АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Романчук: Беларусь превратилась в площадку для тестирования технологий "Росатома"

Обсуждение возведения второй БелАЭС может свидетельствовать о желании получить новые российские кредиты, заявил «Белорусскому партизану» руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук.

Романчук: Беларусь превратилась в площадку для тестирования технологий "Росатома"
Глава «Росатома» рассказал, что обсуждает с властями Беларуси строительство второй АЭС. Перед открытием атомной станции в Островце Лукашенко заявил, что «нам еще надо одну такую станцию построить, чтобы уйти от зависимости по углеводородам». Действительно ли вторая АЭС поможет это сделать?

– Давайте для начала оценим целесообразность строительства первой БелАЭС.
Реального роста спроса на электроэнергию в Беларуси нет, поэтому страна стоит перед угрозой закрытия достаточно большого количества давно работающих генерирующих установок электроэнергии. И едва ли в обозримом будущем в условиях рецессии экономики рост спроса на электроэнергию возникнет. 

Из-за строительства АЭС у литовской границы, у Беларуси возник конфликт с соседями. При этом Россия не желает покупать электроэнергию со станции, которая построена на ее деньги и нпо ее технологиям. Такое ощущение, что Беларусь превратилась в площадку для тестирования ядерных и строительных технологий «Росатома». 

Возможно, Лукашенко возлагает большие надежды на «Росатом» в вопросе нейтрализации напряжения в отношениях между ним и Кремлем.

Также существует вероятность, что разговоры о строительстве второй БелАЭС говорят об остром желании осваивать кредитные ресурсы России. Когда осваиваются 7-10 миллиардов долларов, то, конечно, около миллиарда может пойти в карманы «освоителей».

К сожалению, пока никто ни в Беларуси, ни в России не отреагировал на наличие коррупционных схем при строительстве первой БелАЭС. Энергетические бароны Беларуси и России пытаются представить очевидную экономическую несуразицу как победу, представить черное белым. А чем громче и абсурднее ложь, тем больше вероятность, что люди в ее поверят. 

Разговоры о строительстве второй БелАЭС также могут быть хитрым пиар-трюком. 

Идет отвлечение внимания: обсуждают не прекращение зверств и вопиющего по масштабам нарушения прав человека в Беларуси, а строительство второй станции. 

Хотя, как можно говорить о второй БелАЭС, когда еще первую толком не запустили?
Экономический смысл в появлении второй атомной станции не только отсутствует, но и будет означать еще большее закабаление белорусской экономики.

– Но может действительно экономически выгоднее потреблять свою электроэнергию, чем российский газ? 

– Но мы же не в средневековье живем, чтобы потреблять «свое», нужно считать деньги. На свободном рынке электроэнергии (в России, Украине, странах Балтии, внутри Беларуси) покупка одного киловатт-часа обойдется в 4 цента. 

А с появлением БелАЭС будут заставлять всю страну закупать энергию из одного источника за 8,5-8,9 центов за киловатт-час (около 5 центов в цене – кредитная составляющая).

Преследуются интересы некоторых групп, но это не интересы страны, не интересы белорусской экономики. 

Это не создание условий для быстрого и долгосрочного экономического роста. Нигде монополия не является решением проблемы конкурентоспособности товаров.

Во времена дешевого газа около 90% белорусской экономики перевели на потребление газа. А сейчас цена российского газа для Беларуси – 130 долларов за тысячу кубометров. Дороже, чем для части европейских стран. А отдельные субъекты хозяйствования вместе с налогами платят все 350 долларов.

Хотели бы смягчить удар для населения при рецессии экономики, покупали бы на рынке электроэнергию по 4 цента, а продавали по 4,5. А так дополнительные издержки недальновидных, мягко говоря, решений лягут на плечи населения и бизнеса.

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...