АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Эксперт: Фаворитов президентской гонки подвело незнание правил политической игры

В Беларуси правила игры определяют Лукашенко и созданная им система, а Бабарико и Цепкало пришли играть в футбол в хоккейной форме, так аллегорично прокомментировал предвыборную ситуацию в стране политконсультант Александр Колтунов.

Эксперт: Фаворитов президентской гонки подвело незнание правил политической игры

Как объяснить метаморфозы с подписями потенциальных кандидатов в президенты? Почему фавориты президентской кампании-2020 попали впросак? Куда девалась традиционная оппозиция? И что, в конце концов, страну ждет после 9 августа? На вопросы «Белорусского партизана» ответил управляющий партнер Digital Finger, политический консультант Александр Колтунов 


Волшебство Лидии Ермошиной

- Странные метаморфозы произошли с подписями претендентов в президенты, сданные в Центризбирком: претендентов, собравших самое большое количество подписей, лишили сотен тысяч подписей, а явные аутсайдеры «обзавелись» дополнительными подписями. Которые появились неизвестно откуда. Что произошло?

- История с подписями объясняется просто: Лидия Михайловна владеет способностями волшебника, и все это знают. Председатель ЦИК – человек-волшебник, и здесь произошло чистое волшебство, подкрепленное нормативными актами Центральной избирательной комиссии. 

Что касается Виктора Бабарико, который находится под следствием в СИЗО КГБ, то послы европейских стран после встречи с правоохранительными органами в МИД ведут себя достаточно сдержанно, не выражая особых эмоций — это наводит на мысль, что им была предоставлена некая доказательная база. 

Есть, конечно, заявления европейских структур о том, что неплохо было бы отпустить людей, которые находятся в следственном изоляторе, ООН призвало прекратить задержания протестующих, другой активной позиции просто нет. 

Надо понимать, что Бабарико, Цепкало, Тихановская никогда прежде не были в политике. Один 24 года работал в системе государственной власти, второй – более 20 лет в банковской сфере, третья - жена популярного live-блогера в стране. 

И тут они решили вдруг пойти в политику. Они вдруг подумали, что политика в Беларуси – это романтика, демократия, они, видимо, не отдавали себе отчет, что президентская кампания – не лучшее приключение лета. Они не изучили политический процесс в Беларуси. 

Соответственно, как мне представляется, проблема с их подписями заключается не только в том, что они представляют угрозу как оппоненты действующей власти, но и в том, что у них, возможно, не вполне некомпетентные команды, что объяснимо, так как никогда этим не занимались. Мое личное мнение – есть ошибки и с их стороны, не во всем виноват Центризбирком. 


Я вообще считаю, что сбор подписей – рудимент в политике. Проще было ы сделать иную систему: 1% избирателей (~70 тысяч человек) скинулись по рублю за претендента – у нас цифровая страна, легко сделать. Таким образом сформировался залог за кандидата, его регистрируют, а 70 тысяч рублей идут на избирательную кампанию. 

Такая система не допустит появления фейковых кандидатов, будь то фермер Ганцевич или пенсионер Непомнящий, или предприниматель Кисель, так как за всё надо будет заплатить. К политике надо относиться серьезно, особенно серьезно надо относиться к политике в Республике Беларусь, где правящий режим сохраняется уже 25 лет. 

Думаю, некомпетентность команд у кандидатов, которые никогда не работали в политической действительности Республики Беларусь, шапкозакидательское отношение их и подвело. До выборов напомню ещё 6 недель. 

«Каждый кандидат определяет границу дозволенности степенью собственной распущенности»

- В ходе нынешней президентской кампании власти впервые использовали интимный компромат против соперника. Это нечто новенькое?

- Можно сказать очевидную вещь: ни у кого из кандидатов не работают профессиональные команды: политтехнологи (политконсультанты), это все белорусская самодеятельность, вызванная жадностью инвестировать серьёзные деньги в своё политическое будущее. 

