АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Итоги года Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Сергей Марцелев: "Гарант независимости" близок к тому, чтобы стать ее могильщиком

Для сохранения личной власти Лукашенко предложил Москве нечто, от чего нельзя отказаться.

Сергей Марцелев: "Гарант независимости" близок к тому, чтобы стать ее могильщиком
Лукашенко в тысяча первый раз объявил, что не держится за власть посиневшими руками. Вернее, держится, но не ради себя. Пассажи Лукашенко. Прозвучавшие при назначении новых ректоров вузов, комментирует для "Белорусского партизана" политолог Сергей Марцелев.

- Почему Лукашенко удерживает власть посиневшими руками, не останавливаясь ни перед массовыми пытками и истязаниями, ни даже перед убийствами?

- Посиневшие руки, цианоз - один из признаков сердечной недостаточности. Впрочем, у Лукашенко диагноз другой - недостаточная сердечность. Он лишён эмпатии. У него отсутствует этические и нравственные рамки борьбы за власть, он готов убивать и калечить своих сограждан, нарушать договора и забывать ранее обещанное. 

Даже официальная статистика поствыборных смертей и арестов свидетельствует, что точка невозврата пройдена. Политик, который будет предлагать ему некие гарантии, станет вместе с ним на одну финишную прямую. 

Бывший президент должен не просто уйти, а нести ответственность по законам Республики Беларусь, как возможный подозреваемый в совершении особо тяжких преступлений, включая преступления против человечности, похищения, пытки, политически мотивированные убийства и лишения свободы, конституционный переворот и ещё внушительный ворох нарушений закона. 

Попытка "договариваться" с Лукашенко будет упражнением "наступаем на грабли" повторенным бессчетное количество раз. Вспомним события новейший истории. 

Конституционный референдум 1996г. носил консультативный характер, была заключена договоренность между Верховным Советом в лице спикера Шарецкого и президентом Лукашенко под гарантии высоких российских гостей. Итог - фальсификация итогов плебисцита, разгон Верховного Совета, легитимного ЦИК, иных правомочных органов власти. 


Кремль умыл руки - византийское коварство их дипломатии общеизвестно. Шарецкий, спасшийся бегством в Литве, ещё некоторое время был принят на салонах в Европе как глава легитимного парламента. Затем надолго канул в Лету. Можем повторить? 

- Лукашенко попытался опровергнуть очевидное: «Что касается президента Беларуси, он за власть посиневшими руками (много раз говорил) не держится. Вопрос не во мне. Вопрос в вас: что будет с вами без меня». А что станет с белорусами без Лукашенко?

- Не стану вносить смятение в ряды сторонников демократизации. Если кратко - будет не просто. Да, на переходном этапе демтранзита новому руководителю Беларуси потребуется вся полнота власти и полномочий для защиты государства от внутренних попыток реванша и внешнего давления. Все это будет. 

Подготовить Конституционную реформу на принципах fair play, восстановить нормы правового государства и отношения со странами - соседями по региону. Разумеется, прекратить политически мотивированные преследования и освободить политзаключенных, разрубить Гордиев узел бизнес-интересов ушедшего президента. Провести люстрацию и реформу силовых ведомств. 

На это необходимы и широкие полномочия, и политическая воля нового лидера.

- «Хуже будет, если мы переживем, как пережила Украина. А еще страшнее - как Карабах, сегодня это все творится. И не надо думать, что там только межнациональный конфликт», - заявил Лукашенко, согласовывая новых ректоров. 

Обещания Андижана уже звучали, теперь пошли в ход Украина и Нагорный Карабах. Что говорит Лукашенко своими прозрачными угрозами?

- Ситуацию с Карабахом и Украиной объединяет один маркер - давление извне, вооруженный конфликт, развязанный другим государством. Но бенефициары украинского кризиса и войны за Карабах разные, ошибочно увязывать все это исключительно с российской угрозой. 

