Чергинец: Самый значимый минчанин в истории - Лукашенко 14

Глава официального союза писателей Николай Чергинец в беседе с журналистами "наехал" на чиновников за дом "У Троицкого" и гостиницу у цирка и при этом считает самым значимым минчанином в истории города Лукашенко, который, кстати, эти проекты лично одобрил.

Чергинец: Самый значимый минчанин в истории - Лукашенко
В интервью TUT.BY он также рассказал, какие претензии имеет к издателю Игорю Логвинову, почему не советует пить американский виски и назвал одно из подходящих мест для памятника Быкову.
 
До того, как попасть в "черный" список невъездных в ЕС и США белорусских чиновников Николай Чергинец много попутешествовал по миру. Поэтому уверяет, что знает толк в алкогольных напитках и считает, что, например,  "в плане пива от нас западники недалеко вырвались"

Раньше, вспоминает он, он пил в основном зарубежные марки, а недавно его очень порадовал известный советский бренд, разлитый в Лиде.

- Конечно, оно хуже, чем было в Союзе, но запах у него примерно тот - знакомый с советских времен. Да и вообще, в последние несколько лет все белорусское пиво стало значительно лучше. Недалеко от нас в этом плане вырвались западники.

И этот вывод про пиво, по его словам, не голословный, ведь он побывал во многих уголках мира и попробовал разных сортов этого напитка. Не во всех западных странах оно устраивало Николая Ивановича.

- Я никому не советую американское пиво. У них плохое по вкусу пиво, как, впрочем, и более крепкие напитки. И если вам кто-то будет дарить американский или канадский виски - не радуйтесь, ведь он на вкус и запах хуже самогона.

Затронул в разговоре с корреспондентом интернет-портала Чергинец и больную тему - плохих продаж белорусских книг, пожаловавшись, что даже в киосках на самые видные места выставляют российские книжки, которые дешевле.

- Они дешевле потому, что в России НДС на книги 8%, а у нас - 20. А раз они выигрывают в цене, то продавцы выставляют их повыше, а наши даже в магазинах запрятаны где-то внизу, чуть ли не за прилавком. Это большая ошибка.

Также, по его словам, ошибка государственных книжных магазинов в том, что они продают издания, за которыми погонятся.

- Разве можно было допускать на прилавки книгу издательства "Логвинов" со стихами о Ленинграде? Точнее, это были не стихи, а какой-то маразм дурацкий. Я не помню точных формулировок, но там было что-то вроде: "Я иду из Ленинграда, я съел двоих детей, мясо было невкусным" или "Передо мной лежит старушка, она уже умерла, она пахла дурно, но мясо, наверное, было вкусным". Разве можно такую книгу продавать? А если ее увидят дети?

Сам же Игорь Логвинов еще весной пояснял, что в этой книжке нет ничего страшного, ведь это шуточный питерский жанр "пирожки". Однако председатель Союза писателей не считает, что такой вид современного искусства имеет право на жизнь.

- Книжка - это очень тонкий инструмент воздействия на душу человека, и те, кто ее производит, должны это учитывать. И когда в ней размещается вот эта мразь - то это уже не искусство. Что это такое: он съел ребенка - и ему очень хорошо...

Отмечаем еще раз, что это несерьезные произведения, рассчитанные на взрослых. Альтернативное искусство.

- Мы так дойдем до того, что будут убивать людей с точки зрения альтернативности. Попадет эта книга в руки несмышленому ребенку - и он подумает, что даже людей есть можно. Любая литература ведет к побуждению каких-то действий, и, наверняка, у исламистов есть такие книжки, которые оправдывают убийство. Поверьте, я видел эти отрезанные головы в Афгане.

Исходя из такой точки зрения Чергинец считает вполне оправданным закрытие издательства "Логвинов", хоть его закрыли не за "пирожки", а за альбом Belarus Press Photo 2011, который государство посчитало экстремистским.

- А вообще я считаю, что Логвинову нужно было извиниться как мужику перед людьми за эти стишки, признать свою ошибку и пообещать, что такого больше не повторится. И я бы тогда сказал, что пусть издает хорошие книги, ведь он и наших классиков печатал. Но он же на дыбы встал, мол, какое имеете право. Имеет государство и общество право.