В политике не бывает запретов: Realpolitik – вещь, где нет запретных тем. Соглашаясь идти в политику, ты должен для себя ответить на вопрос: зачем тебе власть? У меня складывается впечатление, судя по тому, как все себя ведут, что никто из действующих претендентов, за исключением нескольких, на этот вопрос так и не ответил. 

Выходит, они что-то делают, но ничего не получается. Потому что они не ответили на главный вопрос: зачем я пошел в политику? 

Во власть можно пойти за двумя вещами. Первое – зарабатывать, власть – это бизнес, это деньги. Второе – ответить за грехи своего народа, или, как любят говорить, “улучшить жизнь своего народа”. Но улучшить не на словах, а буквально умирая за свой народ, отвечать за его грехи перед всевышним. 

За все плохое, сделанное народом, ты отвечаешь, как президент. Президент с латинского praesidens переводится как «сидящий впереди, во главе», то есть перед Богом. В буквальном значении означает, что ты отказываешься от всего и живешь ради своего народа. 

Таких политиков много знает мировая история: Шарль де Голль, Маргарет Тэтчер, Иосиф Сталин; какими методами и средствами ты достигаешь блага для своего народа – уже не имеет значения. Результат.  

Все компроматы – ничего нового; в мировой политике и не такое показывают, вспомним хотя бы пленки секса Скуратова с женщинами в бане, показанные по первому каналу Российской Федерации. Это похлеще того, что мы видим в отношении Валерия Цепкало.


- В белорусской политике цель тоже оправдывает средства?

- Белорусы – добрая нация. Но мы видим, какую риторику использует действующий глава государства, который позволяет, мягко говоря, недипломатические выражения в отношении оппонентов, других субъектов политической жизни. 

Надо понимать, что в политике нет никаких границ, каждый кандидат определяет собственную границу степенью собственной распущенности, мерой собственного эгоизма и вседозволенности. И таким образом он выстраивает кампанию: кто-то выстраивает кампанию интеллигентно, кто-то – на агрессивно-хамском подходе, а кто-то – на сленговом подходе. 

Но белорусские претенденты делают это по наитию, потому что нет профессиональных консультантов и технологов в их окружении. 

Бабарико и Цепкало пришли играть в футбол в хоккейной форме

- Какая картина президентской кампании вырисовывается после этапа сбора подписей?

- В любом случае выборы пройдут: в бюллетене будет больше кандидатов, чем один; сколько конкретно – я не Нострадамус и не Центральная избирательная комиссия, чтобы гадать. 

Мы понимаем, что в Беларуси правила игры определяют действующий президент и действующая система, это значит, мы играем по их правилам. Бабарико и Цепкало пришли играть в футбол летом в хоккейной амуниции, поэтому, как белые вороны, они и попали впросак. Они не просчитали все варианты, не обдумали, не ответили на вопрос – ЗАЧЕМ. 

Будет бюллетень, в котором будет несколько кандидатов, что даст дополнительную возможность для игры в признание-непризнание выборов внешними интересантами в белорусской политической действительности.

“Традиционная оппозиция закончилась”

- Андрей Дмитриев, один из претендентов, после проверки подписей Центризбиркомом написал: выборы можно считать законченными, но надо идти дальше. 

Прозвучало предложение – сняться всем альтернативным претендентам в президенты, чтобы оставить Александра Лукашенко одного в бюллетене для голосования. Реальный вариант?

- Дмитриев противоречит сам себе: все закончилось, но надо двигаться дальше. Если все закончилось, как можно двигаться дальше?

Надо понимать: традиционная оппозиция закончилась, ее больше нет. Все традиционные политики: Костусев, Рымашевский, а Лебедько уже блогер, Козлов и остальные - уже отправлены на свалку истории. Фигура Дмитриева была всегда, он 20 лет крутится около белорусской оппозиции, в самой оппозиции, а создав движение “Говори правду”, тоже от нее отмежевался.

