АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Интеграция Ликвидация НГО Запрет полетов Политзаключенные Санкции Репрессии Конституционная реформа

Светлана Алексиевич стала офицером Франции

(дополнено) Белорусская писательница удостоена звания офицера Почетного ордена искусств и литературы Французской Республики.

Светлана Алексиевич стала офицером  Франции
Поводом для награды стал цикл книг под общим названием "Красный человек. Голоса утопии". Награждение происходило 21 октября в загородной резиденции французского посла в Минске Доминик Газюи.

Как сообщает "Наша ніва", посол Франции в Беларуси зачитала поздравительную речь (полный текст ниже).

В ней она отметила: «Книга «Время сэконд-хэнд. Конец красного человека», вышедшая в 2013 году и сразу же получившая французскую премию «Медичи» в категории «лучшее эссе», искусно завершает исследование определенного типа человека, Хомо советикус. Эту книгу, написанную в инновационной манере, присущей только Вам, можно было бы сравнить с исследованием души этого особенного человека, которую сформировал один из самых продолжительных и нетипичных политических режимов в мировой истории, оставивший глубокий отпечаток на судьбе Европы и всего мира. Вы показали обратную сторону Великой истории, ее особенно интимные моменты».

После этого она пристегнула белорусской писательнице орден.

«Вот как, теперь я офицер», — пошутила Алексиевич.

Она поблагодарила Францию как за награду, так и за возможность жить и работать во Франции на протяжении 12 последних лет. Но больше всего — за пример уважения к человеку, за создание образца общества, где человеческая жизнь — ценность, что, по словам писательницы, игнорировали в бывшем советском государстве.

Присутствующие услышали от Светланы Алексиевич и то, чего раньше она не говорила.

«Мы не Европа», можно услышать у нас, — заявила Алексиевич. — Это ошибка, и идет она от слепоты. Эта слепота сейчас опять поразила наших соседей на востоке, и какое счастье, что нас в Беларуси она не настолько задела», - писательница таким образом вспомнила о событиях в Украине.

На вечере, посвященном этому событию, присутствовали друзья и близкие Алексиевич. На церемонию также были приглашены белорусские писатели, среди которых Владимир Некляев и Владимир Орлов, бизнесмен Юрий Зиссер. Присутствовал и кутюрье Саша Варламов.

Журналисту tut.by удалось задать несколько вопросов Светлане Александровне.

– Ожиданной ли была награда? Что чувствуете по этому поводу?

– Это было очень симпатично. У меня много наград во Франции и премии известные. Но вот эта очень интересная форма – Офицер, Кавалер, Командор… Премии президента имеют такие названия. Это очень неожиданно.

Это все – какая-то другая культура. Не только вы получаете признание как писатель, а за всем этим стоит большая культура, которой все дышало даже в таких мелочах.

К га "Время секонд хэнд" (заключительная в серии "Красный человек. Голоса утопии") очень читаема сейчас в Европе и во Франции. Тираж – 50 тысяч, но еще и года не прошло. Я думаю, это потому такой интерес к ней возник, что русский фактор, русская проблема опять в мире. Все пытаются понять, что это за страна, почему у нее не получается новая жизнь.

А в книге - попытка понять, кто мы, почему мы такие остались, почему так медленно идут эти перемены, почему этот реванш получил этот красный человек…

– Что для вас могло бы быть наивысшей наградой?

Чтобы меня читали – читали дома. Потому что для меня сейчас стоит проблема: в Европе меня читают, ставят пьесы. А дома как-то не так, какое-то другое тут состояние умов, другое движение жизни. Мы, в общем-то, еще находимся в постсоветском состоянии, особенно в Беларуси, и наверняка еще не способны оглянуться на дистанцию, на то, что позади остается. У нас еще это не получается. Мы скорее начнем стрелять друг в друга, чем поймем и начнем рефлексировать насчет того, что же у нас было.

– Есть ли у вас заветная мечта? Может, вот Нобелевская премия…

– Нет, такой мечты у меня нет (смеется). У меня мечта – сохранить интерес к жизни, чтобы не стало скучно жить, чтобы не разочароваться в людях, в человеке и написать вот эти две книги, которые я задумала: книгу о любви и книгу о старых людях – об уходе, о смерти. В общем, две экзистенциальные вещи. Мне очень интересно работать над этими книгами, но их должен написать другой человек: не тот, который написал предыдущие пять книг на социальные жесткие темы. Тут нужен другой словарь, другой инструментарий внутренний. Это потребует от меня много-много времени.

Речь Посла Франции Доминик Газюи на церемонии награждения Светланы Алексиевич национальным орденом Искусств и литературы

21 октября 2014 года, Минск, Резиденция Франции

Уважаемая госпожа Алексиевич!

Французская публика узнала о Вас в 1991 году, после выхода в Париже перевода книги «Цинковые мальчики». Ваши рассказы об ужасах продолжительной афганской войны пошатнули веру в героизм Советской армии, Вы стали в какой-то степени антропологом Советского союза. Ваши Книги, появившиеся позже в рамках литературного цикла «Голоса страны Утопии», неизданного собрания миллионов голосов советских мужчин и женщин, закрепили за Вами звание одного из самых талантливых писателей на постсоветском пространстве.

