АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Пастухов: Конституционная реформа возможна лишь после возврата Конституции 1994 года

Протестующий народ требует ухода Лукашенко, а действующий режим настойчиво навязывает ему «конституционную реформу». Зачем?

Пастухов: Конституционная реформа возможна лишь после возврата Конституции 1994 года
«Белорусский партизан» попытался разгадать загадку вместе с бывшим судьей Конституционного суда Михаилом Пастуховым. 

- Что такое конституционная реформа и зачем ее «продают» народу?

- Конституционная реформа предполагает создание комиссии из авторитетных юристов и других специалистов, которые  вырабатывают предложения об улучшении правового регулирования в разных сферах государственной деятельности. При этом они исходят из реальных потребностей общества, необходимости новаций, учитывают опыт других стран, прежде всего, соседних. Перед такой комиссией ставятся общие задачи, а комиссия сама решает, как наилучшим способом выполнить задание. 

Обычно конституционная комиссия работает гласно. Члены комиссии не скрывают свои позиции и наработки. Более того, они открыты к диалогу, охотно делятся с журналистами своими взглядами.

Что касается  инициативы белорусских властей, то она мало чем похожа на конституционную реформу. Во-первых, она носит засекреченный от общественности характер. Во-вторых, в ней участвуют не все известные юристы, а исключительно лояльные по отношению к действующей власти. В-третьих, они скрывают результаты своего труда и не желают приоткрыть «карты». 

Можно предположить, что они получили «особо важное задание», о выполнении которого докладывают лишь своему «заказчику». С учетом отмеченных обстоятельств трудно назвать эту группу специалистов конституционной комиссией. Скорее всего, это – секретная лаборатория, где готовится снадобье по поступившему заказу.

Шумиха с всенародной работой над поправками в Конституцию проводится лишь для отвода глаз. Создать, так сказать, видимость народной активности и переключить внимание с протестов на пустую работу по написанию каких-то предложений. Никому они не нужны, хотя их пересчитают и даже озвучат на государственном телевидении или в государственных газетах.

- Как видят «конституционную реформу» Лукашенко и Путин?

-  Мне представляется, что у них разное видение и разные интересы. Так, Путин на последней встрече в Сочи на этот счет высказался вполне определенно, а именно: предложил Лукашенко заняться конституционной реформой. Намек очевиден: народ надо успокоить, пообещать скорые перемены и новые выборы. За образец можно взять российскую модель конституционной трансформации. В любом случае, президентская власть должна быть ослаблена, Лукашенко должен уйти «в тень», главой государства должен стать новый персонаж.

Однако, судя по всему, такой вариант развития страны Лукашенко не понравился, и продолжает свою «песню» о бессрочным правлением. Под видом конституционной реформы проводится какая-то бутафория, на фоне которой готовятся выгодные для власти поправки. 

В любом случае «конституционная реформа» будет проводиться для того, чтобы дать гарантии Лукашенко и в то же время показать некое обновление действующей системы власти.

- Сколько времени должна занять «конституционная реформа»?

- Насколько мне известно, Москва давала один год для решения всех вопросов. Из уст Лукашенко прозвучало, что нужно как минимум два года. Понятно, что интересы у сторон разные.


- Какая альтернатива «реформы»?

- Следует отметить, что на фоне засекреченной работы «юристов-мудрецов» открыто работает Общественная конституционная комиссия (ОКК). Ее почетным председателем является бывший председатель Верховного Совета Республики Беларусь 12-го созыва Мечислав Гриб. В составе ОКК более двух десятков членов, включая меня. Мы периодически встречаемся, обсуждаем наиболее важные поправки, формируем общую позицию. Нас объединяет то, что мы видим дальнейшее конституционное развитие страны на основе Конституции 1994 года.

При этом мы исходим из того, что поправки, которые вносились в Конституцию на референдумах 1995, 1996, 2004 года, не имеют юридической силы, поскольку сами референдумы были незаконными.

Поправки в эту Конституцию могут вноситься лишь в установленном порядке. Для этого необходимо сначала провести выборы в легитимный парламент – Верховный Совет Республики Беларусь. При новом составе Центризбиркома и всех избирательных комиссий. Когда будет избран легитимный парламент, он восстановит остальные органы власти и решит, какой нужен президент и нужен ли он вообще. 

На мой взгляд, нет смысла участвовать в пустопорожней кампании о внесении поправок в нелегитимную Конституцию образца 1996 года. Они не изменять действующую систему власти, а лишь немножко ее приукрасят. «Игроки» останутся все те же, разве что могут пересесть в другие кресла. Проблема в том, как эти поправки власти легализуют. По действующей Конституции (ст.140) для внесения поправок в раздел о системе органов власти надо проводить республиканский референдум. Однако на такой шаг власти едва ли решатся. Вероятно, будет попытка провести «поправки» через неконституционный орган в виде Всебелорусского собрания с последующим утверждением их в нынешнем парламенте. Но это – тоже сомнительный с юридической точки зрения шаг. Вариант с принятием новой Конституции выглядит еще более смешно: как это при действующей Конституции принимать «новую Конституцию». С какого бодуна? Это будет новая попытка захвата власти группой лиц.

Единственный путь выхода из конституционного кризиса – возврат к Конституции 1994 года. Без всяких референдумов. Просто – по воле народа, если он пожелает восстановить в стране законность, демократию и уважением к правам человека.


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...