На поле традиционной оппозиции и людей, поддерживающих оппозицию, присутствуют три фигуры: Черечень, Канопацкая и Дмитриев. Три человека заняли эту нишу, возможно, из них останется кто-то один или они объединятся – вот это и есть новая прозападная оппозиция, при этом они декларируют разное отношение к России. Вот эти люди заняли 25-процентную нишу традиционной оппозиции. 

У нее есть возможности для роста, но для самого роста нужно много демократических перемен: после возможной конституционной реформы 25-процентная ниша может расшириться. Но для этого нужны серьезные структурные преобразования в стране и реформы. 

За всё время общество устало от повторяющейся картинки, когда засыпаешь и просыпаешься с одним человеком. Это как в браке - наступает период, когда нужны новые предложения, что-то новое, но Лукашенко не предлагает ничего нового своему народу, что позволило бы немного снять эту усталость. 

У нас появилась еще одна ниша – сторонники действующей власти, выходцы из нее, которые устали и хотят стать новой властью – это 25-30%.  Хотят – не значит, что станут. 

К ним можно отнести Цепкало, Бабарико, Тихановскую; их сторонники – разные: кто-то всегда работал в госорганах, кто-то разочаровался во власти, кто-то потерял работу на заводе, кто-то устал ездить на заработки в Польшу и Россию. 

Есть, понятное дело, ниша действующего президента, и это не 3%. Последние социсследования говорят, что у него все равно есть 24-25% поддержки.

И есть люди, которым всегда все по барабану.

Грубая раскладка показывает: 25-30%, 25%, 25% плюс 20%, которые никогда не ходят на выборы либо всегда против всех – вот и получилась картина белорусского политикума, белорусского электорального поля.


Идентификация белорусской нации и народа состоялась

- А куда деваться народному протесту, который проявился во время сбора подписей?

— Это не протест, просто люди высказали свою позицию, они хотят, чтобы их слышали, слушали. Назвать очереди для сдачи подписей протестом язык не поворачивается. Протест – это когда единовременно на улицы Минска выйдут хотя бы 10% жителей, или 200 тысяч человек. 

А очереди – всего лишь показатель того, что общество существует, у него есть позиция, люди хотят преобразований, хотят перемен. Люди хотят, чтобы их слышали, хотят право голоса и не хотят, чтобы один человек решал их судьбу. 

Люди хотят изменений в политическом процессе, люди хотят не назначенной элиты, люди хотят, чтобы элиту нации определяли граждане снизу. В этом и заключается весь так называемый “протест”.

И наконец, 2020 год – полноценное рождение белорусской диаспоры в мире. Все, больше белорусы не нуждаются в том, чтобы быть частью диаспоры русской, украинской, грузинской, польской; белорусы стали полноценной единицей в каждой стране мира, как самостоятельная диаспора. Что дает полное право утверждать, что идентификация белорусской нации и народа состоялась. Теперь не стыдно "белорусом зваться".

- Что ждет страну после 9 августа?

- Я всегда выступаю за то, чтобы все было по-честному: я за то, чтобы судьба страны решалась на избирательных участках в избирательных кабинах волеизъявлением людей. 

Мне могут возразить: с дуба упал, что ли, у нас “неважно как голосуют, важно, как считают голоса”. Но повторюсь: я за два тура президентских выборов. С точки зрения политтехнологии в первом туре ни один кандидат не может выиграть выборы при абсолютно прозрачных демократических правилах и условиях.

Соответственно, должен быть второй тур. А во втором туре при различной комбинации оппонентов избиратель будет голосовать исходя из своих ощущений, знаний, уверенности. Но понятие электоральная кампания и Республика Беларусь – вещи несовместимые.

После 9 августа я хочу второй тур. А там – посмотрим…


Поделиться




Загрузка...
‡агрузка...