АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Репрессии Всебелорусское собрание Итоги Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия

Алесин: Лукашенко считает, что подавил внутренний протест

Функции подавления протеста передается на места – выходцам из КГБ и МВД, назначенными помощниками Лукашенко в регионах. А Совбезу придется активизировать деятельность на внешних границах – чтобы добиться невмешательства Кремля во внутреннюю политику в Беларуси.

Алесин: Лукашенко считает, что подавил внутренний протест
Сегодня Лукашенко назначил уже бывшего начальника Генштаба - первого заместителя министра обороны Александра Вольфовича на пост Государственного секретаря Совета Безопасности.

"Знайте, что времена непростые. Шатать и раскачивать нас будут. Вы это видите уже по России. Мы это знали и понимали вместе с руководством России еще в середине прошлого года. Для нас и для них неожиданностей здесь никаких нет. Но тем не менее мы должны научиться в это тяжелое время противостоять и внутренним нашим противникам, и особенно внешним", - напутствовал нового госсекретаря Лукашенко.

Александр Вольфович стал третьим госсекретарем Совбеза за последний год. Что означает такая чехарда со сменяемостью госсекретарей? Этот вопрос «Белорусский партизан» адресовал военному обозревателю Александру Алесину.

- Лукашенко, назначив госсекретарем Совета безопасности снова армейца (после главы КГБ Валерия Вакульчика), оказал доверие армии. Лукашенко считает, что с внутренними угрозами он разобрался, взял ситуацию под контроль. Сейчас внешние угрозы выходят на первый план. Именно поэтому начальник Генштаба Вооруженных сил снова назначается на должность госсекретаря Совбеза: эта структура будет курировать геополитические, военно-политические вопросы, союзнические отношения, ОДКБ и так далее. А функции подавления внутреннего протеста для него станут вспомогательными. Я думаю, функции подавления протеста передается на места – выходцам из КГБ и МВД, назначенными помощниками Лукашенко в регионах. Они получают широчайшие полномочия, в том числе возможность подчинить все силовые структуры на своей территории. Получается, что они главенствуют и над губернаторами. 

- Значит, регионы перешли под прямое управление силовиков?

- События в регионах показали, что власти не всегда успевали за событиями. Там, где местные власти проявляли инициативу, там достаточно быстро удалось погасить протесты, а там, где власти ждали указаний сверху, протесты приняли острую форму и широкий размах. Думаю, Лукашенко, его аналитики пришли к выводу, что из центра невозможно управлять такими вещами – они будут всегда опаздывать. Поэтому введен институт наместников, которые будут использовать весь ресурс, все резервы, мобилизуя внутренние войска, милицию, возможно, силы спецопераций, армейские подразделения, и смогут более оперативно реагировать на протесты.

- Какие задачи становятся приоритетными для Совета безопасности?

- А Совет безопасности, как я понимаю, возвращается к своим первоначальным функциям: он становится органом координации прежде всего Воор енных сил, пограничной службы, возможности, части КГБ (разведка и контрразведка). Поэтому благодарность, высказанная Вольфовичем, за доверие армии означает, что удаление Равкова означала выражение недоверие армии во время кризиса: армия не справилась или осталась в стороне от разрешения политического кризиса. Понятно, что Равков не смог координировать подавление внутренних волнений, а главную роль в подавлении протестов сыграли другие люди, и прежде всего минская милиция, если судить по тому, что высшие посты заняли именно выходцы из ГУВД Мингорисполкома. 

Поскольку Лукашенко изолировали по внешнему контору, он хочет подчеркнуть тесные союзнические отношения с Россией. Раньше он добивался дипломатической поддержки, инвестиций и достаточно осторожно ругал соседей (Запад) военными маневрами, приготовлениями, перевооружениями. Мы помним, что в 2017 году во время учений между военным руководством Беларуси и России возник серьезный конфликт: Россия всячески пыталась сделать акцию устрашения для Запада, то Беларусь, наоборот, пыталась смикшировать военную угрозу для Запада. Теперь Лукашенко подыгрывает России, как всегда, в своих интересах. Сейчас в России обострились алармические течения, особенно после последних событий, что вызовет рост напряжения во всем силовом блоке. А поскольку Россия осталась единственным донором энергоносителей, единственным рынком (санкции ограничат доступ белорусских товаров на рынки Западной Европы), то Лукашенко демонстративно показывает, что переориентируется на Россию.


Запад упустил этот момент, потому что тем самым теряет рычаги влияния на Лукашенко. Перестав признавать Лукашенко легитимным президентом, Запад (он, конечно, выразил свое отношение к происходящему в Беларуси), потерял возможность влиять на ситуацию в нашей стране.  

У Лукашенко развязаны руки, поэтому он так смело идет на продление своих полномочий, скажем так, на организацию Всебелорусского народного собрания, на принятие новой Конституции, которая уже не будет такой, как предполагалось изначально: определенные изменения, которые он готов был уступить под давлением, теперь вряд ли появятся. Теперь транзит власти целиком перешел под контроль Лукашенко. А оппозиционные силы совершают большую ошибку, самоустранившись от этого процесса. Раз они не участвуют, значит, не смогут внести свои замечания и предложения, следовательно, не влияют на принятие Конституции. Понятно, что на какое-то время протестный потенциал схлынул, ослабел и грянуло то, что мы называем реакцией. В такое время, как говорили большевики, надо участвовать в легальных мероприятиях, выступать в легальных СМИ, чтобы доносить свою позицию. Но пока я этого не вижу.

Лукашенко, чтобы заручиться нейтралитетом России по отношению к его внутренним действиям, вынужден на внешнем контуре вести очень активную деятельность. Кстати, 2021 год станет самым насыщенным по количеству военных учений. Кроме того, российский генерал Голиков заявил, что Беларусь получит С-400. Едва не с 2002 года Лукашенко просил систему С-400 (разве что не умолял), но Россия отвечала, что самой не хватает, но почему-то система отправилась в Китай, затем – в Турцию, в Индию. Каждый такой комплекс (он же дивизион) стоит 700-800 миллионов долларов, а Минск разинул рот на два комплекса общей стоимостью 1 миллиард 500 миллионов – 1 миллиард 600 миллионов долларов.

Учитывая состояние белорусской экономики, возникает вопрос: чем расплачиваться будем? Что потребует Кремль взамен или это плата за верность «союзническим обязательствам», что будет использовано для еще бОльшей привязки Беларуси к России. 

Пазл сложился, а вишенкой на торте – назначение на должность госсекретаря Совбеза Вольфовича, который будет реализовывать эту политику. 

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...