. Интересно, что само обвинение Федор Лисица слушал с улыбкой, особенно, когда прокурор говорил о "существенном вреде государственным интересам в виде подрыва престижа органа государственной власти, дискредитации государственной службы и занимаемой им должности, демонстрации вседозволенности и безнаказанности".

Объяснения по сути предъявленного обвинения Федор Лисица давал два часа. Только на первый эпизод он затратил более часа, раз 20 повторив суду, что выделенный ему участок под строительство дома никогда не относился к землям лесного фонда, а принадлежал колхозу "Правда".

Как заявил обвиняемый, когда принималось решение о выделении земельного участка, он не относился к землям лесного фонда. Однако позже, когда создавалась Земельно-информационная система (ЗИС) эти земли по технической ошибке были включены в лесной фонд. Причем, туда попал не только дом Лисицы, но и его соседа. По словам Федора Лисицы, он не предпринимал никаких действий по выводу указанных земель из лесного фонда и не писал в исполком письмо, на которое ссылается обвинение. По утверждению бывшего чиновника, исполком сам исправил техническую ошибку без какого-либо вмешательства лесхоза.

По поводу строительства второго особняка, Федор Лисица заявил, что на тот момент уже не проживал со своей женой. А поскольку первая усадьба полностью строилась за деньги Людмилы Лисицы (вернее за деньги ее семьи), то он был оформлен на ее имя. После развода, пожаловался обвиняемый, он лишился не только семьи, но и жилплощади. Правда, Федор Лисица не пояснил несколько существенных нюансов.

Во-первых, независимо от того, на кого записан дом, он все равно относится к совместно нажитому имуществу. И Федор Лисица имел право на часть его жилплощади.

Во-вторых, на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий Федор Лисица встал не один, а вместе со своим сыном. Отсюда возникает вопрос, у него тоже жилья не было? Мать из дома выгнала?

Между тем, обвиняемый утверждает, что не оказывал никакого давления на профсоюз лесхоза, который принимал его на очередь в качестве нуждающегося в улучшении жилищных условий. Мол, решение принималось без его участия и в полном соответствии с законом.

По поводу оценки дома, Федор Лисица заявил, что занижение стоимости жилья опять произошло в результате технической ошибки. Мол, Минское областное агентство по государственной регистрации и земельному кадастру не правильно указало год ввода дома в эксплуатацию, написав вместо 2007 года 2008-й.

Самые интересные объяснения Федор Лисица дал относительно ремонта квартиры РУЦ-Лес, и последующей попытки ее приватизации.

Как заявил обвиняемый, по получению назначения на высокую должность ему действительно было предложено построить в Минске 3-комнатную квартиру площадью 69 кв. метров. Но он просто вынужден был отказаться от этого, так как зарплата первого заместителя министра лесного хозяйства была слишком мала, и не позволяла сделать даже первый взнос. Кроме того, как заявил Федор Лисица, над ним еще довлели долги за дом в д.Тычины (напомним, что согласно договору стоимость дома выплачивалась в рассрочку на 40 лет, приблизительно по 500 тыс. рублей в месяц). Именно поэтому, заявил обвиняемый, он и обратился к министру с просьбой о выделении служебной квартиры. Ему была выделена квартира в Ждановичах.

Согласно договору найма, квартира соответствовала всем потребительским качествам. Однако на самом деле все было совсем иначе.

"С момента моего вселения стены квартиры были покрыты плесенью, обои отслоены от стен, местами имелось вздутие паркетного пола, на потолке являлась плесень и происходило отслоение шпатлевки. Везде стояла сырость. В зимний период температура находилась на уровне плюс 12-14 градусов", - заявил обвиняемый. По его словам, впоследствии он узнал, что дом находился в плачевном состоянии, так как при строительстве не были соблюдены строительные нормы и правила.

"Условия проживания в квартире не соответствовали элементарным санитарно-гигиеническим нормам, что через незначительное время начало отражаться на моем здоровье", - пожаловался Федор Лисица.

По словам обвиняемого, он обратился по данному поводу к министру и тот уже дал указание своему заместителю Александру Корбуту провести ремонт. Причем, ремонт проводился всего здания, а обвинение почему-то отнесло всю стоимость на квартиру. Как заявил Федор Лисица, все действия по приватизации указанной квартиры он осуществлял в рамках законодательства, поскольку ему негде было жить и он имел право на внеочередное получение жилья.

За проживание в ведомственной гостинице, по словам Федора Лисицы, он не платил потому, что директор РУЦ-Лес так сказал. Это его вина.

Пока сложно сказать, на чьей стороне в данном деле правда. Вполне логичные аргументы предоставила и одна и другая сторона. Однако в некоторые слова Федора Лисицы все же верится с трудом. Особенно, что касается бездомного первого замминистра, которому выделили квартиру с плесенью, и у которого не хватает зарплаты, чтобы внести первый взнос на строительство квартиры.
12:03 10/02/2015
Поделиться





ссылки по теме
«Бабла мало, нет мерседесов, телки на задне…» Видеооператор случайно снял, что пишут чиновники во время совещания у Лукашенко
"Фото иногда лгут": в ЕС объяснили проблемы Юнкера с ходьбой
Какие беларуские компании чиновники проверят в 2019 году