Призвание писательницы пришло к Вам через профессию журналиста, во время работы в региональных редакциях различных советских газет. И, безусловно, благодаря образованию в этой сфере, в Вас зародилось желание свидетельствовать о происходящем вокруг, которое движет Вами уже на протяжении более 30 лет. В Афганистане Вы стали свидетелем войны, которая травмировала целое поколение в эпоху Брежнева, Вы засвидетельствовали атомную катастрофу в Чернобыле. Ваша «Чернобыльская молитва» по сей день остается самым прямым, самым полным и самым пронзительным свидетельством человеческой гнусности в момент трагедии и при ликвидации ее последствий.

Как и многие в битве за правду, Вы сталкивались с различными преградами: у «Чернобыльской молитвы» были сложности при печати и распространении в Беларуси, «Цинковые мальчики» стоили Вам нескольких судебных процессов за «пацифизм и подрыв боевого духа», и, как ни парадоксально, вызвали озлобленность многих Ваших соотечественников. «Время сэконд-хэнд. Конец красного человека», вышла в 2013 году и сразу же была отмечена Францией премией «Медичи» в категории «лучшее эссе». Ею Вы мастерски завершаете свое расследование вокруг определенного типа человека, Хомо Советикус. Эту книгу, написанную в инновационной манере свойственной только Вам, можно было бы сравнить с обследованием души этого особого человека, которого сформировал один из самых длительных и атипичных политических режимов мировой истории, оставивший неизгладимый отпечаток в судьбе Европы и всего мира. Вы показали обратную сторону Великой истории, ее сугубо личные моменты. Через буквально социологический подход в своем произведении Вы смогли описать этого своеобразного человека, которого удавалось постичь лишь через просачивающийся юмор в романах подпольной советской литературы.

Вы решились против официальной историографии набросать портрет Великой истории, сложив ее из маленьких советских историй, из личного опыта, из конфиденциальных архивов, которые находятся под угрозой забвения или отрицания. Ваш подход более глубокий, он выходит за пределы технической журналистики, в центре Ваших интересов всегда находится человек. Как Вы сами признались, Вы прониклись гуманизмом еще в своем детстве, живя в украинской деревне. Именно Ваша бабушка помогла Вам понять, что «весть мир полон тайн и полон вопросов». Именно из своего детства, пропитанного народной мудростью и сельским мистицизмом, где убаюкивали рассказами о страданиях во время Великой отечественной войны, где воспитанием занимались женщины, чувствительностью которых будут пронизаны позже страницы Ваших произведениях, именно тогда и зародился в Вас интерес к человеческой душе. К различным манерам его жизнедеятельности, к слабостям и страстям, к отношению к жизни и смерти, двум основным для Вас категориям, которым, насколько я знаю, Вы собираетесь посвятить свое новое произведение.

Помимо исторического и социологического подходов, которыми Вы оперируете, Вы еще стремитесь постичь человеческую душу, и этим отличаетесь от других. Вам удается описать советского человека, и в особенности его гнев и замешательство. Негодование целого поколения, которое воспитывалось на культе Ленина, вовлекалось в комсомол, испытывало страх перед НКВД и ГУЛАГом, которое жило в ожидании светлого будущего, самого настоящего, а вместо этого пережило крах советской империи. Поколения, которое после развала оказалось в изоляции, с единственными ориентирами - обломками агонизирующего социализма, и ощущением новой пустоты, которую в скором времени непременно заполнит анархия дикого капитализма. Вам удалось показать смятение людей, родившихся после развала СССР, в момент экономического хаоса, духовного и морального вакуума, выход из которых только в изгнании.

Ваши произведения погружают читателей в глубины человеческой души, которая находится в постоянной борьбе с Историей. Безусловно, именно этим и объясняется Ваш успех за пределами бывших стран советского союза. Францию покорил именно гуманизм и универсальность Ваших произведений. Страна, культура которой крайне преданна этим ценностям, не может их не приветствовать.

В соответствии с возложенными на меня полномочиями, от имени президента Французской Республики, я присваиваю Вам, Светлана Алексиевич, звание Офицера Национального ордена Искусств и литературы.

Светлана Алексиевич - автор таких произведений, как роман "У войны – не женское лицо" (1983), "Последние свидетели" (1985), "Цинковые мальчики", "Чернобыльская молитва". Эти произведения входят в авторскую серию книг Алексиевич под названием "Голоса утопии", которую завершает "Время секонд хэнд".

Алексиевич дважды номинировалась на Нобелевскую премию по литературе. В 2013 году она считалась одним из фаворитов, однако премию получила писательница Элис Манро из Канады. В 2014 году Светлана Алексиевич также была в списке наиболее вероятных претендентов на престижный приз, но премию получил французский писатель Патрик Модиано.

на фото: посол Франции Доминик Газюи и Светлана Алексиевич


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...