Скорее всего Лукашенко имел в виду использование двух площадок глобальными и региональными геополитическими игроками, в том числе РФ для выяснения отношений. В Беларуси отсутствуют тлеющие очаги сепаратизма, или ментальный и культурный раскол между западом и востоком страны. 

Прямое вооруженное вмешательство кого-либо возможно только в случае гуманитарной катастрофы или сценария "failed state", когда государственные институты будут не в состоянии выполнять свои функции. 

Любой иной сценарий вторжения чреват для агрессора недопустимыми репутационными издержками, возможной пролиферацией вооруженного конфликта на другие государства региона, боевыми потерями наконец.

Угроза внешнего вторжения с Запада, озвученного на Женском форуме в Минске в сентябре, предназначалась принимающим решения в Москве. Для ясности - ОДКБ формально ограничено в правах на вмешательство во внутренние дела государств-участников. 

Разве что "защита конституционного строя" происходит по просьбе легитимного руководства государства, при угрозе вооруженной интервенции третьей стороны. Такие сценарии отрабатывались, например, на учениях ОДКБ -2015 в Кыргызстане. Предложенная Лукашенко формула "при любой цветной революции, даже без участия третьих стран", высказанная на саммите организации в 2011г., безоговорочной поддержки не получила и формально не закреплена. 

Для этого весь этот цирк с бронетехникой на польской и литовской границах. "Угроза извне, польские кукловоды, ввезти Тихановскую на броне НАТОвских бронетранспортеров"- вот что услышала общественность от белорусского официоза. 

В этих спекуляциях на фобиях населения и чиновников слышен и другой знакомый мотив - попытка отвлечь от внутриполитических проблем, консолидировать сторонников и убедить колеблющихся.

- Так за что держится Лукашенко всеми своими конечностями?

- Помимо личной власти, это, безусловно, экономические интересы Семьи и узкого круга приближенных "кошельков режима". Наконец Лукашенко в таком возрасте, когда можно и нужно было бы подумать о том, как обставить свой уход достойно. Но все его усилия направлены прямо в противоположную сторону.

- Если Лукашенко удержится во власти на ближайшие 5 лет (насилием, обманом, подкупом), что вообще ждет Беларусь? 

- Как и предполагали, для сохранения личной власти Лукашенко предложил Москве нечто, от чего нельзя отказаться. Слишком радикально изменилась его риторика в адрес восточного соседа. Забыты старые обиды, иных уж нет, а те далече. 

Поменялся вектор внешней угрозы, свое традиционное место в государственной пропаганде занял Запад. Пообещать Лукашенко мог только уступки, существенно ограничивающие государственный суверенитет страны.

Некоторые мы знаем - ежемесячные совместные военные учения, возможно, расширения российского военного присутствия на территории РБ, что неминуемо усугубит и без того прохладные отношения Минска с Варшавой и Вильно. 


Скорее всего, Беларусь лишится самостоятельной внешней политики, направив ее на евроазиатское направление, о чем вслух говорил и депутат Савиных. Это косвенно подтверждает и эскалация напряжённости в отношениях с соседями и государствами Запада. Даже Пекинский вектор скорее всего будет свернут.

Возможно, последует признание Крыма российской территорией (отрицание этого факта в РФ является уголовным преступлением) и российских протекторатов на постсоветском пространстве. 

Помимо общего оборонного пространства и деятельности на международной арене, Беларусь могут вынудить принять российский рубль в качестве платежного средства с единым центром эмиссии в Москве. Ещё для Москвы исключительно важен нюанс унификации налогообложения.

Аннексия в двадцать первом веке - это не всегда вооруженная агрессия и присоединение территории. Государство-лимитроф, вассал, обладая формальной международной правосубъектностью может быть полезнее для метрополии, чем "вошедшее шестью областями" в состав империи на правах федерального округа. 

Но сути это не меняет - 

тот, кто называл себя "гарантом независимости", близок к тому, чтобы стать ее могильщиком.


«Белорусский партизан»

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...