А вот отказ в регистрации книжного магазина, которой Логвинов добивался в 2014 году шесть раз, Николай Чергинец считает спорным вопросом. Он повторяет, что как писатель не против того, чтобы у нас продавалась различная литература, и видит в этих отказах, возможно, самоуправство отдельных чиновников.

- Я не исключаю, что у нас есть бюрократия. Сидит, может, чиновник и думает, а чего мне его регистрировать, если он иногда издает оппозиционные книги? Но ведь у нас не запрещено законом продавать такие книги, и если человек все делает по закону - надо разрешить ему торговать. Пусть торгует на здоровье.

По словам собеседника, среди чиновников иногда находятся такие люди, которые своими действиями причиняют вред государству.

- Это происходит потому, что нередко люди стараются обезопасить свое кресло, поэтому действуют запретительными мерами. Также у чиновника часто бывает желание показать, что он не простой винтик или же то, что он за государство. Что, у нас нету перегибов на местах? Вспомните того же чиновника, который предлагал брать с людей по пять тысяч за посещение поликлиники, хотя у нас по Конституции бесплатная медицина.

Напомним, эта была инициатива бывшего вице-премьера Анатолия Тозика.

Также, по мнению Чергинца, не совсем дельной оказалась и реализация еще одного проекта бывшего вице-премьера - декрета "о тунеядцах". (Правда, в отличие от предыдущей, эта идея была поддержана властями, а ввести налог на "тунеядцев" первым предложил тогдашний премьер Мясникович - прим. БП). При этом Чергинец задается вопросом о том, как можно считать тунеядцами писателей, которые нерегулярно получают гонорары.

- Мы что, хотим уничтожить такое понятие, как писатель? Хотим, чтобы они грузчиками на товарные станции устраивались, чтобы не считаться тунеядцами? Нонсенс!

Высказался Чергинец и по поводу столичного строительства.

- Что ж тут скрывать, что дом у Троицкого, который нарушает требования городской архитектуры, бросается в глаза. Это красивое здание, но оно должно стоять в другом месте. Там бы он выделялся, а здесь он давит эту старинную часть, будто говорит: "Я ваш новый хозяин".

Также председатель официального союза писателей не приветствует появление гостиницы возле цирка и очень недоволен тем, что ради нее снесли старую электростанцию.

- И вместо объекта, который действительно имел историческую ценность, они отгрохали эту громадину, которая портит архитектурный ландшафт! Даже наши друзья из России возмущаются, что это такое построили у нас. К тому же это ведь гостиница, возле которой будет много машин, что создаст дополнительную нагрузку на проспект.

По словам Чергинца гостиницу у цирка и дом у Троицкого он бы перенес в другое место. Чергинец считает, что подобным объектам место на окраинах Минска.

Чергинец также согласен с тем, что в Минске должен быть установлен памятник Василю Быкову.

- Мы внесли предложение поставить большой памятник Быкову, и у меня уже лежит его проект, где Василь Владимирович сидит за рабочим столом. Дело продвигается, и пока я назову только одно из предполагаемых мест - площадь Бядули. Но я не хочу, чтобы этот памятник стал предметом разговоров о власти или оппозиции, ведь он должен быть символом нашей общей памяти.

При этом собеседник признается, что любит Минск и минчан. И достаточно четко объясняет, откуда у него взялась большая любовь к Минску.

- Я родился в этом городе, а как же можно не любить своих отца и мать? При любых наших издержках у минчан достаточно высокий уровень культуры. Ведь у нас почти всегда человек не пройдет мимо лежащего на улице и поможет. У минчан развито понимание и сострадание. В той же Москве этого меньше, там на других меньше обращают внимание.

- Кого вы считаете самым значимым минчанином в истории?

- Не в порядке подхалимажа, я бы отметил Лукашенко. Он сохранил МТЗ, МАЗ, да и в общем при нем наш город развивается. Конечно, с Лукашенко можно о чем-то спорить, но его стратегическая направленность - на укрепление Беларуси, нашей независимости.
15:32 04/02/2015






‡агрузка...