АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Егоров: Россия де-факто вмешивается во внутренние дела Беларуси, но судьбу страны сможет решить только народ

Европейский Союз вряд ли может критически повлиять на ситуацию в Беларуси: все, что здесь происходит, в большей степени определяется динамикой внутренних процессов, заявил в интервью "Белорусскому партизану" политолог Андрей Егоров.

Егоров: Россия де-факто вмешивается во внутренние дела Беларуси, но судьбу страны сможет решить только народ
21 сентября министры иностранных дел стран Евросоюза не приняли решение о введении санкций в отношении Беларуси. Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель объяснил это позицией Кипра.

Вместе с тем, Евросоюз не признает результаты президентских выборов в Беларуси, а Лукашенко – законным президентом.

Что это значит и как Евросоюз намерен выстраивать отношения с Беларусью дальше? Об этом разговор «Белорусского партизана» с основателем Центра европейской трансформации Андреем Егоровым.

- Евросоюз не принял решение по санкциям в отношении официального Минска, что глава внешней политики Боррель объяснил позицией Кипра. Но в заявлениях высших чиновников ЕС сквозит нерешительность по «белорусскому вопросу».

- Думаю, это связано с традиционной проблемой Европейского Союза – ему очень тяжело формулировать любые внешнеполитические позиции.

В Евросоюзе сами признают: мол, нас 28 стран с разными интересами и установками, и согласование интересов занимает долгое время, а для ЕС консенсус между странами важнее, чем радикальная позиция во внешней политике. 

Поэтому принятие решений принимает затяжной характер либо приводит к довольно слабым решениям, что мы сейчас и наблюдаем в отношении Беларуси.

- Можно ли сегодня говорить о единой позиции Евросоюза по отношению к событиям в Беларуси?

- Евросоюз не может принять предложения по санкциям в отношении высших чиновников Беларуси, что говорит о том, что единой позиции нет. Часть стран ЕС настроена более решительно, часть – менее решительно, а премьер-министр Венгрии Орбан вообще выступает против введения санкций, делает экивоки в сторону Лукашенко. 

По меньшей мере, Евросоюз может действовать не только через единую позицию, которая принимается консенсусом между 28 странами, но ведь можно действовать на уровне стран-членов ЕС, как это сделала Литва, Польша, страны Северного Совета.

- Боррель сравнил Беларусь с Венесуэлой. Насколько вероятен венесуэльский сценарий при дальнейшем выстраивании отношений с официальным Минском?

- Я вообще плохо понимаю сравнение Беларуси с Венесуэлой. Сейчас Тихановская и Координационный совет получили легитимность от Европейского парламента, который декларирует, что они являются временными представителями белорусского народа. 

В этом месте возникает некое подобие с Венесуэлой, где Хуан Гуайдо признан законным президентом и получил международную легитимность. Но на этом все аналогии за нчиваются.

Дальнейшее выстраивание отношений с Беларусью требует другой модели, сегодня Европейскому Союзу нужно тотально пересматривать все подходы к Беларуси, и если он хочет влиять на события в стране, то должен действовать быстрее и эффективнее. 

Я не думаю, что Европейский Союз может критически повлиять на ситуацию внутри Беларуси: все, что здесь происходит, в большей степени определяется динамикой внутренних процессов. 

- Можно ли объяснить позицию Евросоюза тем, что «белорусский вопрос» отдан на откуп России?

- Нет, «белорусский вопрос» не отдан на откуп России. Но ЕС по отношению к России в данной ситуации действует тоже не очень решительно. 

Литва четко и ясно декларировала позицию о недопустимости вмешательство России во внутренние дела Беларуси, назвала формы этого вмешательства, осудила его и предупредила, что гибридная интервенция в поддержку Лукашенко может повлечь санкции; хорошо бы, чтобы такая позиция доминировала в Евросоюзе в целом. 

Но пока у него не хватает возможностей, воли и сил, чтобы принять такую позицию. 

- Мы видим, что крупнейшие международные игроки совершено по-разному видят решение политического кризиса в Беларуси. Евросоюз настаивает на проведении новых президентских выборов, Кремль поддержал идею Лукашенко о так называемой «конституционной реформе». Кто в итоге будет решать судьбу Беларуси? 

- Ни Россия, ни ЕС никак не могут решить судьбу Беларуси, ее будет решать белорусский народ. Россия имеет более рычагов влияния на внутрибелорусскую ситуацию: де-факто она вмешивается сейчас во внутренние дела Беларуси и поддерживает Лукашенко. 

Но даже у России ограничен арсенал средств, чтобы кардинальным образом повлиять на ситуацию в Беларуси. Свою судьбу будет определять белорусское общество, белорусский народ, внешние силы могут этому немного помешать или помочь, но никак не быть решающим фактором.

- Раз мы заговорили про «конституционную реформу», которую усиленно пробивают и Минск, и Москва. Является ли такой сценарий приемлемым выходом из политического тупика?

- В понятие «конституционная реформа» каждая сторона вкладывает свой смысл.
Лукашенко под «конституционной реформой» подразумевает попытку транзита власти. Лукашенко понимает, что следующий президент не должен обладать такими обширными полномочиями, как он, иначе сам Лукашенко окажется в уязвимой ситуации. 

Поэтому он хочет каким-то образом поменять Конституцию таким образом, чтобы сохранить контроль над страной. Взять, например, транзит власти в Казахстане: Назарбаев вроде и ушел с первых ролей, но сохранил за собой реальную власть. 


Россия, которая говорит про конституционную реформу как выход из кризиса, подразумевает две вещи. Кремль пытается навязать некую форму общественно-политического диалога по конституционной реформе, тем самым симулировав диалог между оппозицией и властями Беларуси, и таким образом погасить политический кризис. 

Но при этом в Кремле мечтают ввести в Конституцию Беларуси положения "союзного договора", и таким образом ослабить белорусский суверенитет. 

А когда Координационный совет говорит про конституционную реформу, то имеет в виду восстановление нормального функционирования демократических институтов. Или, если хотите, переучреждение Республики Беларусь как демократической страны. 

Все говорят про разное, когда произносят «конституционная реформа».

Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...